Chloe and Clark
Главная | Мой профиль | Выход
Вторник, 21.11.2017, 05:37
Вы вошли как Странник |
Группа "Гости" | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Хлоичка 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Очарование тринадцатого раза (перевод) (Кларк/Хлоя, Хлоя/Оливер (AU))
Очарование тринадцатого раза (перевод)
AnaskoДата: Воскресенье, 01.07.2012, 01:19 | Сообщение # 1
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Название: Очарование тринадцатого раза
Автор: aquaxeyes
Перевод: Anasko
Редактор: sinchronia
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/4896321
Рейтинг: PG-13
Пайринги: Хларк и немного Хлолли
Дисклеймер: Герои принадлежат CW и DC Comics, текст – автору.
Статус: закончен
Описание: AU. 3 слова, 13 попыток. Сколько раз придется Кларку открывать свое сердце, чтобы Хлоя смогла его понять?
Эта история о том, как Кларк, осознав, что он любит Хлою, хочет рассказать ей об этом. Но либо его прерывают в самый ответственный момент, либо у него не получается сказать это так, чтобы она правильно поняла его слова. Некоторые его попытки будут драматичными, некоторые могут показаться забавными…

От переводчика: бечены только 3 и 4 главы. Остальное выкладываю так, как есть smile

Первый раз. (Пятый сезон, после эпизода Thirst)

Они были друзьями многие годы. Он помнил каждую черточку ее лица, понимал каждое выражение. И он, и она знали друг о друге такие вещи, которые не знал больше никто. Она принимала его таким, какой он есть. Когда он чувствовал себя недостаточно сильным, когда спасать мир было слишком трудно, она была тем самым светом в конце длинного, темного тоннеля. Она давала ему надежду, заставляла чувствовать себя таким же сильным внутри, каким он был снаружи. Она, поистине, являлась частью его личности, давая ему ориентиры в его битве за добро.

Он был влюблен в нее, и они были друзьями в течение многих лет.

Кларк наблюдал, как она прогуливалась по комнате с кружкой кофе в руке, чувствуя себя комфортно в таком знакомом Тэлоне. Этим вечером здесь было особенно оживленно. Народу было полно, но это не имело значения. Для него она была единственной в комнате. Она подарила бариста одну из тех искренних милых улыбок, которых у нее их был целый арсенал, но продолжила двигаться дальше, приближаясь к нему. Наконец, она уселась на соседнюю кушетку. Ее глаза окинули его небрежным взглядом.
- Ты выглядишь беспокойным.

Он поднял бровь, удивляясь, что она смогла это заметить.
- Беспокойным?

- И это еще мягко сказано. Что-то не так?

- Нет, – быстро сказал он. Слишком быстро – он понял это, когда ее бровь поднялась, отражая его же удивление минутой ранее.

- Ладно, что ты мне недоговариваешь? Только избавь меня от обаяния Кентов – за все эти годы у меня к нему выработался стойкий иммунитет.

Он смотрел на ее любопытное, немного удивленное лицо, и почти каждый нерв в его теле будто горел огнем. Давай, ты же хотел рассказать ей! С тех самых пор, когда она оказалась на грани смерти из-за заболевания, похожего на вампиризм, он хотел рассказать ей. Трудно было не помнить тот тихий зов о помощи, который она прошептала, когда ее заражали, выражение ее лица в момент пробуждения. Все снова вернулось. Те чувства, которые он считал давно похороненными. И чувства, которые у нее еще могли остаться к нему. А также размышления о том, как все может закончиться, если они просто будут работать рядом. Чем больше он думал обо всем этом, тем быстрее эти мысли овладевали его разумом.

Вот тогда-то ему и стало сложно понять, что Хлоя Салливан значит для Кларка Кента. Помимо всего прочего, Хлоя еще и входила в состав его личной «группы поддержки». Она знала его секрет, и, тем не менее, решила остаться в его жизни. Более того, она рисковала снова и снова, помогая ему в его борьбе за справедливость, чего бы ей это ни стоило. Она всегда подходила к телефону в любое время, когда бы он ни позвонил. Когда ее не было поблизости, он чувствовал себя некомфортно, так, будто ему чего-то не хватает. Их дружба много значила для него, а это, в свою очередь, означало, что его зарождающиеся чувства несли в себе потенциальную угрозу. Стоило ли рисковать, говоря Хлое о том, что он чувствует, если на кон была поставлена их дружба? Правда, когда он открыл ей секрет о своем инопланетном происхождении, она нормально к этому отнеслась, хотя запросто могла бы перестать с ним общаться. Он бы не вынес этого...

Существовала еще и Лана Лэнг – его давняя соседка и школьная любовь, а также его бывшая девушка, с которой они то сходились, то расставались. Лана была одной из самых первых влюбленностей в его жизни – загадочная черлидер с черными волосами и умными выразительными глазами. Он мечтал, и он тосковал по ней так долго. Время, которое они провели вместе, было коротким, но необыкновенно сладким. Невозможно было просто так взять, и оставить все это в прошлом, перешагнуть и забыть. И если Хлоя не ушла после того, как он позволил себе открыть ей свой последний секрет, как она отреагирует, если узнает, что мысли о Лане все еще иногда приходят ему в голову?

Тем утром, проснувшись и переделав все дела на суперскорости, он решил, наконец, остановиться, сесть и разобраться в себе. Взглянуть фактам в лицо. А факты были следующие.

Между ним и Ланой все кончено.

Это был его выбор, и он решил не делиться с ней своим секретом отчасти для того, чтобы защитить ее, а отчасти – чтобы защитить себя.

Хлоя не стала копаться в его тайне, даже когда столкнулась с ней лицом к лицу.

Хлоя никому не говорила об этом, даже ему самому, в течение месяцев.

Без нее он не смог бы выполнить и половины всего того, что он сделал.

У него всегда были чувства к Хлое, но он отодвинул их на второй план, потому что знал, что она всегда будет рядом, преданная ему до конца. Как бы отвратительно это ни выглядело, но ему пришлось признать, что это было так.

Стоило ему свести все эти факты воедино, как все стало предельно просто. Кларк почувствовал себя повзрослевшим молодым человеком, за многие годы познавшим, что значит жертвенность, преданность, любовь и справедливость. И та истина, которую он понял, состояла в том, что он доверял Хлое настолько, что мог рядом с ней быть самим собой. Находясь с ней, ему не надо было переживать о том, что его тепловое зрение может случайно выйти из под контроля, или что случится еще что-нибудь в этом роде. С ней ему не надо было сдерживать себя. Он осознал, что всегда его самым первым побуждением было довериться ей. О Лане он не мог сказать того же – она была слишком непредсказуема, и назойливый внутренний голос в его голове всегда удерживал его от того, чтобы что-либо ей рассказать. Теперь, когда он взглянул свежим взглядом на свою подростковую любовь, он понял, что хочет настоящих отношений. Ему нужны были и эта жертвенность, и непоколебимая преданность, он нуждался в этой многострадальной любви и в таком же, как у него, стремлении к справедливости. Ему нужна была Хлоя.

В течение двенадцати часов он подбирал правильные слова. И теперь, когда она смотрела на него так, как сейчас, почти позабыв про свой миндальный латте с обезжиренным молоком без пены, он никак не мог вспомнить эти заготовленные фразы, и не в силах был отделаться от ощущения, будто находится в потоке света воображаемого прожектора, направленного прямо на него.

Ее губы изогнулись в любопытной улыбке, как бы поощряя его сказать это.

- Я люблю тебя, Хлоя.

Но судьба распорядилась таким образом, что какофония разнообразных звуков – шум субботний вечерней толпы, кипящего молока, выкрики бариста, выполняющих заказы – заглушили его тихое признание.

Ее глаза ничего не выражали, и она недоуменно нахмурилась:
- Что?

Кларк глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Ему было довольно сложно сказать ей это вслух даже один раз, но неужели она не расслышала? Ей, что, нужно, чтобы он повторил это? Он почувствовал, как тепло прилило к его лицу, и волевым усилием поборол желание воспламенить что-нибудь взглядом. Громче. Нужно всего лишь сказать это громче. Он откашлялся, потому что в горле неожиданно пересохло.
- Я... Я люблю...

Хлоя покачала головой и поспешно сдвинулась на край своего места, ближе к нему.
- Говори громче, Кларк. Ты же знаешь, что далеко не у всех есть суперслух.

- О, – еще несколько секунд его сердце по-прежнему колотилось в бешеном темпе, а уровень адреналина поднимался все выше и выше, пока не достиг предела. Бороться или бежать. Он мог рассказать Хлое сейчас и рискнуть их дружбой, или солгать, сказав что-нибудь незначащее, в свою очередь, ничем не рискуя. Он почувствовал смятение, когда осознал, что его сердце, пропустив удар, начало незначительно замедляться. Так уж получилось, что его утренние размышления только что подошли к концу и закончились жестким выбором, который ему сейчас предстояло сделать. Он полагал, что у него хватит мужества произнести эти слова. Но вместо этого он поймал себя на том, что кивает в ее сторону и произносит:
- У тебя прядь волос на лице.

Хлоя вновь откинулась назад, приняв прежнее положение, и, заправив упомянутую прядь волос за ухо, насмешливо посмотрела на него:
- Недостатки моего внешнего вида настолько сильно обеспокоили тебя?

Он выдал беспомощную улыбку, но был уверен, что она больше напоминает ухмылку, поскольку он едва мог чувствовать свое лицо.

Он поклялся, что в следующий раз обязательно повысит децибелы.


Второй раз.

Кларк ворвался на суперскорости в Дейли Плэнет, и тут же начал искать глазами чрезвычайно неуловимую блондинку-стажера. Он только что следил за парнем, который, по его подозрению, являлся тем самым метеоритным фриком, который вносил беспорядок в работу наиболее мощных уличных фонарей Метрополиса, и парень заметил его. Не дожидаясь противостояния, он сорвался с места, вызвав четыре, и даже, почти пять, автомобильных аварий, пытаясь отвлечь Кларка. И это сработало. Кларк не мог гнаться за ним, когда машины мчались навстречу друг другу.

После того, как он убедился, что водители и пассажиры в безопасности, Кларк попытался продолжить преследование. Но безуспешно. И, конечно же, он сделал то, что делал всегда, когда заходил в тупик. Пришел к Хлое.

С тех пор, как она получила место стажера несколько месяцев назад, подвал Дейли Плэнет стал ее небольшим убежищем, а последнее время она, вообще, не вылезала из-за своего стола. Он не видел ее за пределами этого здания в течение нескольких недель, и он, совершенно точно, не видел ее в джинсах уже несколько месяцев. Не то, чтобы он жаловался. Ведь она, в конце концов, носила юбки делового кроя и шелковые блузки, подчеркивающие ее фигуру. Но он беспокоился, видя, что ее глаза покраснели от недосыпа, и сколько косметики она наносит, чтобы скрыть следы усталости, и какое количество кофе она потребляет. А еще, когда бы он ни зашел к ней с едой, она всегда говорила, что только поела, и предлагала перейти к делу.

Когда его мысли не были поглощены заботой о ней, он переключался на обвинение себя в том, что с ней происходит. Она никогда не прекращала работать или вести поиски и исследования. Она постоянно стремилась упорно идти вперед, рискуя увязнуть во всем этом, и не позволяла себе ни малейшей передышки. Он чувствовал себя так, будто подталкивает Хлою к пределу ее возможностей, прося от нее слишком многое. Она, наверное, уже и не помнила, что это такое – иметь полноценный ночной сон, который продолжался бы более трех часов.

Он знал, что ему, вероятно, следует поговорить с ней об этом, или, по крайней мере, прекратить беспокоить ее каждый раз, как только он сталкивается с очередной проблемой. Но он не мог остановиться. Хлоя была умной и, даже если у него не было никаких зацепок, она, казалось, всегда могла обнаружить то, что он упустил. Кроме того, она хорошо разбиралась в компьютерах и могла взломать любую из закрытых систем. Там, где он действовал силой, она работала головой, и сейчас она, тоже, могла знать, что дальше делать с тем самым метеоритно-инфицированным парнем.

Он различил отчетливый смех – словно звон колокольчиков – и повернул голову к столу Хлои. Она и на этот раз была там – сидела и рассматривала открытку в свете настольной лампы. В две секунды он оказался рядом.
- Давно я не слышал этого звука, – небрежно сказал он, мимолетно отметив, что она даже не вздрогнула, несмотря на то, что он неожиданно возник прямо перед ней.

Хлоя закрыла открытку прежде, чем он смог прочитать содержимое, и развернулась на стуле.
- Открытка «я скучаю по тебе» – уловка Лоис, чтобы попытаться убедить меня составить ей компанию в походе по магазинам в этот четверг, – пояснила она, слегка закатив глаза.

- Тебе следует пойти, – сказал он, хотя мысль о том, что Хлоя пойдет не с ним, а с кем-то другим, вызвала беспокойство.

- Да ладно, Кларк. Последнее, что мне сейчас следует делать – это отвлекаться от решения нашей новой электрической проблемы, – ответила она, напоминая ему о том, зачем он пришел.

И, несмотря на то, что он хотел ей возразить, убедить ее в том, что она должна тратить хоть немного времени на себя, он знал, что сначала должен закончить свой поиск. Их поиск.
- Значит, ты уже в курсе того, что он сделал?

- Да, – сказала она, поворачиваясь обратно к своему компьютеру и начиная печатать. – Мы получили сенсацию от третьего канала новостей – с вертолетов передача шла сразу в прямой эфир.

- Они… видели меня? – он должен был это спросить.

- Нет, они были слишком увлечены вот этим, – сказала она, открывая на экране окно, показавшее, как тот самый парень, которого преследовал Кларк, в неистовом жесте поднимает руки вверх, нарушая работу светофоров. Не говоря ни слова, она остановила видео, приблизила лицо молодого человека и начала взламывать базу данных Департамент Полиции Метрополиса в поисках досье.

- Грегори Теймс. Три обвинения в подростковом вандализме – выдвигались и снимались, два протокола по взлому и проникновению… Кларк, этот парень сеет хаос везде, где бы он ни побывал.

- У него есть домашний адрес?

Хлоя тряхнула головой, разметав белокурые пряди волос во все стороны.
- Нет, но я прямо сейчас распечатываю информацию о его занятости. Его текущее место работы располагается на углу Пятой и Уэстон... – она остановилась на середине фразы. Он ждал, но она больше ничего не сказала. Она вздохнула, сделала несколько двойных щелчков мышью, а затем крутанулась на стуле. И буквально подпрыгнула на полфута при виде его:
- Кларк, что ты до сих пор здесь делаешь?

- Я ждал, пока ты закончишь, – сказал он и нахмурился. – А почему тебя это удивляет?

- Я.. не знаю. Думаю, я просто ожидала, что, к настоящему моменту, ты уже будешь на полпути к... – она сделала паузу, схватив распечатку, и быстро отсканировала ее, – ...к «Бару и грилю у Джо»

- Несколько секунд ничего не решат, – возразил он.

- Да, – уступила она. – Но чем раньше ты остановишь этого электропата, тем быстрее люди будут в безопасности.

То, что сказала Хлоя... Он должен отказываться проводить время с ней ради посторонних людей. Он знал, что это было правильно, что с моральной точки зрения так и надо было, но несколько секунд... Нет, ее слова не были безосновательными. Но, все-таки, он хотел показать Хлое что, несмотря на то, что он серьезно относится ко всему тому, что он делает, он отказывается быть роботизированным рабом справедливости.

Конечно, она, вероятно, не это имела в виду. Она заботилась лишь о защите и спасении людей, вне зависимости от того, знает она их или нет.

С того самого вечера в Тэлоне желание сказать ей это больше не достигало у него такого предела, но сейчас, прежде, чем он успел остановить себя, у него вырвалось:
- Я люблю тебя.

Хлоя скрестила руки на груди:
- И правильно делаешь.

Хмм…? Не совсем такой реакции от нее он ожидал. Его признание в любви не было слащавым, но, все равно, ее ответ никак не коррелировал с тем, что он сказал. Неужели она неправильно расслышала?

Она протянула ему листок бумаги.
- Ты знаешь, сколько законов я, кажется, случайно нарушила за последние пять минут?

Замечательно. Она подумала, что он пошутил. Он говорит «Я люблю тебя», а она считает, что он сказал это слишком тихо. Сейчас же она сделала юмористический комментарий. Он хотел, чтобы у него была возможность остаться дольше, сделать так, чтобы Хлоя точно поняла, что он имел в виду, но он должен был гнаться за электропатом, причем надо было торопиться.
- Хорошо, за мной ланч.

Он решил, что, когда все это закончится, они сядут, и им никто не будет мешать. Он расскажет ей о своих чувствах, и убедится, что она на самом деле поняла то, что он действительно влюблен в нее.


Третий раз. (Шестой сезон, после эпизода Zod)

Кларк чувствовал взгляд Хлои и боролся с собой, пытаясь перестать вжиматься в сидение. Он не хотел, чтобы она заметила, насколько некомфортно он себя чувствует, зажатый в тесном пространстве в непосредственной близости от молодой женщины, к которой он испытывал сильные чувства. Кларк пытался сосредоточиться на дороге, чтобы не пропустить поворот.

Едва они свернули, его мысли тут же вернулись к Хлое. Красивой, необычной Хлое, которая была слишком хороша для него.

Пару недель назад они оказались перед угрозой конца света. Милтон Файн заразил компьютеры по всей стране криптонским вирусом, чтобы вынудить Кларка освободить Зода. Казалось, это конец. В самый разгар беспорядков Кларк добрался до Дейли Плэнет, потому что он должен был увидеть Хлою, должен был убедиться, что она в курсе того, что происходит. Во время разговора в подвальное окно влетел автомобиль, и осколки стекла брызнули в разные стороны. Почти не думая, Кларк дернул Хлою к себе, заслонив от опасности. Когда он отстранился, то заглянул ей в лицо. Он слышал, как ее сердце быстро билось после выброса адреналина. Она испугалась.

Кларк был в ярости. Компьютерный вирус Файна подверг опасности жизнь Хлои и других близких ему людей. И совершенно не важно, что он смог спасти ее на этот раз. Она все равно была напугана.

Он должен был остановить Зода.

Кларк хотел взять Хлою с собой, возможно, перенести ее в более безопасное место, но она отказалась. Он должен был оставить ее там. И аргумент был тот же: времени не хватало, и она бы только тормозила его еще больше. Кларк сдался без споров, развернулся и пошел, с каждым шагом ненавидя себя все сильнее, когда она окликнула его.
- Я не знаю, увижу ли я тебя когда-нибудь снова.
И затем она поцеловала его.

Вначале, захваченный врасплох, он не делал ничего, лишь привлек её к себе, но потом он ответил на ее поцелуй, пытаясь продлить момент, о котором он думал так долго. В действительности это оказалось даже лучше, чем он думал. Хотя они и целовались раньше – всегда по инициативе Хлои – в этот раз все было иначе. На этот раз случилось то, на что он надеялся. Как он и мечтал, она была в его объятиях, пленив его этим нежным интимным прикосновением. Лишь на этот раз он смог, наконец, прочувствовать, как это – быть с Хлоей.

И теперь, вспоминая ее слова, он ощущал необычную волну грусти, захлестнувшую тогда его. «Я не знаю, увижу ли я тебя когда-нибудь снова». Он не мог понять, отчего ему так грустно.

Он был не готов, когда она отстранилась, хотя и слышал краем уха телефонный звонок. И момент был упущен. Ему пришлось думать о множестве других вещей, а не только о том, что случилось тогда.

Хлоя откашлялась, возвращая Кларка из воспоминаний. Он оглянулся на нее и увидел, что она жестом показывает на его руки – на те места, где он, сжав руль, деформировал его, спрессовав во что-то наподобие небольших цилиндров из литого металла. Он медленно, машинально разжал кулаки, чувствуя раздражение из-за того, что так легко поддался эмоциям и потерял контроль.

Хлоя сместилась на сидение, чтобы заглянуть ему в лицо:
- Хорошо, давай будем взрослыми и поговорим, – сказала она резко. – Ты сердишься на меня?

Кларк посмотрел на неё долгим взглядом, прежде чем вновь повернуться к дороге:
- За что?

- Мы больше времени тратим, поехав на машине, потому что мой желудок плохо переносит гиперскоростные двухсекундные перемещения.

- Я мог бы сделать это за секунду, – рассеянно сказал он и повернул к итальянскому ресторану, который так любила Хлоя, заведению, чудом пережившему Черный Четверг. – И, к тому же, я обещал вытащить тебя на ланч.

- Тогда что же заставило тебя гнуть металлические предметы в молчаливом волнении?

Это была та Хлоя, которую он знал – с этими ее остроумными и образными оборотами. Еще одна вещь, отличавшая ее от других молодых женщин.
- Ничего, – прямо сказал он.
В конце концов, он не собирался признаваться ей в том, о чем он думал на самом деле. Пока не собирался.

- Та искореженная штука, которая была когда-то твоим рулем, вероятно, считает иначе.

Кларк припарковался и выключил двигатель. Они вышли из машины и направились к ресторану.
- Просто чтобы ты знала, – сказал он, беря ее за руку, пока они шли. – Я никогда бы не мог сердиться на тебя. – Набравшись смелости – в конце концов, он собирался за минестроне признаться ей в любви, – он добавил:
- Ты слишком милая.

- Никогда не говори никогда, – сказала Хлоя, полностью игнорируя ту часть его слов, где он назвал ее «милой», и шагнула внутрь итальянского ресторанчика. Кларк решил на этот раз оставить все как есть, но он не даст ей возможности уйти от разговора про тот поцелуй, от которого она так легко отреклась несколько недель назад.

Это по-прежнему беспокоило его. Выбравшись из Фантомной Зоны и разобравшись с Зодом, он почувствовал огромное облегчение, увидев ее. А он был уже слишком близок к тому, что они больше никогда не увидятся, совсем как в тех словах, которые она сказала перед тем, как поцеловать его. И одна из тех вещей, которые помогли ему выжить – это мысль о том, что если он проживет достаточно долго, то сможет снова увидеть и обнять Хлою, когда весь этот кошмар закончится. Когда он вернулся в Дейли Плэнет, она стояла посреди комнаты, и лучи солнца освещали ее, золотили пряди ее волос, а ее глаза светились. Волна облегчения вновь захлестнула Кларка, когда Хлоя подбежала к нему, и он снова почувствовал её в своих руках. Он думал что, возможно, он смог бы признаться ей тогда, но стоило ему лишь упомянуть о поцелуе, как Хлоя тут же списала свое поведение на конец света.

Ее слова остановили его. Как раз в тот момент, когда он уже был готов открыть ей свои чувства, она не дала ему этого сделать, сама не подозревая об этом. Кларк мог бы сказать, что поцелуй много значил для него. Так и надо было бы сказать. Возможно, тогда все было бы уже по-другому…

- Так что ты планируешь делать, пока не восстановят Университет Метрополиса?, – спросил Кларк, как только официантка приняла их заказы.

Хлоя вздохнула:
- Лоис любезно предложила мне снова разделить с ней комнату в Тэлоне, и пока мы обходились без сцен в стиле скандальных ток-шоу. Думаю, я просто буду ездить из Смолвиля в Метрополис для составления некрологов и внеурочных расследований.

- Должно быть что-то получше, – сказал он.

- Ты меня обижаешь, – игриво ответила она. – Но, нет. Давай посмотрим правде в глаза, Кларк. Мы оба потеряли свое дело или, скорее, потерялись в делах, которые поглощают большую часть нашего времени.
И, кроме шуток, так оно и было. Ее глаза припухли от усталости, а это значило, что сейчас она спит еще меньше, чем раньше.

Он кивнул:
- Разница лишь в том, что я могу справиться с этим.

Хлоя скептически склонила голову:
- Ты уверен? Потому что выглядишь ты намного хуже, чем можешь себе представить.

- Хлоя...

Блондинка подалась вперед, не давая ему отвести взгляд.
- Несмотря на то, что целые города с легкостью разрушили сами себя за считанные часы, ни один человек, каким бы суперзаряженным он бы ни был, не сможет так же легко исправить этот ущерб, нанесенный за одну ночь.

- Это моя вина, что все это случилось, – возразил он. – Я должен сделать все, что только могу.

- И я собираюсь делать то же самое, – подхватила она с раздражением, явно читавшимся на ее лице.

- Но это не то же самое.

- Почему нет? – вспылила она. – Потому что ты намного лучше меня в вещах, касающихся спасения людей?

- Потому что я не хочу, чтобы ты, стараясь помочь, взваливала на себя еще больше проблем, – заявил он, надеясь, что это не обидит ее. – Ты слишком перенапрягаешься, нагружая себя всей этой рабо...

- Я нахожу этот ход мыслей ужасно лицемерным, – перебила его Хлоя.

До того, как кто-либо из них смог что-то ещё сказать, им принесли их заказ. Хлоя взглянула на еду, затем на Кларка.
- Может, начнем все сначала? И постараемся избежать в разговоре засад, которые возникают при обсуждении особенностей наших в равной мере сложных дел.

Кларк кивнул, уступив, желая поднять ей настроение. Он рассказал ей новости о том, где сейчас находится Пит, о том, как дела у Марты. Почувствовав, что она немного расслабилась, он решил, что наступил подходящий момент.

Хлоя только что закончила говорить о том, как она соскучилась по домашним пирогам Марты с яблоками, когда он произнес:
- Могу я сказать кое-что?

Она пожала плечами:
- Конечно.

Кларк сделал глубокий вдох, напоминая себе о том, что необходимо сохранять зрительный контакт и говорить громко и четко.
- Я люблю тебя.

Хлоя вздохнула, в голосе у неё слышалось раздражение:
- Чего ты хочешь?

Что?
- Что ты имеешь в виду?

- Кларк, я заметила закономерность, – уверенно заявила Хлоя. – Ты вспоминаешь, когда у меня перерыв на ланч или в каких местах я появляюсь, только тогда, когда тебе нужна помощь.

Он был... поражен.
- Так ты думаешь, я поэтому пригласил тебя сюда сегодня?

Хлоя подняла руку в оборонительном жесте:
- Прежде чем ты начнешь смотреть на меня этим щенячьим взглядом, я хочу сказать, что не возражаю, если тебе нужна моя помощь или что-то там еще. Просто скажи уж об этом прямо, наконец.

- Хлоя, я привел тебя сюда потому, что ты не покидаешь Дейли Плэнет, кроме как для того, чтобы принять душ и сменить одежду, – сказал он, молча осознавая, что они отошли от темы. По крайней мере, от той темы, которая сейчас для него имела первостепенное значение.

- То есть, это своего рода... интервенция? – догадалась она.

- Я думал, мы собирались избегать...

Телефон Хлои помешал ему закончить. Еще секунду она ждала, не реагируя на сигнал, но, когда Кларк не стал продолжать фразу, извлекла телефон из кармана.

- Это Лоис. – Она нажала несколько кнопок и вздрогнула:
- Кларк.

Кларк наклонился и увидел фотографию здания, которое выглядело так, будто оно должно вот-вот рухнуть.
- Это здание финансового центра в шести кварталах отсюда. – Он присмотрелся. – Люди все еще внутри.

Хлоя захлопнула свой телефон.
- Иди. Кто знает, как долго Лоис сможет сдерживаться, прежде чем решит броситься на помощь.

Он покачал головой:
- Мы можем пойти вместе.

- Кто-то должен остаться и оплатить счет, – заметила она, жестом показывая ему встать и идти. – Увидимся в Плэнет после.

Замечательно. Дейли Плэнет. Надолго же ему удалось вытащить ее оттуда.

- Ладно, – сказал Кларк.
Он передал ей свои ключи от машины и стремительно сорвался с места. По-человечески стремительно.

***

Кларк ходил туда-сюда, чувствуя, будто протирает в полу линию. Где же Хлоя? Она сказала, что вернется в подвал редакции после того, как оплатит счет, так почему же ее здесь ещё не было? У него ушло несколько секунд, чтобы добраться до здания, несколько минут, чтобы пробраться внутрь и вытащить людей, а затем он столкнулся с Лоис, которая настояла на том, чтобы сопровождать его обратно в Дейли Плэнет, поскольку она тоже хотела встретиться с Хлоей. Сейчас она звонила по мобильному, пытаясь связаться с блондинкой.

Оставив довольно эмоциональное голосовое сообщение, Лоис повернулась к нему.
- Ты сказал, что вы расстались в ресторане час назад?

- Да, – кивнул он, не испытывая никакого восторга от ее тона. – Она предложила подождать счет, а, затем, встретиться с нами возле здания.
Это было лишь частью правды, но факт оставался фактом. Хлои нигде не было.

Лоис нахмурилась:
- Клянусь тебе, Смолвиль, если моя кузина из-за тебя оказалась в опасности...

Её прервала попсовая мелодия собственного телефона. После нескольких отрывистых фраз, она положила трубку.

- Где она? – Кларк спросил это прежде, чем заметил испуганный взгляд брюнетки.

- Это была Хлоя. Ее ограбили.




Сообщение отредактировал Anasko - Четверг, 07.03.2013, 14:54
 
puppy-eyeДата: Вторник, 15.01.2013, 23:50 | Сообщение # 2
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Ты его решила дальше не выкладывать?

О, тут тоже движок одновился! Это глобально, видать... wacko
 
AnaskoДата: Среда, 16.01.2013, 00:48 | Сообщение # 3
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата (puppy-eye)
Ты его решила дальше не выкладывать?

Да нет, просто не могла - тут ограничение на количество символов в одном посте, а я исчерпала свой лимит. Но раз ты откомментила, у меня появилась такая возможность smile Завтра выложу сколько смогу smile

Цитата (puppy-eye)
О, тут тоже движок одновился! Это глобально, видать...

Да, на всех сайтах юкоза! Но у меня по-прежнему глючит - могу постить только в режиме ВВ-кодов sad


 
puppy-eyeДата: Среда, 16.01.2013, 01:41 | Сообщение # 4
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Тогда я буду после каждого раза писать пару слов smile

Еще бы эти дурацкие смайлики кто б убрал...
 
AnaskoДата: Среда, 16.01.2013, 11:18 | Сообщение # 5
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата (puppy-eye)
Еще бы эти дурацкие смайлики кто б убрал...

Наверное, это только админ сайта может сделать, а он уже с лета не появлялся...

Четвертый раз.

Это потребовало всей силы воли Кларка – не сорваться на суперскорости к лучшему другу. Его остановила лишь мысль о том, что если Лоис увидит, как он растворяется в воздухе, то она, вероятно, никогда больше не подпустит его к Хлое ближе, чем на десять футов.

Хлоя...
- К-как? – решился спросить он.

Лоис повернулась к нему, пронзив взглядом.
- Я расскажу тебе, как. Ты додумался оставить ее одну через несколько недель после того, как город практически разрушили мародеры. Хорошая работа, Смолвиль! – бросила она.

Кларк пожалел, что не может ответить такой же грубостью, но Лоис была права. Он на самом деле оставил Хлою одну там, в ресторане.
- Ты права, – сказал он, чувствуя, что слова Лоис задели его за живое. – Я оставил ее, хотя не должен был этого делать. Это все моя вина.

- Избавь меня от своих размышлений, – сказала Лоис, направляясь к выходу. – Она сейчас на крыше банка на углу Эшланд и Мидуэй. Я сказала ей, чтобы она ждала нас там.

На крыше здания?
- Что она там делает? – спросил он, следуя за Лоис.

- Веришь или нет, но у меня нет всех ответов. Давай сначала просто удостоверимся, что с Хлоей все в порядке, прежде чем засыплем ее вопросами.
Сказав это, она побежала по ступенькам вверх, даже не проверяя, следует ли он за ней.

Надо было не ждать её, но Кларк не был уверен, что хочет разозлить Лоис еще сильнее. Она уже обвинила его в том, что Хлою ограбили. Если бы он оказался на месте первым, то его ждали бы вопросы от «Какого черта ты оказался здесь так быстро?» и до «Если ты такой быстрый, то легко мог бы подождать Хлою, прежде чем убегать из ресторана». Смирившись, он шел следом, надеясь, что с Хлоей за это время ничего не случится.

***

Кларк мог бы поклясться, что Лоис задыхалась, когда они бежали вверх, на крышу, но она, похоже, даже не замечала этого. Наверное, чем ближе они становились к Хлое, тем меньше Лоис думала о своем собственном самочувствии и все больше прибавляла скорость. Они поднялись в рекордный срок и ворвались в дверь, ведущую на крышу. И увидели Хлою, которая просто стояла и ждала; на самом деле, она выглядела так, будто высматривает что-то вдали.

- Хлоя! – позвал он, и она повернулась к ним.

Кларк побежал к ней, не дожидаясь Лоис, и, оказавшись рядом, крепко обнял ее.
- Хлоя, ты в порядке? – спросил он, прижимаясь щекой к ее волосам. Она дрожала. Господи, она была такой хрупкой!

- Да, – сказала Хлоя, отстранившись, и обнадеживающе улыбнулась Кларку. – Я в порядке.

Он всмотрелся в ее лицо и заметил рану на лбу, слева.

Хлоя сразу поняла, на что он смотрит.
- Ничего серьезного.

- Неужели? – возразила Лоис, подходя к кузине, – оно кровоточит, опухает и наливается фиолетовым. Что, черт возьми, произошло, Хлоя?

Хлоя отступила на шаг от Кларка и отвела взгляд, должно быть, прокручивая произошедшее в памяти.
- Я... Я как раз шла к машине Кларка, когда какой-то парень выскочил прямо передо мной и стал угрожать, что убьет меня, если я не отдам ему свои ключи, кошелек и туфли.

- Туфли? – Лоис и Кларк перевели взгляд на вышеупомянутое имущество.

Хлоя беспомощно улыбнулась.
- Я, вроде как, позаимствовала их из твоего шкафа.

Лоис не стала демонстрировать, что расстроена этим, вероятно, потому, что она все еще переживала из-за того, что ее кузина ранена.

- Как бы там ни было, я сделала вид, что отдаю ему кошелек, и угостила его небольшой дозой электрошока, и подумала уже, что могу вздохнуть спокойно. – Тень беспокойства промелькнула на лице Хлои, и руки Кларка сжались в кулаки. – Оказывается, головорезы теперь ходят парами, – сказала она просто.

Кларк всматривался в ее лицо, догадываясь, что она пытается найти способ объяснить, что случилось, не расстраивая Лоис. Или его. Как будто такой способ существовал! Хлоя взглянула на Кларка, поняла, о чем он думает, и сказала:
- Тот, второй, ударил меня пистолетом и, серьезно, у меня искры из глаз брызнули. Я почти потеряла сознание, но в этот момент...

Лоис жестом подбодрила Хлою, чтобы та продолжила рассказывать:
- Но в этот момент?..
Хлоя бросила взгляд на метрополисские развалины, и продолжила:
- Человек в капюшоне, и с явным пристрастием к зелёной коже, буквально рухнул сверху и спас меня.
Лоис в замешательстве поморщилась:
- Зеленая кожа?

Хлоя кивнула.
- Он нокаутировал парня парой быстрых движений в стиле «Идентификации Борна». Это было очень учтиво с его стороны.

Учтиво. В устах Хлои это звучало как высший комплимент.
- Он метеор-инфицированный? – Кларк должен был знать.

- Нет, – ответила Хлоя, решительно тряхнув головой. – Никаких сверхчеловеческих способностей. Никаких суперсил.

- Как ты оказалась здесь? – спросила Лоис, не понимающая, почему метеоритные способности человека, спасшего Хлою, могут представлять для них проблему.

- Жертва моего электрошокера решила очнуться в то самое время, когда я благодарила своего спасителя, и напала на нас. Но у парня оказалось это технологически-усовершенствованное оружие – лук и необычные стрелы, – которое он использовал, чтобы захватить и увлечь меня.

- Дай угадаю, – сказала Лоис. – Буквально?

Хлоя кивнула, улыбаясь.
- Это было круто.

Увидев эту улыбку, Кларк на секунду даже забыл о том, насколько все было серьезно. Он не видел такой улыбки у неё со школьных времен, когда Хлоя была еще любопытной беззаботной девушкой. Девушкой, не обремененной секретами, которые теперь ей приходилось нести на своих плечах. Точно в ответ на его мрачнеющие мысли, Хлоя поморщилась от боли и поднесла руку к голове.

- Послушай, мы можем поговорить обо всем этом позже, когда тебя осмотрят, – сказал Кларк. И без предупреждения он подхватил Хлою на руки.

Она удивленно вскрикнула, а потом запротестовала:
- Кларк, я в порядке, я могу ходить, – сказала она.

Но он не захотел отставать. Если у какого-то случайного «члена комитета бдительности» в зеленом получилось «захватить и увлечь» Хлою, получится и у него.
- У тебя может быть сотрясение мозга, – сказал он, направляясь к двери.

- Ты не сможешь нести ее всю дорогу до моей машины – сказала Лоис, идущая за ним следом. – Мышцу потянешь.

Кларк проигнорировал ее колкость и продолжал идти.

- Я не доверю тебе нести мою кузину вот так вот, все тринадцать этажей.

- Поедем на лифте, – он решил пойти на компромисс.

- Неплохой способ защитить свое эго пещерного человека, Смолвиль...

- Ты не могла бы потише, Лоис, – попросил Кларк, останавливаясь. Он повернулся к ней и кивнул на Хлою, уснувшую у него на плече.

***

Кларк видел Лоис, с решительным видом покидающую больничную палату как раз перед тем, как он проскользнул в комнату Хлои. Блондинка лежала, укрытая одеялом, но без капельницы. С каждым годом такой сценарий повторялся все чаще и чаще. Как всегда, он спросил:
- Как ты себя чувствуешь?

Хлоя села и глубоко вдохнула:
- Полной надежд. Лоис собирается протащить контрабандный гамбургер и, возможно, картофель фри, пока я нахожусь в изоляции.

Кларк огляделся.
- Комфортабельная больничная палата не очень-то похожа на изолятор.

- Кларк, они заставили меня остаться здесь на ночь для наблюдения. В этом нет абсолютно никакой необходимости – видишь? – спросила она и указала на проступивший вокруг раны синяк, прикрытый крест-накрест пластырем. – Я бы могла и сама с этим справиться.

- Эй, – Кларк поднял руки, защищаясь, – это врач так решил. Не убивай за это парня, пришедшего навестить своего лучшего друга.

Хлоя, помедлив, уступила и улыбнулась, напоминая Кларку, о чем он хотел с ней поговорить.
- Ты что-то скрываешь.

- Я много чего скрываю, – сказала она, намекая на него самого.

- Я о том, что было на крыше, – уточнил Кларк. – Я видел твое лицо. Хлоя, что ты недоговариваешь мне?

Она явно обдумывала свой следующий шаг, пытается решить, найти ли какую-нибудь отговорку, или сказать ему правду. Встретив его взгляд, она произнесла:
- Я, вроде как, делала некоторую дополнительную работу по совместительству кое для кого.
Кое для кого?
- Для кого?

- Он называет себя Лучник, – в ее голосе угадывался едва заметный флер тайны.

Но для Кларка «Лучник» звучало чересчур таинственно. Почему он не открыл Хлое свою истинную личность, чтобы они могли сотрудничать по-настоящему?

И снова Хлоя угадала его мысли.
- Знаю, знаю. Это подозрительно. Но, Кларк, то, что он делает… Я помогаю ему найти лаборатории 33.1 Лекса.

Сказать, что Кларк был ошеломлен, значило не сказать ничего. Хлоя помогала кому-то еще действовать против Лекса? И все это происходило прямо у него под носом?
- Хлоя, ты уверена, что это не ловушка? За всем этим может стоять Лекс, притворяющийся таинственным борцом с преступностью, чтобы быть в курсе того, что ты знаешь.

- Если бы это было правдой, то чего добился Лутор младший, позволив мне найти свою сверхсекретную мастерскую ужасов? – спросила Хлоя, и Кларк не нашелся, что ответить. – Кларк, этот парень настоящий. У него нет другой цели, кроме как сбросить Лекса с его Олимпа. Он доверил мне очень важную информацию. Я думаю, именно поэтому Лекс нанял тех двоих, чтобы ограбить меня.

Кларк не мог поверить тому, что она говорила, но у него не было причин сомневаться в её словах.
- Что за важная информация?

- Файлы на всех пациентов Лекса. Данные находятся на флэшке, подвешенной вместе ключами.

Кларк понимающе покачал головой:
- Им нужна была эта флэшка.

Хлоя кивнула.
- В итоге, разгромная статья была спасена человеком, облаченным в кожу, в очках ночного видения и с голосовым модулятором. Я думаю, что он и есть Лучник.

Несмотря на все ее интригующие откровения, Кларк не смог изобразить восторг.
- Хлоя, почему ты мне не рассказала?

- Потому что я знала, что произойдет, – ответила она. – Ты стал бы винить себя во всем, что бы ни случилось со мной, и захотел бы принять в этом участие.

- Разве это плохо?

- Думаю, нет, – согласилась она, – но ты и так занят по горло. Лучник пытается помочь, как и я. Просто позволь нам это.

Лоис, принесшая свои гастрономические дары, прервала их прежде, чем Кларк успел сдаться под гипнотизирующим взглядом Хлои. Он решил, что самое время уйти, и пожелал им доброй ночи.

***

Спустя несколько часов после того, как Кларк окончательно признал тот факт, что он не может уснуть, он вернулся обратно в больницу, проскочив на суперскорости мимо всех, кто мог бы выгнать его за попытку посещения в неурочное время. Оказавшись в комнате Хлои, он осторожно приблизился к ней.

Она мирно спала - глаза закрыты, дыхание спокойное и ровное. Лунный свет струился сквозь окно, освещая ее кожу. С волосами, разметавшимися по подушке, она была похожа на фарфорового ангела. Он не удержался и убрал челку с ее лба, которая падала ей на глаза совсем как в тот раз, когда он впервые признался ей в любви. Хлоя зашевелилась и повернулась набок, не просыпаясь.

Возможно, сейчас был не самый лучший момент, но он все равно сказал это, надеясь, что, в каком-то роде, она слышит его.

- Я люблю тебя, Хлоя Салливан.

***

Хлоя почувствовала прикосновение легкого шепота, который проникал к ней сквозь завесу сна. Она с любопытством последовала за ним, просыпаясь. Медленно открыв глаза, она увидела бледный лик луны и, сбитая с толку, обернулась, надеясь увидеть кого-то. Но поблизости никого не было.

***

Хлоя отчаянно заморгала, едва сдерживаясь, чтобы не коснуться глаз – ведь если она поднесет руку к лицу и протрет глаза, пытаясь снять усталость, то придется хотя бы на время, но прекратить печатать. А ее обличительная статья о лабораториях 33.1, основанных Лексом, и о бесчеловечных опытах, которые в них проводились, была слишком важна, чтобы позволять себе прерываться.

Она закончила с одним пунктом и двинулась дальше, когда поняла, что ей нужно чуть больше информации для следующей части. Найдя взглядом нужный документ, один из многих, раскиданных по всему столу, она рассеянно потянулась за ним. Но вместо листа бумаги ее рука коснулась чего-то теплого. Хлоя удивленно подняла глаза. И резко отпрянула, едва не подпрыгнув от удивления на своем стуле.

- Прошу прощения, – сказал мужчина, до руки которого она только что дотронулась. – Я напугал вас?

Его улыбка была ей откуда-то знакома.
- Мисс Хлоя Салливан, – сказал он, и ее сердце замерло. – Рад, что мы наконец-то встретились. Куин, Оливер Куин…

- Не сходящий со страниц газет и журналов миллиардер и плейбой, унаследовавший Куин Индастриес, а также владелец Изумруда, одного из самых злачных ночных клубов Метрополиса, – прервала его Хлоя, сказав это, чтобы напомнить самой себе, с кем имеет дело. – Да, я достаточно хорошо знаю, кто вы такой. Как, черт возьми, вы нашли меня?

Единственный раз, когда они встречались – тот самый, когда Лучник попросил её провести дополнительное расследование, и это было за несколько недель до того, как ее пытались ограбить. Парень, за которым ей следовало проследить, так и не появился, но вместо этого она столкнулась с ним. Оливером Куином. Он, похоже, так и не понял, как она смогла уйти от него после того столкновения. Он подошел к ней через несколько минут и представился. Хлоя, конечно, была достаточно умна, чтобы не попасться на это; она сказала, что она – Лоис Лейн, журналистка.

Спустя коктейль или два Хлоя решила, что пора бы уйти, но перед этим Оливер поблагодарил ее, что тем вечером она была единственной женщиной, которая разговаривала с ним не из-за его денег. А ещё намекнул, что им следует снять номер, и вот тогда-то Хлоя ушла.

Она думала, что никогда больше не увидит его, но сейчас он стоял здесь. Собственной персоной.

- Хлоя, не так ли? – сказал он; глаза его насмешливо блестели. – Вы должны были знать, что этот плейбой и миллиардер обладает ресурсами, достаточными, чтобы найти иголку в стогу сена в буквальном смысле. Было не так сложно разыскать молодого журналиста по имени Лоис Лейн, хотя я был более чем удивлен, столкнувшись с высокой брюнеткой, совершенно не похожей на ту девушку, которую я встретил в Изумруде.

- И, задав пару вопросов и устроив полномасштабную слежку за редакцией, вы обнаружили недостающее звено?

- Нет, – ответил он, игнорируя ее подколку. – Лоис сказала мне, что я могу найти ее кузину здесь.

Хлоя всем своим видом изобразила безразличие, но, если Лоис действительно так сказала, значит, ее не слишком-то обрадовало, что Хлоя использует ее имя, чтобы отделываться от симпатичных молодых миллиардеров. Или это, или ей захотелось свести кузину с этим симпатичным молодым миллионером в надежде, что она, наконец, найдет себе подходящего мужчину. Хлое стоило бы обидеться.

- Мистер Куин, я хочу, чтобы вы знали – я не заинтересована ни в чем, что вы могли бы предложить. – Гостиничный номер, да что угодно.

Он скрестил руки на груди, не желая отступать.
- Я могу дать вам интервью.

- Заманчиво, – сказала она с изрядной долей сарказма. – Но отрепетированная цитата-другая едва ли дадут более глубокое представление вашего образа жизни.

- А что, если я позволю копнуть поглубже? – сказал он, наклонившись к ней так, будто открывал ей тайну. – Я дам вам возможность забраться так далеко, как вы захотите.

Она даже не стала закатывать глаза.
- Двусмысленность, достойная ученика средней школы.

Он улыбнулся:
- Ты раскусила меня. Я не постарел ни на день.

Хлоя отступила назад, не желая находиться вблизи от него.
- Я работаю, мистер Куин. Так что, если вы не собираетесь рассказать мне нечто важное…
Но стоило ему развернуть ее лицом к себе, как у нее непроизвольно вырвалось:
- Как насчет этого: «Я послал тебя в Изумруд не для того, чтобы следить за парнем»?

Тогда-то Хлоя и собрала воедино кусочки мозаики. Изумруд – зеленая кожа. Технологически-усовершенствованное оружие – миллиардер. А сейчас он держал ее точно так же, как в тот раз, когда спас от бандитов Лекса. Она подняла глаза, вглядываясь в его лицо, и оно оказалось знакомым больше, чем могло бы быть после не-такой-уж-и-случайной встречи в клубе.

Оливер усмехнулся:
- Пришлось потратить немного времени, чтобы найти тебя, Хлоя Салливан.

Пятый раз.

Хлоя не могла в это поверить. Этот неприятный миллионер и есть Лучник? Как такое возможно? То, как он спас ее, как он нежно держал ее в своих объятиях, когда они взлетели в воздух... Оливер Куин никоим образом не мог оказаться Лучником.
- Полагаю, вы ошибочно приняли меня за кого-то другого.

- Нет, – сказал он, чуть качнув головой. – Я думаю, что попал в яблочко. Кстати, как твоя голова?

То, что он знал о ране на ее голове, совершенно не убедило Хлою в том, что он видел, как она ее получила. В конце концов, почти прошедший след от травмы был виден каждому.
- Превосходно, – сказала она, скрестив руки на груди.

Он посмотрел на ее защитную позу и улыбнулся:
- Ты мне не веришь.

У Хлои это вызвало раздражение. Она для него, что, открытая книга, чтобы говорить, о чем она думает? Шагнув еще дальше от него, она перешла к другой стороне стола таким образом, чтобы стол оказался между ними.

- Я – журналист, мистер Куин...

- Оливер, – вставил он.

Она проигнорировала его.
- Я редко принимаю на веру что бы то ни было.

- Хорошо, – сказал он, все еще с улыбкой на лице. – Тогда проверь меня.

- Где я была, когда ты нашел меня? – спросила она, тщательно следя за тем, чтобы не допустить сомнений в голосе.

- На автостоянке возле ресторана.

Ладно, все правильно. Но это еще не значило, что он был тем человеком в капюшоне, который спас ее. Тем самым человеком, вместе с которым она работала неделями, и которым восхищалась за его попытки досадить Лексу.
- Тот парень, который почти ограбил меня, как он выглядел?

- Их было двое. Один из них – блондин, зеленые глаза, ростом пять футов одиннадцать дюймов и весом около двухсот пятидесяти. Другой – рыжеволосый с карими глазами, шесть футов два дюйма и худее первого.

Хлоя еще не определилась, как ей реагировать на этот ответ, но прежде, чем она успела что-либо сказать, Оливер продолжил.
- Зато ты выглядела просто потрясающе. На тебе была черная юбка, шифоновая блузка, зеленый жакет и туфли с трехдюймовыми каблуками. И в довершение этой картины – глаза, волосы и электрошокер, – он остановился, сделав такое лицо, что она покраснела, – лучшего напарника и не пожелаешь.

Вдруг внезапная мысль поразила ее.
- Подожди, если ты наблюдал за мной, когда я разбиралась с первым парнем, почему ты не предупредил меня о втором?

- Я был слишком занят, наблюдая за тем, как красивая женщина на каблуках ставит на колени мужчину вдвое больше ее, чтобы заметить другого головореза, пока не стало слишком поздно.

В жизни Хлои было всего несколько случаев, когда она не знала, что бы ответить. И этот случай был именно таким.

То, что она узнала о Лучнике, работая вместе с ним, свидетельствовало о том, что он был умным, сочувствующим, бескорыстным человеком. Оливер Куин же, судя по тому, что о нем писали, был надменным магнатом, страстным поклонником женщин и сторонником отношений без обязательств. Две личности были совершенно разными. И сейчас она имела дело с той, с которой не знала, как быть; он, явно, флиртовал с ней, включив на полную катушку образ «настоящего мачо». По правде говоря, он лгал. Она могла догадываться, как она выглядела после пяти часов ночной смены. Ее костюм был, вероятно, весь мятый. Возможно, полосы чернил или разводы косметики на лице. И ее волосы… Она была уверена, что к настоящему моменту единственное в ней, что могло еще остаться на высоте, был ее боевой дух.
- Может быть, это из-за жакета, – наконец пробормотала она.

- Может быть, – просто сказал он, продолжая смотреть на нее.

Хлоя заставила себя не ерзать. Оливер Куин был успешным бизнесменом; он пытался нервировать ее, глядя на нее таким образом. Она не собиралась позволить ему это сделать.
- Полагаю, ты здесь не только для того, чтобы повысить мою самооценку. Что привело тебя в Метрополис?

- В Стар Сити стало скучно. Мне нужно было сменить обстановку.

Она подняла бровь.
- И это включает в себя ограбление всех богатых и знаменитых в Метрополисе?

Оливер улыбнулся, всем своим видом напоминая тигра, держащего в когтях достойную добычу.
- Мне стало известно, что ты знакома с Кларком Кентом.

Выражение лица Хлои тут же сменилось на обеспокоенное.
- Откуда ты знаешь о Кларке?

- Мы встречались как в официальной, так и в неформальной обстановке, – уклончиво сказал Оливер. Две секунды спустя он признался. – Он преследовал меня во время одного из моих самых амбициозных ограблений на сегодняшний день.

Хлоя закусила губу, чувствуя себя виноватой. После того случая с нападением Хлоя знала, что Кларк ожидает некоторых изменений, надеясь, что она будет рассказывать ему все о своих делах с Лучником. Но она не стала этого делать. И хотя у нее не было договора, обязывающего ее держать язык за зубами, она решила, что это, действительно, не дело Кларка, и что он не должен знать всего того, чем она занимается в свои ничтожно малые промежутки свободного времени. Она постаралась деликатно напомнить ему, что он по-прежнему является одним из ее главных приоритетов, но, наверное, ей так и не удалось донести это до него должным образом. Похоже, он хотел убедиться, что Лучник играет за «хороших парней», и выследил его.
- Я передам ему требование «о прекращении и невозобновлении»»

- Я хотел, чтобы ты сделала прямо противоположное, – сказал Оливер, остановившись напротив нее. Он оперся ладонями о поверхность стола и наклонился вперед. – Я хочу, чтобы ты спросила Кларка Кента, будет ли он заинтересован работать вместе с нами.

- С нами… в смысле, с нами? – спросила она, жестом показывая на него и себя.

Уголок рта Оливера пополз вверх.
- Близко, но давай я просто скажу, что не только мы с тобой пытаемся делать что-то хорошее. Существует кое-что еще.

- Большая коалиция.

- Снова близко, – сказал он, выпрямляясь. – Я называю ее Лигой Справедливости.

Ее пытливый ум не мог оставить без внимания один момент.
- А в состав этой Лиги, случайно, не входят люди со сверхспособностями?

- Ты имеешь в виду, такие, как Кларк?

Ей так и хотелось поправить его, но она одернула себя.
- Так входят?

Оливер кивнул.
- У нас есть один парень... Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь другой бегал бы так же быстро. На самом деле, – поправился он, – я его и не вижу, когда он бежит.

Хлоя почувствовала, что у нее засосало под ложечкой.
- Ты же говоришь не о Барте Аллене?

Он удивился, что было довольно утешительно.
- Ты знаешь Импульса?

Она кивнула.

- Хм, – сказал он, пожимая плечами, и продолжил. – У нас есть еще один парень, такой же, как Импульс, но только в воде...

- Артур Карри? – догадалась Хлоя и получила положительный ответ в виде удивления, вновь просочившегося на лицо Оливера.

- Мы зовем его Аквамен. И Киборг... – Оливер остановился и просто спросил. – Ты знаешь Виктора Стоуна, тоже?

- Я не встречалась с ним лично, но я как-то помогала ему и ...что? – Оливер покачал головой, и она хотела знать, почему.

- Просто я... удивлен.

- Я бы не стала удивляться, – она улыбнулась без тени сарказма. – Я выросла в Смолвиле, городе с тенденцией ко всему странному.

Она увидела вопрос в его глазах и ждала, когда он озвучит его.
- То есть… ты полностью адаптировалась к странностям?

- По большей части.

- Это не беспокоит тебя?

- Нет.

- Пугает?

Хлоя вздохнула:
- Иногда.

- Опасно дружить с такими людьми, как Кларк, Барт, Виктор или Эй-Си, – отметил Оливер.

- Опасность есть везде. Думаю, я просто пытаюсь извлечь что-то хорошее из ужасной ситуации.

Оливер на секунду задумался.
- Ты уверена, что у тебя нет никаких особых сил или способностей?

Не сдержавшись, она испустила смешок.
- Не то, чтобы я была уверена, но я обязательно дам знать тому, у кого они есть, о том, что ты проводишь вербовку.

- Это приглашение не только Кларку, – пояснил он. – Я пришел сюда потому, что хотел пригласить и тебя, тоже.

Она нахмурилась.
- А я думала, что ты уже нанял меня в качестве твоей личной команды компьютерщиков в составе одного человека.

- Да, но я надеялся несколько на большее. – Он состроил гримасу, и ей стало неловко от мысли о том, что его высказывание может быть интерпретировано двояко.

Но она решила, что на этот раз он не флиртует. Казалось, стоило ей спросить, почему он здесь, как плейбой внутри него прекратил свою работу, и он снова стал тем целеустремленным и прямолинейным героем, каким она его знала.
- Что ты имеешь в виду?

***

Кларк прошелся вокруг, пытаясь удостовериться, что он не пропустил ничего такого, что было бы неуместно. Никаких предметов, о которые можно было бы споткнуться, никакого шума, никаких головорезов. Проверить, проверить и еще раз проверить. Вся кухня утопала в тюльпанах из специального магазина в Метрополисе, которые стояли в вазах повсюду – по два или три в каждой, в таких сочетаниях, чтобы каждый из них выделялся еще сильнее. Это выглядело совсем иначе, чем если тюльпаны всего лишь были бы поставлены вместе. Еще раз проверить.

Он отступил назад, улыбаясь, несмотря на робость и волнение. На этот раз все пройдет так, как планировалось. Он скажет Хлое, что он любит ее. А если он не сможет... Что ж, как говорят, не по словам судят, а по делам. Если он не справится, цветы скажут это за него. Он начал наливать в чашку кофе – Хлоя должна была придти с минуты на минуту – когда услышал, что дверь распахнулась.
- Хлоя, – сказал он, оборачиваясь, – я просто... – Он остановился, как вкопанный.

- Кларк, – улыбнулся Барт. – Что происходит, приятель?

Итак, не тот, кого он ожидал. Ждать Хлою, а увидеть Барта… Наверное, так чувствует себя ребенок, которому, показав мороженое, суют в рот шпинат. Ах, да, Барт задал ему вопрос. Что происходит?
- Н-ничего… Что ты здесь делаешь?

- Я был по соседству и подумал заскочить. – Барт сделал несколько шагов, осматриваясь. – Это… ошеломляет.

Кларк поморщился:
- Думаешь, их чересчур много?

Барт снова повернулся к нему.
- Что ты пытаешься сказать?

Кларк знал, что у него не получится обмануть Барта. Барт неожиданно нагрянул, а он думал, что это Хлоя. Не было смысла пытаться сохранить лицо, и, кто знает, возможно, Барт поймет, насколько все это важно для него, и исчезнет до прихода Хлои.
- Я пытаюсь сказать Хлое...

- Сказать мне что? – раздался голос со стороны дверного проема.

Оба, Барт и Кларк, взглянули на дверь и увидели Хлою – в футболке, джинсах, и с волосами, собранными в хвост. Кларк подумал, что она никогда еще не выглядела настолько красивой.

Прежде чем ребята смогли что-либо сказать, глаза Хлои пробежались по комнате. Если Кларк не ошибался, они были полны благоговения. Ее рот слегка приоткрылся, а сердцебиение участилось.
- Барт, не стоило, – сказала она, воркуя над цветами.

Кларк пошатнулся, словно от удара. Она подумала, что этот жест от Барта? Но ведь это его дом! Он начал, было, говорить, пытаясь сказать ей, что она сделала ошибочное предположение, но Барт, практически, присвоил себе эту заслугу.
- Хлоя, красавица, ты достойна и большего, – сказал он, глуповато и влюбленно улыбаясь.

Лицо Хлои озарила искренняя улыбка.
- Спасибо. Они такие красивые!

- Не только они, – ответил Барт.

Кларк вздохнул. Барт даже не попытался сказать Хлое, что тюльпаны не от него. Ему следовало бы догадаться, что опять что-нибудь произойдет, предсказуемое или нет, но ему и на этот раз не дадут объясниться с Хлоей.

- Что привело тебя сюда? – спросила она.

- Я только что говорил Кларку, что вас обоих зовут в Куин Тауэр на небольшое собрание Лиги для дружеской беседы, – вежливо сказал Барт.

Кларк про себя усмехнулся. Барт был невероятным лжецом сегодня.
- И о чем будет беседа?

- Присоединитесь ли вы к нам на постоянной основе, – последовало объяснение.

Ах да, вспомнил Кларк, разговор о вступлении в Лигу Справедливости. Хлоя проинформировала его месяц назад о предложении Оливера стать частью команды «хороших парней», которая имеет свои особенности. Проблема была в том, что Кларк полагал, что он действует лучше сам по себе и с Хлоей. Ему не нужны были другие товарищи по команде, только Хлоя, и ему не нравилось, что Оливер пытается завербовать и ее, тоже. Это было чревато неприятностями и дополнительным риском для нее. Он сказал Хлое, которая, в свою очередь, передала Оливеру, что он подумает об этом. Он тайно надеялся, что Оливер отменит свое приглашение, если он будет тянуть слишком долго. Ему следовало бы знать, что Оливер наберется терпения и будет ждать – важные сделки совершаются именно так, а Оливер был опытным бизнесменом.

Барт принял молчание Кларка за раздражение из-за того, что он так неожиданно заявился – что было не так уж и далеко от правды – и проговорил:
- Ладно, я бы еще с вами пообщался, но босс сказал, что мне надо торопиться на задание. Хлоя, красавица, приятно было увидеть тебя.

- Мне, тоже, – сказала довольная Хлоя.

Он исчез так же быстро, как и появился, испортив сюрприз Кларка. Кларк, расстроенный, повернулся к своему лучшему другу:
- Почему ты думаешь, что все это сделал для тебя именно Барт?

Хлоя пожала плечами и отправилась готовить кофе.
- А кто еще это мог быть? Я помню, и правда, как-то призналась нашему демону скорости, что тюльпаны – мои любимые цветы.

- Я, тоже, был здесь, – отметил Кларк. – Это мог бы быть и я.
И именно так оно и было.

Поставив кофейник на конфорку, она обернулась и окинула Кларка непонимающим взглядом:
- К чему ты клонишь?

Ему следовало бы сейчас сказать: «Эти тюльпаны от меня, а не от Барта, потому что ты мне небезразлична. Неужели ты не видишь? Я люблю тебя». Но вместо этого он пробормотал:
- Ни к чему.

Лицо Хлои смягчилось.
- Слушай, Кларк, прости, если обидела тебя, но я не имела в виду ничего такого. Просто… Я знаю, что Барт вполне способен таким образом выразить свою склонную к флирту натуру…

Кларк обвел взглядом комнату.
- Ты думаешь, что все это – флирт?

Она пожала плечами:
- Ну, ладно, наш молниеносный друг отметил, что я немного более привлекательна, чем среднестатистическая блондинка.

- Не знаю. Если бы это было от меня, то это бы означало, скорее, «я люблю тебя», чем «ты немного более привлекательна, чем среднестатистическая блондинка».

- Возможно, но, думаю, Барт сделал это только потому, что я оказалась единственной женщиной, которая ему подвернулась за прошедшую неделю. Оливер совсем его загонял, в самом прямом смысле.

Кларк недоверчиво смотрел, как Хлоя, расположившись на табурете, начала потягивать кофе. Она поставила кружку, чтобы коснуться лепестков ближайшего цветка. Она улыбнулась про себя, делая этот момент особенно сладостно-горьким. Как она может быть такой довольной, даже не зная, от кого эти цветы на самом деле?
- Хлоя, – начал он, – а, что, если эти цветы должны были означать «я люблю тебя»?

- Кларк, – сказала она с раздражением в голосе, – мы с Бартом – друзья, и он знает об этом. Ничто не сможет этого изменить.

Наверное, он был совсем мазохистом, потому что спросил:
- А что, если бы это было от меня?

Хлоя посмотрела на тюльпаны, затем снова на него.
- Я была бы признательна любому из вас за такой подарок.

Замечательно. Цветы могли бы быть и от Барта, и ей было бы без разницы.

***

Прошло три недели с тех пор, как Кларк и Хлоя побывали в штаб-квартире Лиги Справедливости. Три недели с тех пор, как Кларк сказал Оливеру, что он не видит себя в роли командного игрока. Три недели с тех пор, как Хлоя сказала, что не возражает против такой работы. С тех пор Кларк виделся с ней трижды в неделю, а не каждый день, как было раньше, и лишь раз в неделю их разговор длился дольше нескольких фраз.

Кларк хотел проигнорировать свой сотовый телефон, когда тот начал звонить, но это была Хлоя, поэтому он ответил:
- Алло?

- Кларк, – сказала Хлоя, в ее голосе прорывались нотки паники, – ты можешь прийти в Куин Тауэр?

Через две секунды он был уже там и поднимался на лифте на верхний этаж. Доехав до верха, он вышел и увидел Хлою, стоящую рядом с Оливером. Их лица были мрачными. Кларк оглядел гостиную. Виктор и Эй-Си сидели на кушетках с точно таким же выражением.
- Что случилось, Хлоя?

Хлоя повернулась к нему:
- Барт попал в ловушку.

Внутри у Кларка все перевернулось. Это заявление говорило о многом.
- Что произошло?

На этот раз заговорил Оливер:
- Он проводил разведку объекта 33.1, когда он исчез без предупреждения.

- Он полностью пропал с радаров, – добавила Хлоя. – Мы с Виктором попытались определить его местонахождение, но безрезультатно.

Кларк даже не успел расстроиться по поводу того, что Хлоя позвонила ему в последний момент, вместо того, чтобы привлечь его раньше.
- Где находится объект?

- Индиана, – ответила Хлоя, показав ему местоположение объекта на карте. – Не совсем в нескольких минутах ходьбы.

- Мы вылетаем через полчаса, – объявил Оливер.

Кларк стиснул зубы. За полчаса много чего могло случиться с Бартом.
- Если я не вернусь через двадцать минут, тогда летите, – сказал он и направился к лифту.

- Кларк, – позвала Хлоя.

Он обернулся. Она подбежала к нему, и на секунду на него нахлынуло дежавю. Это напомнило ему тот раз, когда она поцеловала его в подвале Дейли Плэнет. Сейчас же она бежала, чтобы надеть на него почти незаметный наушник. Он наслаждался прикосновением ее мягких пальцев к его лицу, желая лишь, чтобы она опять поцеловала его. Но, вместо этого, она пристально посмотрела ему в глаза и сказала:
- Будь осторожен.


 
puppy-eyeДата: Среда, 16.01.2013, 14:40 | Сообщение # 6
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Ну вот, теперь хоть целиком смогу перечитать. А то когда много комментов, неудобно smile
 
AnaskoДата: Четверг, 17.01.2013, 10:04 | Сообщение # 7
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата (puppy-eye)
Ну вот, теперь хоть целиком смогу перечитать.

Я и сама еще ни разу не перечитывала целиком smile
Цитата (puppy-eye)
А то когда много комментов, неудобно

Ага! Там такие дискуссии были, длиннее, чем сам фанфик happy

Шестой раз.

Кларк был в плохом настроении.

Он нашел нужное здание через четыре минуты после того, как покинул Куин Тауэр, и, со злости, практически прорвался через проволочный забор. Почему Хлоя с этими ребятами? Разве ей не нравилось делать то, что она всегда раньше делала вместе с ним? Неужели она намеренно пытается отдалиться? Он пронесся мимо охранника прямиком на территорию объекта. Возможно, ей понравилось работать с Лигой больше, чем с ним.

Сказать по правде, он чувствовал себя неуверенно. Но иначе и быть не могло. Хлоя была его лучшим другом, его ориентиром, его совестью. Если из-за кого-то или из-за чего-то он должен был лишиться своего сообщника, то не удивительно было ощущать себя так, словно находишься под угрозой. Но как, все же, нелепо звучало то, что именно Лига отнимала у него Хлою!

- Бойскаут, – в правом ухе раздался голос, – ты здесь? – К слову о блондинке…

Бойскаут... Кларк поморщился. Он, наверное, никогда не узнает, почему Оливер выбрал для него такое кодовое имя. Но он был рад тому, что, поскольку он не является членом Лиги, ему суждено услышать его не более пары раз в жизни. Например, когда он выручает друга.
-Да, – ответил он, – я в здании.

- Бойскаут, я хочу, чтобы ты повернул обратно и вернулся на базу.

Что? Она шутит? Барт – его друг. Они сблизились еще в то время, когда парнишка прибыл в Смолвиль чтобы украсть карту у Лекса.
- Сторожевая Башня, я не брошу Импульса здесь, в то время как на нем ставят опыты, или пытают его. – Помимо всего прочего, его могут заставить говорить, сделать так, чтобы он скомпрометировал каждого члена Лиги. Он попытается найти Барта, чтобы защитить их всех, особенно Хлою. Он промчался через несколько залов и оказался у двери, похожей на дверь в хранилище.

- Верь мне, Бойскаут, – сказала Хлоя, и он уловил следы беспокойства в ее интонации, – это для твоего же… блага… есть… окруженное…

Кларк попытался сосредоточиться на ее голосе, пробивающемся сквозь белый шум, но он то усиливался, то исчезал по мере того, как он сам приближался к двери.
- Сторожевая Башня, связь прерывается. Ты слышишь меня?

- Бойскаут… ты…

Связь окончательно оборвалась.

Кларк вздохнул. Что бы ни пыталась сказать ему Хлоя, он этого не услышал. Он прикинул, стоит ли ему внять совету Хлои и вернуться в Куин Тауэр, но он уже был на территории объекта. Он не мог сейчас просто взять и отвернуться от Барта. И он хотел показать Хлое, что он один способен справиться с этой миссией не хуже целой Лиги.

Он распахнул дверь и словно налетел на непробиваемую стену. Следующее, что он почувствовал – как его кровь нагревается, и излучение, волна за волной, заставляет каждую клеточку его тела кричать от боли. Он согнулся, не в силах вынести этого. Его кожа горела огнем, а сердце билось так быстро, будто было готово вот-вот взорваться. Он, корчась, лежал на полу. Сделав усилие, он поднял глаза, пытаясь понять, где он находится.

Криптонит.

Все стены покрывали полки с криптонитом.

***

Хлоя закусила губу, глядя, как уходит Кларк. Она знала, какой Кларк сильный и быстрый, но ее преследовало ощущение, что, как и Барт, он идет в ловушку. В течение двух минут она ходила взад и вперед, не обращая внимания на взгляды, которые бросали на нее Виктор и Эй-Си. Она не могла тратить время, пытаясь убедить их, что все будет хорошо. Что-то беспокоила ее, и она должна была понять, что.

И тут ее осенило.
- Оливер, – сказала она, выходя из своего сосредоточенного транса, – можешь вывести поэтажный план здания?

Он кивнул, удивленный, но не стал ничего спрашивать. Когда Оливер вывел чертежи объекта на гигантский экран, она внимательно изучила каждый коридор, каждую комнату, пока не заметила это.
- О, нет! – выдохнула она.

На этот раз Оливер спросил:
- Что?

Хлоя схватила коммуникационное устройство.
- Кларк в беде, – объяснила она, закрепляя коммуникатор на ухе. Как только она убедилась, что настроилась на частоту, которую не так легко перехватить, Хлоя вышла на связь:
- Бойскаут, ты здесь?

Она не понимала, почему Оливер выбрал для Кларка такое имя, но она настолько привыкла к кодовым именам остальных ребят, что ей не казалось особенно странным называть его так.

- Да, – последовал ответ, – я в здании.

Хлоя покачала головой.
- Бойскаут, я хочу, чтобы ты повернул обратно и вернулся на базу.

Она слышала какую-то ответную реакции на заднем плане, будто Кларк пытался решить, что делать. В конце концов, он ответил:
- Сторожевая Башня, я не брошу Импульса здесь, в то время как на нем ставят опыты, или пытают его.

Ей хотелось выложить ему все, точно сказать, что происходит, но нужно было соблюдать осторожность на тот случай, если их подслушивают.
- Верь мне, Бойскаут, это для твоего же блага. На объекте есть хранилище, окруженное свинцом. Ты знаешь, что это значит.

- Сторож... связь прерыв... слышишь меня?

- Бойскаут, – сказала она, уже не скрывая своего отчаяния, – ты слышишь меня? Бойскаут...

Вместо голоса Кларка раздалось жужжание, настолько громкое, что Хлоя подскочила и сорвала коммуникатор с уха, словно это было насекомое.

- Напарник! – воскликнул Оливер, беря ее за руку, чтобы успокоить. – Ты в порядке?

Потребовалось некоторое время, чтобы ее сердце перестало биться так яростно, но она нашла в себе силы ответить:
- Да. Но я не могу сказать того же о Кларке.

Виктор, сидевший на кушетке рядом с Эй-Си, встал и подошел к ним.
- Что случилось?

Хлоя откашлялась, пытаясь подобрать подходящие слова.
- Это может показаться лишенным всякого смысла, но у Кларка сильная аллергия на метеориты Смолвиля.

- Мне это не кажется абсурдным, – сказал Эй-Си.

Она чуть улыбнулась в ответ.
- Камни испускают излучение, которое может оказывать мутагенное действие на клетки человека, давая им особые способности, или же для других оно является фатальным. Единственный способ сдержать излучение – заключить камни в свинец, – она подошла к экрану. – Лекс делал отправки крупных партий метеоритов за пределы штата. Я знаю это, потому что он хранил их здесь, в этой комнате, – сказала она, показав секцию на плане здания, которая была помечена как сделанная из свинца. – И, я думаю, Кларк только что нашел ее.

Она повернулась к Оливеру, их лидеру, ожидая от него сигнала к действию. Но он, по большему счету, выглядел так, будто изучал ее, пытаясь расшифровать выражение ее лица. Правда, безуспешно.

Кто-то кашлянул. Должно быть, Эй-Си.
- Мы… идем готовиться прямо сейчас.

Молчание.

- Вылет в десять, верно? – спросил Виктор.

Молчание.

Эй-Си вздохнул:
- Ну, мы пошли. – И они удалились.

Хлоя беспокойно переступила с ноги на ногу. С Оливером она всегда чувствовала себя неловко. В этом не было особой проблемы, но из-за этого ей, по-видимому, всегда приходилось делать первый шаг.
- Прости, – выпалила она.

- За что? – спросил он, все так же разглядывая ее.

- Я только что добавила еще одно имя к списку тех, кого придется спасать.

- Тебе не за что извиняться, – это прозвучало так уверенно, что она почти поверила ему. Он понял, что она все еще находится в нерешительности, поэтому подобрал ее коммуникатор и положил ей в ладонь. – Будешь моей Сторожевой Башней?

Хлоя кивнула, пытаясь ободряюще улыбнуться ему.

Через несколько минут вернулись Виктор и Эй-Си, готовые к операции. Оливер схватил свое снаряжение – увидев это, Хлоя почувствовала себя еще хуже, потому что он потратил свое время, отведенное на подготовку, чтобы подбодрить ее – и сказал:
- Уверен, ты сориентируешься, если что-то пойдет не так.

- Будьте осторожны, – сказала она им на прощание.

***

Кларк смутно осознавал, что слышит голоса. Голоса двух человек, которые негромко разговаривали. Он не мог сказать, где они находятся, но, все же, они были достаточно близко. Он услышал Хлою. По звуку ее голоса было понятно, что она расстроена.
- Это я во всем виновата.

- Эй, – сказал другой голос, принадлежащий Оливеру, – Кларк сам решил отправиться на поиски Барта в одиночку. Ты тут совершенно ни при чем.

- Мне не следовало звать его, – сказала она со слезами в голосе.

- Ты попросила друга помочь. Я бы сделал то же самое. Ты, ведь, не знала, что Лекс запасся метеоритами-убийцами… не так ли?

Кларк почти слышал, как Хлоя состроила ему кислую мину:
- Смешно. Очень смешно.

- Знаю. Я такой приколист.

Последовало продолжительное молчание, прежде чем Оливер спросил:
- Ты знаешь, как долго он будет без сознания?

- Не знаю. Но, надеюсь, что он скоро очнется.

- Хорошо. Пойду, проверю ребят. Скоро вернусь.

- Ладно… Оливер, – позвала Хлоя. Кларк услышал, как шаги остановились. – Спасибо. Через минуту звук шагов превратился в едва слышный отголосок, который вскоре полностью затих.

Он отчетливо различил звук приближающихся к нему шагов, а потом почувствовал, как такая знакомая рука взяла его руку. Хлоя.

Кларк хотел открыть глаза, хотел увидеть ее, но он был слишком слаб для этого. То, что с ним произошло, серьезно вывело его из строя. Он едва мог двигаться, чувствуя себя так, будто его тело было грудой застывшей резины – не очень-то привлекательный образ.

Рука Хлои непроизвольно дернулась и прижала его руку к своей мягкой щеке. Через секунду он услышал, как она судорожно вдохнула, а затем он почувствовал... слезу?

Хлоя плакала. Над ним.

Нет... Нет, он не хотел, чтобы она плакала. Тем более, из-за него. Хлоя, не плачь...
- Я...

Неожиданно щека Хлои оказалась вне досягаемости, но затем он понял, что другая ее рука прикоснулась к его лицу.
- Кларк? Кларк, ты слышишь меня?

Он не знал, сколько еще сможет оставаться в сознании. В горле горело, и оно все опухло, но он должен был сказать ей это прямо сейчас:
- Я... люблю... тебя.

Наступила многозначительная пауза, за которой последовало:
- Кларк, это я. Хлоя.

Это задело его. Он знал, что это Хлоя. С кем же еще он мог разговаривать? Он хотел бы спросить, но усилия, затраченные на то, чтобы сказать ей эти три слова, полностью истощили его, и он снова погрузился во тьму.

***

Когда Кларк окончательно пришел в себя, комната была пуста. Ему хотелось знать, где он находится, и он попытался сесть. Но понял, что поторопился. Он снова лег. Где Хлоя? Прекратив вертеться, он сосредоточился на своем супер-чувствительном слухе – отсеял перепалку Барта и Эй-Си, телефонный разговор Виктора со своей девушкой и, наконец, услышал ее. Или их. Хлоя разговаривала с Оливером.

- Он приходил в себя? – спросил Оливер.

- На мгновение. Забавно. У меня был тяжелый случай дежавю. Он говорил с Ланой во сне, – ответила Хлоя.

Кларк был ошеломлен.

- Лана… как та, которая Лутор?

- Да, – ответила она. – Долгая история.

Значит, Хлоя подумала, что он признавался в любви Лане? Но это же смешно! Сколько еще раз нужно будет сказать Хлое, что любит он именно ее? Она должна была понять, что все те разы, когда он пытался признаться ей, не были совпадением!
Он был настолько охвачен отчаянием, что пропустил кусок разговора, но затем он услышал, как Хлоя сказала:
- Я никогда не видела, чтобы он так сильно болел.

- Он сделает это, Напарник, – заверил ее Оливер. Напарник? – Не волнуйся, Кларк вернется к тебе.

Кларк не знал, как понимать слова Оливера. Может, он имел в виду нечто другое? Знал ли Оливер, что Кларк влюблен в Хлою? И почему он называет ее Напарником? Неужели между ними что-то происходило? Он ничего не мог с собой поделать. Он должен был знать, поэтому он продолжил слушать.

***

- Не волнуйся, Кларк вернется к тебе, – услышала Хлоя от Оливера, когда поделилась с ним своими переживаниями по поводу физического состояния Кларка.

Она терялась в догадках. Оливеру, настолько нравится играть в двусмысленность, или как еще все это понимать?
- Речь не об этом, – возразила она, возмущенная тем, как он превратил ее заботу о лучшем друге в нечто иное.

- Неужели? – саркастически спросил он. – Знаешь, тебе придется объяснить, что именно значит для тебя Кларк, и кем он для тебя не является.

Почему люди всегда хотят это знать? Хлоя уже задавалась этим вопросом, но не находила ответа.
- Кларк и я были лучшими друзьями со времен средней школы. Сказать, что мы через многое прошли вместе, значило бы чрезмерно все упростить.

- Я понял это, – сказал Оливер, его губы напряглись, чтобы по-прежнему сохранить шутливое выражение. – Но есть ли нечто большее?

Она не могла в это поверить.
- Что?

- Или, скорее, – он тут же внес поправку, – ты бы хотела большего?

- Почему ты спрашиваешь? Почему мои отношения с Кларком каким-либо образом интересуют тебя?

Она тут же пожалела о том, что спросила. Когда она посмотрела на Оливера, то столкнулась с его горящим взглядом.
- Ты знаешь, почему.

И она не могла этого отрицать. Она, действительно, знала. Неделю назад они вдвоем проработали всю ночь в его мансарде, определяя местоположение того самого объекта, разведку которого попытался провести Барт. Он стремился быть забавным, она старалась не смеяться. Когда они выяснили, где находится объект, они находились в почти бредовом состоянии из-за нехватки сна, и… он поцеловал ее. Она была полностью застигнута врасплох, но когда шок прошел, она ответила на его поцелуй.

После того, как он отвез ее в Тэлон, она постаралась забыть про поцелуй, списав его на долгую ночь и на общую усталость, накопившуюся за неделю. Но на следующий день он выдал ей гораздо более привлекательную интерпретацию того, что произошло: «Я на самом деле хотел поцеловать тебя. Думаю, нам надо сходить на свидание». Она не знала, что на это ответить. Единственное, что вертелось у нее в голове, было: «С ума сойти! Оливер Куин хотел поцеловать ее. Ее, Хлою Салливан!» Она снова и снова переосмысливала то, что он сказал. Оливер Куин хотел пойти с ней на свидание. Почему это казалось ей лишенным всякого смысла? Возможно, потому, что он был красивым, богатым, веселым и сражался на стороне добра. Когда она смотрела на него, а затем на себя, то чего-то недопонимала. Она обнаружила, что сильно недобирает по тем пунктам, с которыми у него не было никаких проблем. Удрученная этой мыслью, она сказала, что будет лучше вернуться к этому разговору немного позже.

И сейчас Оливер стоял здесь, прямо перед ней, желая знать, каков будет ее ответ. А она понятия не имела, что бы ему ответить. По крайней мере, у нее не было того ответа, который хотел бы услышать он.

Все выглядело так, будто он читал каждую ее мысль. Он шагнул еще ближе, его лицо приобрело серьезное выражение, потому что он знал. Он знал, что чем ближе он подойдет к ней, тем вероятнее она отбросит всякие сомнения и устремится в его объятия.
- Ты хотя бы думала об этом? – спросил он, но действовал он так, будто уже знал ответ.

- Да, – сказала она просто, не позволив себе уйти от этого разговора. Она вздохнула. Это будет нелегко. Где же эти заготовленные слова, которые она репетировала столько раз? – Поверь мне, Оливер, ты – замечательный парень. Я... Я, только...

Оливер был исключительно серьезен. Нет, не просто серьезен… Он был серьезен, но, вместе с тем, выглядел… не разочарованным, но грустным.
- Ты, только, что? Ты думаешь, я слишком другой? Слишком занят? Слишком напорист? Слишком опасен?

- Нет! – воскликнула она, не желая, чтобы он усложнял все еще сильнее. Почему он думает, что это с ним что-то не так? Причина была не в нем.

- Тогда что? – спросил он, и на его лице отразились его подлинные эмоции. Это было из разряда того, что еще никто не видел. – Тебе придется объяснить мне, вместо того, чтобы отделываться словами о том, что я – замечательный парень. Я, тут, изо всех сил пытаюсь...

- Знаю, и я не понимаю этого, – прервала Хлоя. Она не знала, как еще это сформулировать, поэтому спросила: - Что ты во мне нашел?

К ее удивлению, Оливер улыбнулся. Это была горькая улыбка, которая легко могла сойти за гримасу.

- Я серьезно, – сказала она. – Ты можешь выбирать. Ты встречался с множеством женщин, превосходящих Анджелину Джоли.

- Меня не интересуют другие женщины, – сказал он решительно.

- Но почему я?

Оливер выглядел поставленным в тупик и удрученным.
- Почему? Потому что ты – умная, а не только красивая. Твои высказывания остроумны, а не просто смешны. – Он сделал паузу, ожидая, что она будет спорить, но Хлоя просто стояла, открыв рот от удивления. Он продолжил: – Ты находчива, ты можешь взломать практически любой компьютер, тебя не смущает мой образ жизни… Мне продолжать?

- Если у тебя есть что-нибудь еще, то – давай. – Хлоя понаблюдала за тем, как лицо Оливера становится все более разочарованным, а затем положила руку ему на плечо. – Я пошутила. Оливер, ты не должен довольствоваться первой встречной...

Сердитый взгляд, брошенный Оливером, оборвал ее.
- Для меня это – не довольствоваться, а, скорее, открыть месторождение золота.

Хлоя улыбнулась, несмотря на жар, подступивший к ее щекам.
- У тебя и так достаточно денег.

- Да, – согласился Оливер. – Но мне хватило бы и тебя одной. – Он взял ее руку, которая все еще лежала у него на плече, в свои ладони. – Дай мне шанс, Напарник. Если мне не удастся доказать, что нам может быть хорошо вместе, я прекращу попытки. Мы сможем вернуть все, как было.

Когда он сформулировал это таким образом... Хлоя закусила губу, пытаясь по-прежнему найти повод для отказа. Когда ей не удалось придумать ни одного, она с мрачным видом вздохнула.
- Ладно. Но ты не возражаешь, если мы будем держать это в тайне? Меньше всего я хочу, чтобы Барт узнал…

- Узнал что? – раздался голос со стороны дверного проема.

Хлоя обернулась.
- Кларк, ты очнулся! – изумленно воскликнула она и, не раздумывая, бросилась в его объятия.

***

- Кларк, ты очнулся!

Несмотря на то, что Хлоя была в его руках, он чувствовал пустоту внутри. Хлоя только что сказала, что даст Оливеру шанс завоевать ее сердце. Это было ужасно, если не сказать больше. Тоска и боль росли в его груди лишь при одном взгляде на нее и на Оливера. Парень даже не пытался скрыть своего раздражения от того, что Хлоя обнимает его, ее лучшего друга. Только из-за этого Кларк задержал ее в своих объятиях чуть дольше. Будто это могло помочь удержать ее навсегда.

- Да, – сказал он, не обращая внимания на боль, вызванную криптонитом. – Как долго я был без сознания?

- Несколько часов, – ответила Хлоя, подводя его к дивану. Он увидел, как она молча глянула на Оливера, который, в ответ на это, исчез. – Мне этого вполне хватило, чтобы поволноваться.

- Что случилось? – спросил Кларк. – Где Барт?

- Барт прямо сейчас где-то в Мексике, заказывает себе тройную порцию подлинных буррито. Тот огромный тренажер в клетке, куда посадил его Лекс, вымотал его. – И она начала рассказывать, что произошло. По всей видимости, в то самое время, когда Барт, в буквальном смысле, бежал, чтобы выжить, Кларк сам себя поймал в ловушку – комнату, полную жидкого криптонита. Когда Виктор, Эй-Си и Оливер прибыли на место, они разделились. Эй-Си обезвредил охранников и расположил бомбы в стратегически важных местах объекта. Виктор нашел Барта, подключился к компьютеру, осуществляющему мониторинг скорости Барта, и перепрограммировал его. Вместе они нашли компьютер со всеми файлами Лекса и загрузили их в память Виктора.

Оливер был тем, кто нашел Кларка. Когда, находясь в полубессознательном состоянии, Кларк пытался выбраться наружу, он уцепился за полку, и емкость из-под криптонита опрокинулась и разбилась. Ее содержимое растеклось вокруг, лишив его сил. Оливер осторожно вытащил Кларка из комнаты, а затем вытер его руку, испачканную жидкостью.

Пока Кларк переваривал эти новости, вернулся Оливер и принес стакан воды ему и чашку кофе для Хлои. Вот, оказывается, о чем был тот самый молчаливый взгляд, замеченный им ранее. У Кларка это в голове не укладывалось. Хлоя и Оливер работали вместе не так долго, и они встретились всего пару месяцев назад. Так почему же Хлое так комфортно с Оливером? Почему она одним взглядом могла попросить у него воды? И откуда он знал, что надо принести чашку кофе и ей, тоже?

И почему Кларку сейчас казалось, что он посторонний?

Было какое-то ощущение неловкости между ними тремя. Оливер, по-видимому, чувствовал себя третьим лишним, а Кларк – так, словно он нарушил интимный момент между Хлоей и Оливером. Наконец, Кларк не выдержал. Они были в мансарде Оливера, в его доме. Кларк не собирался тупо сидеть и ждать, когда его выгонят.
- Я, лучше, пойду, – сказал он. – Спасибо, что позаботились обо мне.

- Не за что, – ответил Оливер от лица обоих.

Кларку захотелось по чему-нибудь ударить. Неужели Оливер всегда должен быть таким, как назвала его Хлоя, учтивым? Возможно, именно поэтому блондину и удалось завоевать Хлою, а не ему...

- Хлоя, увидимся... – Кларк остановился. Он собирался сказать: «Увидимся завтра», но понял, что это очень маловероятно. На самом деле, он не знал, когда увидит ее в следующий раз, поэтому, как бы странно это ни было, он ушел, так и не окончив фразу.

Когда Кларк был в лифте, он услышал Оливера:
- Неудобно как-то получилось.

- Кому ты рассказываешь! – сказала Хлоя. – Я чувствовала себя так, будто попала в один из эпизодов «Фрейзера».

- «Фрейзера»? – слова Оливера сопровождались смехом.

- Заткнись. – Это было сказано без злобы.

- Серьезно, – продолжил Оливер, – почему ты ничего не рассказала?

- О чем?

Оливер вздохнул:
- Интересно, ты, что, специально притворяешься тупой? Я говорю о нас, Напарник.

- То есть ты хотел, чтобы я рассказала Кларку о том, что мы можем увлечься друг другом, а можем и не увлечься, и что это потенциально может ни к чему не привести, кроме дружбы, которая и так уже существует на настоящий момент?

- Ну… Да.

- Это может показаться ужасным, но я не подумала, что это так необходимо.

Кларк улыбнулся и услышал недовольное восклицание Оливера.

Последовало еще несколько фраз, переполненных гневными словами, но для Кларка, находящегося в мрачном настроении, это звучало как музыка.

***

Кларк не мог держать это в себе, ему надо было знать, что произошло после того, как он ушел. Прошлой ночью, когда он был там, Хлоя ни разу не упомянула об Оливере, так что сегодня он собирался вытянуть из нее правду. Этим ему не приходилось заниматься уже очень давно, и одного лишь этого было достаточно, чтобы повергнуть его в отчаяние.

Он пришел в Тэлон, намереваясь перехватить Хлою до того, как она уйдет в Дейли Плэнет. Даже не верилось, что когда-то он был обеспокоен тем, что она проводила там все свое время. Теперь она всегда была в Куин Тауэр.

И, конечно же, он был единственным, кто не только это заметил, но еще и был этим расстроен. Лоис с самого начала пела дифирамбы «команде Оливера», не зная, как Хлое удалось привлечь внимание миллиардера. Кларк готов был поспорить, что Лоис уверяет Хлою в том, что нет ничего страшного, если она придет домой поздно, или не придет вообще – и в последнем случае обязательно еще и подмигнет ей.

Когда Хлоя спустилась из своей квартиры, он махнул ей рукой и перешел к разговору, который, сдобренный парой забавных комментариев и случайно пришедших в голову мыслей, начался вполне нормально. Решив, что настал подходящий момент упомянуть об этом, он спросил:
- Хлоя, что происходит между тобой и Оливером?

Ее улыбка немного изменилась.
- Что ты имеешь в виду? – спросила она, очевидно, напуская на себя рассеянный вид.

- Ну, прошлой ночью мне показалось, что я что-то прервал... – он решил не оставлять ей пути к отступлению, надеясь, что она признается.

- А, это... Просто мы пытались держать друг друга в курсе всего того, что произошло.

- Да, но после того, как я ушел, я слышал как вы двое вроде как... спорили.

Хлоя всем своим видом дала понять, что поражена.
- Невероятно! – она направилась к стойке, и он последовал за ней. – Кларк, никогда бы не подумала, что ты подслушиваешь в том случае, когда нет никакой опасности…

- Я делаю это, когда вижу, что мой лучший друг расстроен, особенно если в комнате находится Оливер Куин.

Хлоя отступила на шаг.
- И как это понимать?

- Никак, просто… а ты сама не хочешь объяснить?

- Объяснить что? Ты не единственный, кто добился того, чтобы быть другом Оливера, и кто вежлив с ним. – По-видимому, это должно было означать, что отсутствие у нее суперсил вовсе не значит, что она не может дружить или встречаться с кем-то наподобие Оливера.

- Что касается вежливости – я прошлой ночью слышал нечто прямо противоположное. – Он смотрел на нее, удивляясь, что она до сих пор практически ничего не рассказала. Обычно Хлоя никогда ничего не скрывала от него. Во всяком случае, уже давно ничего не скрывала. – Есть ли что-нибудь такое, что мне следует знать?

- Неужели ты что-то упустил прошлой ночью? – язвительно спросила она. Но через мгновение ее лицо смягчилось и выразило сожаление. Она подняла руку. – Ладно, мир. Я не хочу сражаться с кем-то еще.

- Значит, вы сражались?

- Да, за нечто такое, за что нет необходимости бороться. – Она прервалась, чтобы сделать заказ бариста и заплатить за напиток. Когда она обернулась к Кларку, ее лицо приобрело какое-то незнакомое ему выражение. – Кларк, ты когда-нибудь испытывал к кому-нибудь... чувства, которые можно было бы понять так по-разному?

Он посмотрел ей прямо в глаза.
- Да.

По-видимому, она ничего не заметила, слишком погруженная в свои мысли.
- Тогда ты поймешь. Я думала, что просто восхищаюсь им... Я про то, за что он сражается, и тот выбор, который он сделал...

- Хлоя, – прервал ее Кларк. Ему стало трудно дышать, когда он понял, что она пытается ему сказать. По-видимому, тот спор, во время которого он оставил их прошлой ночью, не был таким ожесточенным, как он подумал. – Ты встречаешься с Оливером?

Хлоя усмехнулась:
- Обычно я не встречаюсь с парнями, которые привлекательнее меня. – Ей почти удалось вызвать у него улыбку, но затем она добавила: - Я нравлюсь ему, Кларк. Я до сих пор не понимаю, почему, но это так.

Кларк заставил себя проглотить свою гордость и просто быть рядом со своим лучшим другом. Хлоя сделала то, что он от нее хотел – она доверилась ему. Он не мог оттолкнуть ее, отказав ей в поддержке.
- Что еще тебя беспокоит?

Хлоя закусила губу, как она делала всегда, когда нервничала.
- Не знаю… Тебе не кажется, что… все это происходит слишком быстро?

Волна облегчения распространилась, подобно лесному пожару. И только потом он осознал, как холодно ему было внутри.
- Немного. А ты что думаешь?

Она кивнула:
- Мне тоже так кажется. Но, знаешь, говорят, что любовь приходит под разными обликами, формами и в любое время. Могу ли я судить, на что это может быть похоже?

Кларк старался прислушаться к своей совести. Но, к сожалению, его совесть была на стороне Хлои. Он должен был находиться рядом с ней, помочь ей сделать выбор, основываясь на том, как будет лучше для нее, а не искать выгоды для себя. Ему было больно говорить это, но он все равно сказал.
- Думаю, ты должна положиться на свою интуицию. Если ты считаешь, что есть шанс, и ты могла бы быть счастлива с Оливером, то стоит попробовать.

Выражение ее лица изменилось, от его совета ее глаза засияли.

Было еще не слишком поздно. Он мог бы еще сказать, что Оливер – не единственный, кто хочет иметь шанс быть с ней. Но он подавил желание сказать ей это и заставил себя закончить:
- Ты ничего не потеряешь, если попробуешь.


 
puppy-eyeДата: Четверг, 17.01.2013, 12:10 | Сообщение # 8
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Давай дальше smile
 
AnaskoДата: Пятница, 18.01.2013, 10:34 | Сообщение # 9
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Седьмой раз.

«Хлоя,

я скрываю от тебя кое-что. Я прячу это глубоко внутри, но когда я пытаюсь рассказать тебе, обязательно что-нибудь случается, или мне не удается сделать это так, чтобы ты поняла. Поэтому я надеюсь, что эти слова покажутся тебе такими же ясными, как та истина, которая хранится в моем сердце.

И эта истина состоит в том, что я люблю тебя. Я люблю тебя уже давно. Это не было чем-то таким, что я понял внезапно, и случилось это не из-за того, что я думал о приближающемся конце света. То, что я чувствовал и по-прежнему чувствую к тебе, растет с каждой твоей улыбкой, с каждым мгновением, проведенным вместе с тобой. Невозможно передать, что ты сейчас для меня значишь, и это выходит далеко за рамки дружбы. Я раз и навсегда понял, что ты – самый важный для меня человек.

Я знаю, что сейчас ты с тем, кто заслуживает тебя гораздо больше, но я не могу продолжать смотреть тебе в глаза и не рассказать, что я чувствую. У нас уже были чувства друг к другу и раньше, и я молюсь, чтобы где-то в глубине души они у тебя еще сохранились, потому что ты нужна мне. Ты мне нужна.

Кларк»


Кларк сложил и снова развернул письмо, пытаясь найти опечатки или стремясь что-нибудь исправить так, чтобы оно обрело смысл. Но смысла во всем этом не было. Вне зависимости от того, что он пытался делать, он не мог заставить себя донести свои мысли до Хлои.

Прошло семь месяцев с тех пор, как Оливер впервые сказал Хлое, что хочет попробовать отношения с ней. Она дала ему шанс, а затем – еще несколько шансов с последующим зеленым светом на полноценные отношения. Кларк был с ней все это время, являясь ее доверенным лицом. Это было тяжело – чаще всего, невыносимо – потому что, хотя она и пыталась кое-что скрывать от него, он хотел знать. Он хотел убедиться, что Оливер хорошо с ней обращается.

И когда Кларк был не с ней, и не мог себя ничем занять, он работал над этим письмом, пытаясь довести до совершенства каждое предложение. Послание должно быть безупречно. Оно было для Хлои. Кларк не знал, решится ли он когда-нибудь на самом деле отдать ей письмо, когда оно будет готово, но, поскольку на написание первых двух предложений у него ушел месяц, он понял, что, скорее всего, никогда его не закончит.

Но, так или иначе, сейчас он снова и снова перечитывал последнее предложение. «Ты мне нужна». Письмо было закончено. Он не думал, что такое случится.

Должно ли было наступить некоторое облегчение теперь, когда он изложил свои чувства на бумаге? Означало ли, что он почувствовал покой?

Нет.

В то время как он изливал свои мысли, свои эмоции на выцветший лист бумаги, стирая и редактируя, Хлоя строила прочный фундамент для длительных отношений с Оливером. Она все чаще улыбалась и смеялась без него. Она все чаще опиралась на чужое плечо. Она чаще стала откровенничать не с ним.

Нет, так не должно было быть.

Вот почему все это не имело смысла. Не имело смысла дописывать это письмо только лишь для себя. Надо, чтобы его прочитала Хлоя. Она должна знать.

Когда-то давно он не был готов к таким чувствам, которые сейчас испытывал к ней. Он понятия не имел, что они станут такими сильными. И сейчас он сожалел лишь о том, что не смог рассказать ей раньше.

То, что он запланировал, было самым страшным из всего, что он когда-либо делал, но он все равно собирался сделать это. Это был единственный способ по-настоящему облегчить душу.

Через секунду он уже стоял снаружи Тэлона, вглядываясь в окно. Заведение было закрыто. Перевернутые стулья размещались на столах, с которых предварительно убрали грязную посуду. Вся еда тоже была убрана, а стойки чисто вытерты. Включенный свет освещал лестницу. И в этот момент Кларк увидел, как откуда-то сзади появился Оливер. На нем были брюки цвета темного хаки и белая рубашка на пуговицах. Одет он был довольно небрежно, если принять во внимание его красно-коричневые ботинки. А еще он держал белый цветок, который по форме напоминал звезду. На миг взгляд Оливера нервно метнулся из стороны в сторону. Затем он поднял глаза, и его лицо приобрело такое выражение, будто для него все вокруг перестало существовать, кроме того, на что он смотрел. Кларк проследил за его взглядом до середины лестницы, к тому зрелищу, которое приковало внимание Оливера.

На Хлое было серовато-зеленое платье с ажурным узором, поверх которого был надет белый кардиган. Ее каблуки цвета бронзы поблескивали при каждом шаге, пока она шла вниз по лестнице. Когда она почти спустилась, Кларк частично увидел ее лицо. С распущенными волосами, которые ниспадали волнами и обрамляли его, она была прекрасна. Неудивительно, что Оливер выглядел так, будто к нему прикоснулся ангел.

Сердце Кларка замерло. Он многое бы отдал, чтобы оказаться на месте Оливера. Кларк никогда не завидовал его деньгам, одежде или социальному положению. Но этим вечером у Оливера было то, о чем он мечтал.

Когда Хлоя, спускаясь по лестнице, оказалась чуть выше уровня глаз Оливера, он сказал ей что-то такое, что заставило ее остановиться.

Кларк подался вперед, позволив своему суперслуху уловить их разговор.

- ...Ты прекрасна. Я хочу взглянуть на тебя, – сказал Оливер.

Несмотря на то, что Кларк видел ее лицо только с одной стороны, он заметил ее ухмылку. - В виде исключения.

Оливер улыбнулся, но ничего не сказал, протягивая Хлое цветок. Хлоя благосклонно приняла его, с нежностью разглядывая.
- Это Леди Тюльпан? – спросила она с неподдельным любопытством.

Миллиардер кивнул, хотя его улыбка при этом выглядела мрачной. Кларк сразу же это заметил; Оливер вел себя не как обычно. И Кларк был не единственным, кто это просек.
- Ладно, Чарли Чаплин, не хочешь рассказать, что происходит... – Хлоя осеклась, судорожно вдохнув.

Кларк пытался увидеть, но не понимал, что происходит. Была ли Хлоя ранена? Он подумал, что должен использовать рентгеновское зрение; так он и сделал. Когда он отсканировал ее, он не увидел, чтобы что-то было не так, но затем его внимание привлекло это.

Оно было внутри цветка. Что-то блестящее.

У Кларка перехватило дыхание, и все тело сжалось от боли.

***

- Это Леди Тюльпан? – спросила Хлоя, и Оливер лишь кивнул в ответ. Она старалась не выглядеть растерянной, но не могла понять, что происходит с Оливером. Она понятия не имела, почему он ничего не говорит. Обычно он не мог удержаться, и разбалтывал все о том, куда они идут. Таким был тот Оливер, которого она полюбила.

Да, она действительно могла это признать. Она любила Оливера Куина. Не только потому, что на первом свидании он повел ее в местную бургерную – он сказал, что хочет сначала «покончить с едой», так что потом они могли бродить по центру города и разговаривать. И не потому, что дал ей возможность выбрать, куда они пойдут на втором свидании. Он был терпелив, предоставив ей решать, хочет ли она чего-то большего, чем просто держаться за руки и целоваться, или пожелает побыстрее разойтись по домам. Он пытался изучить ее пределы, ее уязвимые места и те вещи, которые заставляют ее плакать. Более того, он обязательно стремился выслушать и принять участие. Хлоя уже настолько привыкла самостоятельно иметь дело со своими проблемами, что она не понимала, насколько нуждалась в такой дополнительной поддержке, пока не появился Оливер. Ну, не совсем так, у нее был Кларк, но Кларку приходилось разбираться с таким количеством других важных дел, поэтому казалось, что на него нельзя полностью положиться.

С Оливером Хлоя чувствовала себя так, будто она могла снять с себя часть своего бремени. Он давал ей чувство… легкости – она не тонула во всем том, что происходило вокруг нее.

Но не только этим она была ему обязана, она была благодарна ему за то, что он остался. Он мог вернуться обратно в Стар Сити в любое время по своим делам, но вместо этого решил переехать в Метрополис и заниматься бизнесом, который он унаследовал, равно как и делами Лиги, здесь. Поскольку он не мог оставить попыток спасать людей, Оливер взял себе имя Зеленая Стрела – плод фантазии Лоис – и стал еще одним бесславным метрополисским борцом с преступностью, стоящим вне закона.

Все это он делал для нее.

Вот почему, когда его улыбка показалась ей напряженной, она не могла так это оставить.
- Ладно, Чарли Чаплин, не хочешь рассказать, что происходит...

Она не знала, что случилось с остальными ее мыслями; дыхание перехватило при виде сокровища, которое Оливер помог ей обнаружить внутри подаренного им цветка.

Это было кольцо. Овальный бриллиант не более чем три четверти карата, вставленный в тонкую полоску золота. Оно не было слишком броским. Это не было заявлением. Кольцо было символом. И то, что он означал, было настолько важно, что она боялась даже дотронуться до него.

Оливер достал кольцо из цветка и показал ей. Он мужественно встретил ее взгляд.
- Напарник, с того самого момента, как мы повстречались, я знал, что хочу быть с тобой.

Когда он сделал паузу, Хлоя вставила:
- Я не хочу портить момент, но ты имеешь в виду, когда мы встретились онлайн, когда ты организовал то столкновение в Изумруде, или когда ты спас меня как Зеленая Стрела?

Он не был готов к такому вопросу.
- Ну, если рассматривать это таким образом – «тот момент, когда мы встретились», – то это, действительно, звучит слишком избито.

Она засмеялась – отчасти потому, что нервничала – но она ждала ответа.

- Думаю, когда я попросил тебя прийти в Изумруд, – определился он, наконец. – Ты и раньше возбуждала мое любопытство, но когда я увидел тебя, а ты даже не удосужилась взглянуть на меня, я знал, что это ты. Это должна была быть ты. Ты не пыталась флиртовать со мной, и когда я сказал тебе, кто я, ты не старалась произвести на меня впечатления. Но я был впечатлен. Что бы я ни делал, и до, и после того, как ты узнала, кто я, ты с дьявольским упорством продолжала демонстрировать мне, что я не смогу добиться тебя так легко... Пожалуйста, скажи что-нибудь, пока я не сошел с ума.

- Я... Оливер, – Хлоя с трудом пыталась справиться с обуявшими ее мыслями и эмоциями, а он хотел, чтобы она сказала что-то связное? – Это так внезапно.

Он скептически поднял бровь.
- Неужели? Мы уже были вместе какое-то время.

- Семь месяцев.

Он слегка поморщился.
- Кажется, что это недолго, но для нас было достаточно времени, чтобы узнать друг друга. – Когда она продолжила молчать, он сказал: - Я знаю, как неубедительно это звучит. Но подумай об этом. Мы работали друг с другом в течение года. Ты принимаешь мою жизнь; ты являешься даже частью той стороны моей жизни, которую я вынужден скрывать от всех остальных. Ты знаешь обо мне все, и я... я люблю тебя.

Хлоя не могла сдерживаться. Она схватила Оливера за ворот и поцеловала. Это было чем-то нереальным – то счастье, которое его речь, его предложение и его тепло дали ей. Когда Хлоя отстранилась, она улыбнулась.
- Я тоже тебя люблю.

- Ты любишь меня достаточно для того, чтобы надеть его и носить до того дня, пока мы не обменяемся клятвами? – спросил он, жадно ловя ее взгляд.

Оставалась еще крохотная частичка ее, которая колебалась, не зная, следует ли ей или нет, сперва подумать об этом, или найти Кларка и спросить его, что об этом думает он. Но она отвергла эту идею. Оливер был здесь и сейчас, и хотел жениться на ней!
- Да, – сказала она, быстро надевая предмет обсуждения. – Я буду рада надеть это кольцо, Оливер Куин.

Оливер сгреб ее в объятия, и его радость еще больше усилила то ощущение счастья, которое она испытывала.

В тот самый момент, когда он уже собирался отпустить ее, раздался сильный грохот. Инстинктивно Оливер потянул ее к себе, чтобы защитить, но больше ничего не произошло. Хлоя посмотрела на главный вход Тэлона. Стеклянные двери был разбиты вдребезги.

- Что это было? – спросила она.

- Понятия не имею, – ответил он и, взяв ее за руку, осторожно направился в сторону входа.

К тому времени, как они достигли дверей, там никого уже не было.
- Я вызову службу безопасности Тэлона, – сказал Оливер, беря сотовый телефон и отступая вглубь кафе.

- Номера забиты на электронной доске объявлений сзади, – напомнила ему Хлоя. Она вернулась на место происшествия и огляделась. Здесь никого не было. Ни машин, ни людей на улицах. Она уже собралась идти обратно, внутрь здания, когда заметила это. Сложенный лист бумаги под осколками битого стекла. Она подошла и осторожно подняла его. Не зная, что с ним делать, она начала разворачивать его.

- Хлоя, я не могу найти его!

Хлоя улыбнулась. Оливера нельзя было оставить одного. Наверное, поэтому он и нуждался в напарнике. Она сунула лист бумаги в карман своего кардигана.
- Иду!

***

- Я буду рада надеть это кольцо, Оливер Куин.

Из всех ужасных вещей, с которыми он сталкивался, эта была одной из тех, от которых у него перехватило дыхание. Хлоя сказала, что она выйдет замуж за Оливера. Она могла бы с тем же успехом пронзить сердце Кларка криптонитовым колом.

Он отпрянул, как если бы она так и сделала. При виде Оливера, держащего в объятиях женщину, которую он любил, его разум будто обожгло.

Нет.

Все вокруг сделалось размытым, пока горячая слеза не скатилась по его лицу, и он понял, что плачет.

Нет.

Он не мог думать. Нет, он не хотел думать. Не хотел даже рассматривать тот факт, что он теряет своего лучшего друга.

Не осознавая, что делает, сжавшись, он занял атакующую позицию. А затем, просто так, он оттолкнулся от земли, с силой выбросив себя в воздух. Он едва отметил звук разбившегося стекла, в то время как сам он шел все выше и выше. Взмывая вверх. Он миновал облака, прошел еще милю вверх, когда гравитация взяла свое. Это было то, чего Кларк боялся больше всего. То, что его ужасало. Падение.

Но затем он подумал о том, что было гораздо хуже. Хлоя собирается взять Оливера Куина в законные мужья.

Страх перед падением рассеялся. Он поднял руки, затем взмахнул ими, создав импульс, бросивший его в горизонтальное положение, так, что теперь он проносился в плоскости облаков, а не против них.

И хотя он должен был бы гордиться этим моментом победы над гравитацией, он закричал от боли, а не от восторга.

Нет.

Восьмой раз.

У Кларка было такое ощущение, будто он провел в небе несколько часов, но, когда он решил спуститься ближе к земле и пролетел мимо часов на вершине Куин Тауэр, то увидел, что прошло не более двадцати минут. Странно, как мало для него значило время. Единственная реальность, которая существовала, состояла в том, что скоро он потеряет Хлою.

Наверное, ему следовало бы пойти домой, но сейчас, когда его мать уехала в Вашингтон, дом был пустым. И тихим. Он не хотел тишины. Ему необходимо было слышать нечто большее, чем шум крови в ушах. Полет помог только на время, но он знал, что бесцельное рассекание воздуха ничего не решит.

Его внимание привлек какой-то блестящий объект. Золотой, вращающийся и многогранный. На крыше, на которой он был установлен, располагались прожекторы, в свете которых он и блестел. Именно туда Кларк и решил направиться.

Он замедлился над крышей, пытаясь придумать, как бы приземлиться. Это должно было быть непросто. Боль, разрывающая сердце, подняла его ввысь, и теперь он не знал, как опуститься, не упав.

Он сконцентрировался, пытаясь представить воздух как некую силу, которую он мог бы подчинить своей воле, и свое тело как пустой сосуд. Медленно, он делал вид, будто заполняет себя грузом, который давит на воздух. Медленно… медленно. И, в конце концов, его ноги мягко коснулись крыши.

Кларк сделал несколько шагов к краю, глядя на город. Он видел значительную часть зданий Метрополиса, огни комнат которых, располагаясь случайным образом, делали каждое из них уникальным. Он мог различить тени, отбрасываемые в свете этих огней. Мужчины, женщины, дети. Люди, живущие своими жизнями, и не обремененные теми трудностями, с которыми ему приходилось сталкиваться. И вопросами, которые у него были.

Когда все развалилось? Когда Хлоя перестала хотеть большего, чем быть просто друзьями? Он знал, что, когда она поцеловала его в Черный Четверг, у нее еще были чувства к нему, запрятанные куда-то в глубины сознания. Он ощущал их в ее поцелуе, в ее объятиях. Это было подобно высвобождению бурной волны, которую она привыкла сдерживать. Куда же ушли эти чувства? Когда ее сердце закрылось для него и открылось Оливеру?

Глаза Кларка метались с места на место в такт его беспорядочным мыслям. Разве она не знала? Она должна была знать, что он хотел большего. Он хотел провести с ней свою жизнь. Слушать ее остроумные высказывания, приходить к ней домой, вместе с ней бороться за справедливость. Он хотел смотреть в ее глаза и видеть в них сияние такой же ответной любви. Он хотел держать ее в объятиях столько, сколько пожелает, слушать ее пение в душе... Он жаждал всего этого; жизнь с Хлоей была бы полной жизнью.

Он услышал, как позади него открылась дверь на крышу.

- Смолвиль?

Кларк резко обернулся и увидел лицо Лоис. Она, наверное, была более поражена этой встречей, чем он.

- Какого черта ты здесь делаешь? – спросила она, позволив двери у нее за спиной захлопнуться.

Существовало множество способов это объяснить, но после всего того, через что ему довелось пройти – разбитое сердце и полет – он не мог найти слов.
- Лоис. Хм…

- Дай угадаю, – сказала она, пытаясь прочитать выражение его лица. – Ты разыскивал привлекательную блондинку, специализирующуюся на всем необычном. Известную также как моя кузина.

Хлоя... это было последней темой, на которую он хотел бы поговорить. Печаль была слишком велика. Когда он думал о ней, он по-прежнему вспоминал то счастье, которое слышал в ее голосе, когда она сказала, что выйдет замуж за Оливера. Боль пронзила его, и он мог поклясться, что снова начинает немного сходить с ума.

Что бы там ни увидела Лоис, это встревожило ее.
- Ладно… Будем считать, что ты не хочешь разговаривать. Или просто быть вблизи кого бы то ни было в данный момент. – Она начала медленно двигаться обратно к двери.

- Все в порядке, – сказал Кларк, несмотря на то, что это было не так.

Она остановилась, ожидая, что он передумает. Но когда этого не произошло, сделала несколько шагов вперед.
- Ты хочешь, чтобы мы продолжали разговаривать? – спросила она, очевидно, не зная, что делать с его настроением.

Он кивнул. Конечно. Возможно, ей удастся отвлечь его.

- Ну, – сказала она, продолжая приближаться, – у меня, на самом деле, не так много новостей, которыми я могла бы поделиться… – Она оживилась, когда неожиданно ей пришла в голову мысль. – За исключением намечающейся свадьбы.

Кларк сумел сдержаться и не вздрогнуть, но он не хотел больше ничего слышать.
- Лоис, не говори мне…

- Это правда, – продолжила она, приняв слова Кларка за выражение крайней степени заинтересованности, – кузина только что позвонила и сообщила мне, что она, без всякого сомнения, собирается выйти замуж за того самого холостяка из Стар Сити, который является постоянным предметом всеобщего любопытства...

- Лоис.

- ... и она попросила меня быть подружкой невесты...

- Лоис!

Она отступила и изумленно уставилась на него. Она не была обижена, только шокирована. Шокирована тем, что такой, как он, простой тихий фермерский парень, сумел повысить голос.

Кларк не стал извиняться за свою вспышку. Он был недалек от того, чтобы сорваться снова. Он не хотел знать о том, что Хлоя звонила Лоис, взволнованная той сценой, которой он почти помешал. Не хотел знать, что ей уже не терпится строить планы. Хлоя попросила брюнетку быть подружкой невесты менее чем через час после того, как была обручена. Она так торопилась выкинуть его из своей жизни!

Он отважился взглянуть на Лоис, ожидая, что она даст ему пощечину, наорет или сделает еще что-нибудь такое. Но Лоис просто смотрела на него, широко раскрыв глаза.
- Ты уже знал, – констатировала она. – Ты знал, и ты не выглядишь счастливым.

У него не было сил отрицать это. Так или иначе, он был плохим лжецом. Все, что он мог сделать – это отвести взгляд.

Лоис, как и обычно, была настойчива.
- Ты влюблен в мою кузину.

Кларк стиснул зубы, чувствуя, как напряглись его мышцы. Он вздохнул, чтобы успокоиться, заставляя губы двигаться.
- Это не имеет значения, – выдавил он из себя; его голос звучал хрипло от того, что он хранил молчание тогда, когда должен был сказать так много.

Она скрестила руки на груди.
- А как же Лана?

Его ладонь сжалась в кулак.
- А что Лана? Я больше не люблю ее. Это все в прошлом. Я двигаюсь дальше. И она...

- Она только что ушла от Лекса.

Кларк достаточно спокойно отреагировал на эту новость.
- Что?

- Веришь или нет, – продолжила наседать Лоис, – она, наконец, открыла глаза на то, каким извращенным является семейство Луторов, и подала на развод. Она согласилась на десять миллионов.

Он лишь моргнул в ответ на это. Лана была свободна от Лекса.
- Я счастлив за нее, – это было все, что он сказал.

- Да, теперь ты можешь быть с женщиной, которую всегда любил.

Кларк покачал головой.
- Я счастлив за нее, – повторил он, – но я не хочу быть с ней.

Лоис скептически скрестила руки на груди:
- И я должна верить, что ты не попытаешься завоевать свою школьную возлюбленную?

Он мог бы начать спорить с ней. Рассердиться, бросить несколько неприятных замечаний в ее адрес. Но он пожал плечами:
- Верь, во что хочешь.

На целую минуту воцарилась тишина.

- Моя кузина так слепа, – сказала Лоис после продолжительного молчания.

***

Кларк переживал, что после того, как Лоис случайно открыла то, что он любит Хлою, она отправится к блондинке и расскажет ей, слово в слово, всю правду. К его удивлению, Лоис сказала, что это – его тайна, чтобы решать, раскрыть ее или сохранить. И что она не собирается разрушать ни его отношения, ни отношения Оливера с Хлоей, рассказывая об этом кому бы то ни было. Он не знал, стоит ли ей верить, но затем Лоис показала ему ту причину, из-за которой она сама этим вечером оказалась на крыше Дейли Плэнет – в ее руке была пачка сигарет и зажигалка.
- От старой привычки трудно избавиться, – сказала она.

Таким образом, Лоис предоставила ему компромат на себя в качестве демонстрации доверия. И еще, она оставила его с этими словами: «Единственное лекарство от любви – любить еще сильнее. Не сдавайся, Кларк» (прим. автора: цитата из Генри Дэвида Торо).

Эти слова зацепили его. Он прилетел в Дейли Плэнет в отчаянии, на грани потери рассудка. Но там, благодаря Лоис, он пришел к самому главному пониманию. Это еще не конец. Не в том смысле, что он стал бы мешать счастью Хлои, расстраивая ее отношения с Оливером. То, что он понял, было не об этом.

Нет, ничего не кончено только из-за того, что Хлоя выходит замуж за другого мужчину. Кларк знал, что, даже после того, как она станет женой Оливера Куина, он все равно будет любить ее. Он по-прежнему будет жадно ловить каждое ее слово. По-прежнему пытаться зажечь те самые искорки в ее глазах. Все так же с нетерпением ждать следующего раза, когда увидит ее. Это и есть любовь.

Поэтому, да, он улыбался ей, когда она сообщила, что выходит замуж за Оливера Куина. Он всеми способами пытался удостовериться, что ее свадебные планы осуществятся. Кларк не перестал быть ее лучшим другом и, поэтому, остался в ее жизни.

Это была горькой радостью, но он выдержал все это.

***

Хлоя вошла в амбар, волнуясь гораздо больше, чем когда бы то ни было на ее памяти. Она нервно вздохнула и поднялась по ступенькам на чердак. И увидела своего друга детства, который стоял у открытого окна, глядя на закат. Верный Шелби тихо сидел рядом с ним. Одетый в джинсы и клетчатую рубашку, Кларк был именно таким, каким она его помнила, но не совсем. За последний год он повзрослел и стал казаться более мудрым. Ей хотелось думать, что это произошло из-за подготовки к свадьбе – возможно, ее затянувшаяся помолвка заставила его осознать, как быстро они стали взрослыми. Но, глядя на него такого, каким он был сейчас, видя его плечи, словно нагруженные невероятно тяжелым, хоть и воображаемым грузом, она знала, что здесь есть что-то еще.

Даже после помолвки с Оливером она проводила с Кларком так же много времени, как и раньше, если не больше, и успела познакомиться и с длительными молчаниями, и беспристрастными выражениями лица. Кларк отдалялся; шло время, и его голубые глаза становились все более и более безучастными. Иногда, когда она была с ним, Хлоя чувствовала себя более одинокой, чем когда либо.

Вот почему было так трудно прийти сейчас к нему. Она не хотела, попросив его о том, о чем собиралась попросить, увидеть тот самый отсутствующий взгляд. Она хотела, чтобы его улыбка коснулась глаз, и чтобы они ожили.
- И это мой любимый межгалактический путешественник, – сказала она, улыбнувшись.

Кларк обернулся, с легкой улыбкой.
- Какой приятный сюрприз. Я не видел тебя с… сегодняшнего утра, – поддразнил он.

Она почувствовала воодушевление. Хорошо. Похоже, он в порядке.
- Признайся, ты скучал по мне.
Она подошла к распахнутому окну, созерцая открывшуюся картину. Горизонт, охваченный оранжевым цветом, был окаймлен красной полосой. Волны горячего воздуха превратили садящееся солнце в исчезающий мираж. Это было потрясающе. Она повернулась к Кларку и поняла, что он наблюдает за ней. И ждет, когда она объяснит, почему она здесь. Покраснев, она сказала:
- Прости. Я забыла, как здесь красиво.

Откашлявшись, она продолжила:
- Кларк, я хочу попросить тебя кое о чем, невероятно важном. То есть, я пойму, если ты скажешь «нет»…

- Хлоя, – прервал он. – О чем ты?

Она пыталась улыбаться и дальше, но ее улыбка дрогнула.
- Господи, я не могу попросить... Знаешь, давай сделаем вид, что я даже не упоминала об этом, – сказала она, уходя.

В какую-то долю секунды он оказался прямо перед ней, преграждая ей путь. Ему не нужно было ничего говорить, достаточно было просто вот так взглянуть.

- Я думала о последней детали свадьбы. О самой важной. Той, где я иду к алтарю к своему будущему мужу. Мой отец многие годы находится за пределами штата, у моей матери по-прежнему кататония… Сказать, что у меня развился комплекс брошенного ребенка, было бы явным преуменьшением. – Она вдохнула и, сделав шаг к брюнету, посмотрела ему в глаза. – Я могла бы запросто пойти к алтарю сама. Но, на самом деле, я не была одинока, я не шла по жизни одна. У меня всегда был ты. Сколько бы я ни прокручивала назад свои воспоминания, ты был со мной. Иногда я, вроде как, забываю об этом – я думаю, мы оба, так или иначе, воспринимаем наличие друг друга как нечто, само собой разумеющееся. Но я хочу, чтобы этот момент ты, тоже, разделил со мной, как делил все остальные моменты моей жизни.

Ей показалось, или его глаза потеплели? Это, само по себе, придало ей силы.
- Поэтому я хочу попросить… Ты поведешь меня к алтарю?

Кларк глубоко вдохнул, и Хлоя увидела, что его глаза не только потеплели. Они наполнялись слезами.
- Кларк?

Случилось что-то немыслимое. Из его глаза упала слеза. У Хлои все сжалось в груди. Почему? Почему он плачет? Совсем недавно он с трудом проявлял эмоции, а теперь плачет прямо перед ней. Что такого он не рассказал ей?

Она, наконец, увидела, что он собирается что-то сказать. Хлоя, что было сил, напрягла колени, чтобы не дать себе возможности отступить и сбежать. Что бы он ни сказал, она должна была знать его ответ.

- Я люблю тебя, Хлоя, – сказал он, и ее сердце замерло. Затем он добавил: - Я не могу вести тебя к алтарю. Я не могу быть твоим посаженным отцом.

Его слезы были заразительны. Они, будто перелетев с его лица, вдруг появились в ее глазах.
- Почему нет?

- Я не был честен с тобой…

- Это ничего, – сказала она, глотая слезы. – Я знаю тебя. Я понимаю и принимаю, что некоторым вещам суждено так и остаться тайной.

Еще больше слез. Нет. Неужели она сделала только хуже?
- Кларк, что я сказала не так? – спросила она. Она не понимала.

Несмотря на дрожь, не говоря уже о слезах, он улыбнулся.
- Ничего. Ты просто напомнила мне… о том, что наша дружба значит. – Он поднял руку и вытер слезу с ее лица – она даже не знала, что пролила ее. – Я поведу тебя.


 
puppy-eyeДата: Пятница, 18.01.2013, 10:36 | Сообщение # 10
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Все дальше, все дальше... wink
 
AnaskoДата: Пятница, 18.01.2013, 10:55 | Сообщение # 11
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Девятый раз.

Хлоя выключила монитор компьютера и начала складывать в стопку подшивки бумаг. У нее был долгий день, и Лига Справедливости собиралась этой ночью нанести упреждающий удар по еще одному из объектов Лекса. За пять дней до свадьбы Оливеру непременно понадобилось подвергнуть себя и своих шаферов опасности. Сейчас, в то самое время, когда она складывала свои вещи, чтобы уйти с работы, они летели в Центральную Америку и должны были сообщить, как только будут на месте. Она взглянула на обручальное кольцо, думая о своем женихе. Сегодня ночью ей предстояло стать Сторожевой Башней.

- Хлоя Салливан, в-скором-времени-Куин.

Она подняла глаза и посмотрела в лицо тому, кто был одной из самых больших угроз Кларка и остального человечества.
- Лекс.

- Забавно, я только что прочитал о вашей помолвке в газетах, – сказал он, бросая копию текущего номера Дейли Плэнет на ее стол. – Я думал, что, с тех пор, как я купил это место, для меня не будет новостей.

Хлоя взгянула на газету, а затем на него:
- Итак, сюрприз.

- И это действительно так, – сказал он, сделав несколько шагов в ее направлении. – Кто знал, что ты будешь воплощать свою детскую фантазию... с кем-то другим. Кларк, наверняка, сейчас прячется в пещере. О, подождите... Он будет вести тебя к алтарю, верно?

Хлоя решила, что не позволит его ядовитым словам уязвить ее.
- Зачем ты пришел сюда, Лекс?

Он улыбнулся.
- Просто хотел засвидетельствовать свое искреннее почтение.

Она сделала рукой приглашающий жест.
- Изволь...

Лекс двинулся к ней, не останавливаясь, пока между ними не осталась всего пара футов.
- Поздравляю. Ты уволена.

Хлоя была достаточно искушенной в таких вещах, чтобы не дрогнуть перед Лексом. Большинство из тех язвительных и глупых вещей, что он сказал, были сказаны лишь для того, чтобы шокировать ее. Она также знала, что сейчас он говорил абсолютно серьезно. Он, конечно же, пришел не затем, чтобы поздравить ее с помолвкой. Он действительно увольнял ее. Она встретилась с его блеклыми глазами.
- Если это как-то связано с Ланой...

- Связано, – прервал он, не шелохнувшись. – Моя бывшая жена сбежала с моими деньгами. Я знаю, что она контактировала с тобой, но я также знаю, что ты никогда не предоставила бы нужную мне информацию.

- Нашел способ отомстить мне, – сказала Хлоя. – Это выглядит жалко, Лекс. – Она окинула его долгим взглядом, прежде чем продолжить складывать свои бумаги в сумку.

Она почувствовала, как рука Лекса схватила ее за предплечье, вынуждая развернуться. Его глаза горели, вглядываясь в ее лицо.
- У тебя есть двадцать четыре часа, чтобы сказать мне, где Лана; и оставь свои вещи на столе.

Хлоя глубоко вдохнула. С легкостью можно было бы ударить его в солнечное сплетение, но она не собиралась поддаваться на эту попытку запугать ее. Его угрозы были бессмысленны. У него ничего не было на нее, пока она сама не даст ему то, что он хочет. Он всего лишь пытался своими запугиваниями вынудить ее к повиновению.

- Отпусти ее.
Оба, Хлоя и Лекс, обернулись на звук не терпящего возражений голоса Кларка.

Она не знала, кто из них был более потрясен – она сама или Лекс. Кларк говорил ей, что, несмотря ни на что, каким бы злодеем ни стал Лекс, он все еще считает его своим другом. Но сейчас тон его голоса и тот взгляд, который он подарил Лексу – будто его термозрение готово было активироваться в любой момент и расщепить Лутора на мелкие частицы – были далеки от дружеских.

Лекс первым пришел в себя и сделал то, что ему было велено. Хлоя отступила и схватила свою сумку.
- Спасибо, Лекс, но я не приму ни одного из твоих предложений, – сказала она и шагнула в объятия Кларка. – Я вернусь за своими личными вещами.

Когда они уходили, Лекс выкрикнул.
- Держи крепче, Кларк. Это не продлится долго.

Они не оглянулись.

***

Кларк пытался игнорировать последние слова Лекса, но не мог. Хлоя в его руках; это не продлится долго. Она выходила замуж через несколько дней. Он не знал, что будет делать, когда это станет официальным. Он взял ее на руки и, не говоря ни слова, помчался на суперскорости в Тэлон.

Вся комната была завалена коробками. Хлоя паковала свои вещи, чтобы переехать в квартиру Оливера. Лоис, очевидно, была рада, что для нее освобождалось столько места. Эти коробки, Лекс... все это давило на него. Хлою уволили из Дейли Плэнет и она покидала Тэлон. Наверное, это будет странно – идти в Башню Куина, чтобы повидать ее… Он представил, что ему придется каждый раз подниматься на лифте, и как, скорее всего, это будет раздражать.

Конечно, он всегда мог спикировать на балкон, но тогда пришлось бы объясняться по поводу того, что он умеет летать...

Как только Кларк опустил ее, Хлоя уперлась рукой в его грудь, пресекая любое движение.
- Просто чтобы ты знал, – сказала она, все еще переводя дыхания после перемещения. – То, что сказал Лекс – это все неправда. Ты и я... мы так и останемся в жизнях друг друга.

Он хотел улыбнуться, кивнуть, согласиться с ней, но что толку? Он сомневался, что все сможет надолго оставаться так, как прежде, после того, как она выйдет замуж.
- Откуда ты знаешь? – спросил он. – Как ты можешь быть настолько уверена?

Она бросила на него смущенный взгляд.
- Наша дружба не входит в число тех вещей, которые я подвергаю сомнению.
Должно быть, он не выглядел особо убежденным, потому что Хлоя уперла руку в бок и пристально посмотрела на него. Смущение сменилось легким раздражением:
- Ладно, давай, скажи это! Не выношу пассивной агрессии.

- Я не знаю, о чем ты говоришь, – ощетинился он.

- Думаю, знаешь, потому что я говорю о тебе. – Она опустила сумку и пристально на него посмотрела. – Неужели ты думаешь, что я не заметила? Ты возводишь крепостные стены и закрываешься ими от меня. Что происходит у тебя внутри, Кларк?

- Со мной все в порядке, – сказал он, желая, чтобы Хлоя поверила.

Она была непреклонна.
- Это не ответ на мой вопрос.

Ему пришлось секунду помедлить, думая, что бы ответить. Она хотела знать, почему он отдаляется. Почему он чувствует необходимость в этом.
- Я готовлюсь к худшему. К тому, что, с учетом всего того, что происходит вокруг нас, мы… наша дружба может не выдержать.

Ее любовь… Он может попытаться жить без ее любви. Но жить без нее самой он не смог бы.

Она потупила взгляд и опустила голову.
- Это верно. Приходится все чаще и чаще бороться, рисковать и сталкиваться со смертью, чем когда бы то ни было раньше. Но взгляни на нас. Ты и я – это головоломка, еще более сложная для понимания, и, тем не менее, мы отлично вписываемся в жизни друг друга.
Она приблизилась и взяла его за руку.
- Никто не собирается разлучать нас. Я не позволю этому случиться.

Нужно было бы иметь каменное сердце, чтобы это не тронуло. Один взгляд на ее серьезное лицо, и Кларк понял, что его сердце не является таковым.

Он вздохнул. Сейчас, в ожидании замужества Хлои, ему было особенно трудно. Он чувствовал многое. Боль предательства. Сожаление. Гнев. Печаль. Одиночество. Большинство этих чувств были лишены всякой логики, но это не мешало ему их испытывать. И, да, он держал все это внутри. А что ему оставалось делать? Довериться кому-нибудь? Но так уж вышло, что единственный человек, с которым он хотел поговорить, был тем самым человеком, о котором он хотел поговорить. И это делало его чувство потери и одиночества более глубоким.

Но те слова, которые сейчас сказала Хлоя – о том, что она тоже не хочет потерять его – делали все эти вещи терпимыми. Потому что, даже если окажется так, что в будущем они разойдутся, то теперь он, по крайней мере, знал, что она не хотела, чтобы это произошло.

***

Кларк вытянул руки, чувствуя себя необычно, когда пиджак смокинга натянулся на его теле. Он не носил костюмов уже довольно давно, и то, что он сейчас снова надел его, являлось ярким примером того, на что он был готов ради своего лучшего друга. Он сражался с воротником дольше, чем поднимался вверх по лестнице. Свадьба должна была начаться менее чем через полчаса, а Лоис и Хлоя, запершись в спальне родителей, все еще занимались подготовкой. Барт уже доложил, что все гости прибыли в местную часовню, находящуюся в нескольких минутах езды от Смолвиля – стратегически местоположение было выбрано таким образом, чтобы можно было рассчитывать на отсутствие посторонних. Это было верным решением, поскольку, хоть список гостей и был небольшим, в него входила Лига Справедливости.

Эй-Си терпеливо сидел в гостиной. Как шафер Оливера – еще один стратегический ход, чтобы вновь разжечь огонь между ним и Лоис – Эй-Си должен был ждать, когда его спутница по церемонии бракосочетания будет готова и пожелает выйти. Готова Лоис была, но выходить не желала. Потребовалась бы демонстрация способностей Кларка, чтобы вытащить ее оттуда.

Кларк подошел к двери и постучал.

- Вы уже готовы?

- Нет, – сказала Хлоя.

- Да, – одновременно с ней ответила Лоис.

Он слышал, как они спорят.

- Лоис, – сердито сказала Хлоя громким шепотом, – я не готова.

- Конечно же, ты готова, – последовал ответ. – Ты великолепна!

Он услышал шаги, приближающиеся к двери, а потом дверь распахнулась, и на пороге появилась Лоис, одетая в платье цвета морской волны.
- Что ты думаешь, Смолвиль? – спросила она о своей кузине.

Хлоя стояла у окна, и солнце ярко освещало каждый ее белокурый локон. Глаза ее блестели; ее лицо было совершенно. Сверху на глубокий вырез платья наслаивалась полоска прозрачной ткани, обернутая вокруг шеи. Сборки на тонкой талии еще сильнее подчеркивали ее стройность. Юбка, едва касаясь пола, оставляла часть ее ажурных каблуков открытыми. Глаза Кларка снова взметнулись вверх, к слегка покрасневшему лицу девушки, и он почувствовал, что к его лицу тоже начинает приливать тепло.

- Смотрите-ка, – сказала Лоис. – Мой телефон сейчас зазвонит. Встретимся в часовне, Хло.

Он убедился, что Лоис и Эй-Си вышли, прежде чем, наконец, заговорить.
- Оливеру очень повезло.

Она благодарно улыбнулась.
- Если говорить о везении, то мне кое-чего не хватает. Туфли старые, платье новое, а мои заколки голубые. Как ты думаешь, Лоис даст мне обменяться с ней букетами? Будет ли это означать взять взаймы?

Кларк метнулся на суперскорости в сарай, схватил ежегодник из стола на чердаке, и через две секунды вернулся обратно.

Хлоя подняла бровь.
- Не уверена, что хочу нести это к алтарю.

Он открыл ежегодник, в середине которого оказался засушенный белый цветок. Кларк подошел к ней, давая возможность взять цветок. Пока Хлоя рассматривала его, он сказал:
- Этот цветок ты приколола мне перед Весенним Балом после первого года.

Ее глаза в шоке взметнулись вверх, к его глазам.
- Ты сохранил его?

Кивнув, он взял цветок из ее рук и поместил его в центр букета. Кларк улыбнулся. Ну, вот. По крайней мере, частичка его самого все равно будет с ней, когда он выдаст ее замуж.
- Не забудь, – сказал он, придав несерьезный тон своему голосу. – Я хочу получить его назад, когда церемония закончится.

Его слова оборвались, когда он поднял взгляд и увидел, что она откровенно плачет. Кларк слышал, что женщины ненавидят плакать на свадьбах. У них от этого краснеют глаза, и течет косметика. Он быстро схватил носовой платок и промокнул ее лицо, отчего она стала плакать еще сильнее. Поэтому он сделал самое лучшее из того, что мог. Он обнял ее и удерживал в объятиях до тех пор, пока она не успокоилась.

Когда Хлоя отстранилась, она все еще пыталась не всхлипывать. Улыбаясь, несмотря на слезы, она сказала:
-Я самая счастливая женщина.

В этот самый момент зазвонил телефон Хлои, и она пошла, чтобы проверить его.
- Лоис прислала сообщение, – объявила она, хватая фату. – Они хотят начать без меня.

Кларк подошел к ней, взял на руки и перенесся на суперскорости к боковой стороне часовни, чтобы никто не мог их увидеть, появившихся, словно по волшебству. Обойдя здание, они подошли к фасаду, но за пару шагов до двери остановились. Она повернулась, чтобы поправить его галстук, и подарила ему самую замечательную из своих улыбок.
- Хлоя, – сказал он, надеясь, что его никто не прервет. – Я люблю тебя.

Он хотел остановиться на этом, но это был день ее свадьбы. Он собирался сдержать свое обещание и не мешать. Поэтому он добавил: - И я никогда еще так не гордился тобой.

Он взял фату из ее пальцев и приколол к ее волосам.

Все остальное было как в тумане.

***

Кларк молча стоял и наблюдал за людьми, которые танцевали и смеялись. Несмотря на то, что присутствующих было не так много, это походило на вечеринку. Красивая музыка вела за собой танцующие пары. Наверное, этим и следовало заниматься на свадьбах. Он не знал. Для него имело значение лишь счастье Хлои.

Служба была короткой. Он подвел ее к алтарю, откинул вуаль и поцеловал в лоб, а затем передал ее руку Оливеру. Пастор прочитал отрывок из Библии, предложил им обменяться клятвами и объявил их мужем и женой. Свадьба была именно такой, какую она хотела.

Ему удалось справиться с трепетом в груди и выглядеть нормально. Прекрасно. Все хорошо. Помогало то, что никто не пытался завязать с ним разговор...

Наверное, он слишком рано об этом подумал, потому что к нему подошла Лоис, полная решимости. Она схватила его и потащила на танцпол.
- Лоис, что ты ...

- Заткнись, Смолвиль, – приказала она, беря его руку и кладя себе на талию. Она тоже приняла соответствующую позу и вызывающе посмотрела на него.
- Я не позволю тебе стоять здесь с поникшим видом и подпирать стену. А теперь, танцуем.

Он не стал отпираться; и вот, они уже двигались в такт только что начавшейся песни Джека Джонсона. Он думал, что они будут оставаться почти на одном месте, но Лоис, не останавливаясь, пробивалась сквозь толпу, пока не врезалась в молодоженов.

- Упс, – сказала она абсолютно без всякого сожаления. – Извините, я немного увлеклась.

Хлоя засмеялась:
- Рада, что ты смогла признать это, Лоис.

Лоис просияла счастливой улыбкой.
- Эй, – обратилась она к Оливеру. – Не мог бы ты подарить мне танец? А то Смолвиль мне уже все ноги отдавил.

Кларк уже был готов возмутиться и сказать «Это неправда!», но увидев, как Лоис сверкнула на него глазами, промолчал.

- Конечно, – сказал Оливер, протягивая ей руку.

Лоис, издав некий звук благодарности, удалилась вместе с ним.

Кларк повернулся к Хлое и точно так же протянул ей руку. Хлоя улыбнулась и приняла ее, и все вокруг исчезло. Остались только они двое, танцующие в своем собственном мире. Кларк спрашивал себя, заметила ли она, как это оказалось для них естественно – быть в объятиях друг друга. Но вместо того, чтобы спросить ее об этом, он задал совершенно другой вопрос:
- Ну и каково это – быть миссис Оливер Куин?

Улыбка на ее лице стала еще шире.
- Я решила поставить дефис, – заявила она. – Хлоя Салливан-Куин.

Он подумал, что не удивлен – Хлоя всегда была очень независимой, и она уже кое-чего добилась самостоятельно, от своего собственного имени. Ей не было необходимости брать имя Оливера.
- Попробуй говорить это в три раза быстрее.

Хлоя звонко рассмеялась, а потом драматично вздохнула.
- Забавно, – начала она. – Десять лет назад я мечтала о том, что это будем ты и я. Я имею в виду, бракосочетание.

Он посмотрел на нее, потрясенный. Она когда-то мечтала выйти замуж за него? Почему она не рассказала ему об этом раньше? Зачем ей понадобилось ждать того момента, когда она стала женой другого?

Вопросы, вопросы… но что толку теперь от ответов. Нет, сейчас не время для серьезного разговора с Хлоей. Быть может, в другой жизни. А сейчас он должен был сохранять атмосферу легкости.
- Хлоя Салливан-Кент. Тоже язык можно сломать.

- Нет, – сказала она, и он почувствовал, как ее рука слегка сжала его плечо. – Ты – последний выживший представитель очень необычного народа. Если бы я вышла за тебя замуж, то стала бы миссис Кларк Кент.

Кларк открыл рот, не зная, что бы сказать в ответ на это.

Неожиданно музыка и танцы были прерваны грохотом, за которым сразу же последовал крик. Все замерли и обернулись, глядя, как человек, пролетев в воздухе, врезался в стол, разбивая тарелки и бокалы, наполненные шампанским. Опять крик. А потом Кларк увидел фигуру, стоящую в вестибюле.

Милтон Файн. Выглядел он ужасающе, и он не спускал глаз с Хлои.

- Хлоя!

Вечеринка переросла в хаос, когда люди стали срываться со своих мест, пытаясь спастись. Кларк почувствовал, как дрогнула рука Хлои, и встал перед ней, заслонив от деревянного обломка, летящего на них. Обломок врезался в него и раскололся, никому не причинив вреда. По крайней мере, никто даже не взглянул.

- Хлоя!

Файн продолжал идти к ним, расшвыривая людей на своем пути. Кларк не пытался остановить его, так как это был единственный способ заманить его вглубь зала. Пространство между Файном и входом увеличилось, что, наконец, позволило гостям начать эвакуироваться.

- Хлоя! – Кларк боковым зрением увидел Лоис. Она кричала своей кузине.

- Лоис! – позвала Хлоя, и Кларк почувствовал, как она рванулась к ней. Но он удержал ее за руку.
- Не двигайся, Хлоя, – мягко предупредил он. – Это слишком опасно.

Похоже, Хлоя поняла.
- Эй-Си, вытащи ее отсюда!

Кларк не мог себе позволить отвернуться от Файна, но он услышал, как Лоис начала спорить.

- Пожалуйста, – закричала Хлоя. – Лоис, уходи!

Стук каблуков убедил Кларка, что Эй-Си уводит ее.

Виктор, выпрыгнув перед Файном, начал осыпать противника ударами, от которых тот в последний момент все время успевал уйти. В конце концов, Файн одержал верх, схватив Виктора за горло и подняв высоко в воздух.
- Ты, – сказал он, – имеешь много информации. – Без лишних слов он запустил свои щупальца в Виктора, «пробуя» информацию, хранящуюся в его программе. Полу-киборг закричал, пытаясь освободиться от захвата Файна, сжимающего его, словно тисками.

- Кларк! – воскликнула Хлоя.

Кларк стиснул зубы. Желание помочь Виктору было огромным. Но он не хотел оставлять Хлою. В данный момент она была самой уязвимой из них.

Прежде чем у него появился шанс сделать хоть что-то, Файн убрал свои отростки и бросил Виктора в сторону выхода, сбив с ног Эй-Си и Лоис. Кларк содрогнулся. После такого столкновения с тем, кто частично состоит из металла, вряд ли им удастся остаться в сознании

Файн озадачено посмотрел на Кларка.
- Ты не собираешься сражаться со мной?

- Я знаю, что ты хочешь, – сказал он, качая головой. – Я не позволю тебе тронуть ее.

И тут Кларк увидел, как Барт, пронесшись через входную дверь, метнул что-то в воздух прямо перед тем, как броситься на Файна. У него могло бы и получиться, если бы Файн не умел двигаться так же быстро, как он и Кларк. Барт не успел атаковать, оказавшись пойманным в «стальной зажим», и теперь, извиваясь, пытался освободиться.
- Ты, – сказал Файн, – имеешь мало информации.

- Тебе не достанется ничего, – сказал Оливер, появившийся из груды обломков. Он держал лук со стрелой – ей оказался тот самый предмет, который бросил Барт при своем появлении. Оливер выстрелил, послав стрелу в Файна.

Файн поймал ее свободной рукой.
- Эти человеческие уловки не стареют, – констатировал он, вертя стрелу. С этими словами он бросил ее обратно, туда, откуда она прилетела, поразив Оливера в грудь.

- ОЛИВЕР! – закричала Хлоя.

В этом крике было столько боли – словно в тот момент, когда она выкрикнула это имя, из ее груди вырывали сердце. Кларк не смог остановить ее. Она вынырнула из его рук и, со слезами на глазах, побежала к своему мужу.

Файн понял, какая благоприятная возможность ему представилась. Он отбросил Барта, словно тряпичную куклу, с такой силой, что Барт от удара проломил гипсокартон стены и врезался в ее основание.

Кларк увидел, как Файн бросился в сторону Хлои. Рванувшись вперед, он врезался в Файна до того, как тот успел добраться до его лучшего друга. Они упали, но Кларк поднялся быстрее. Схватив своего врага за рубашку, он низко присел и, оттолкнувшись, взмыл в небо.
- Тебе лучше надеяться, что для Оливера еще не слишком поздно, Файн, – выдавил он, направляясь так быстро, как только мог, к Крепости Одиночества.

***

Хлоя вся дрожала, обнимая Оливера. Она вынула стрелу и давила на рану, чтобы остановить кровотечение.
- Все не так уж и плохо, – повторяла она, но он, уже ускользнув в забытье, даже не мог ее слышать.

Лоис, Эй-Си и Виктор все еще беспорядочной грудой лежали у входа. Барт дышал, но был без сознания. Кларк улетел к солнцу с Милтоном Файном. Хлоя оказалась единственной из бодрствующих на руинах того, что еще менее часа назад было красивой вечеринкой.

Ужас, пробирающий до мурашек, окончательно завладел ее сознанием. Это был день ее свадьбы. Ее окружали сломанные столы, стекло и тела.

Где скорая помощь, черт возьми?

- Хлоя!

Она услышала хруст стекла, когда Кларк подошел ближе, но она не могла пошевелиться. Она не могла отвести взгляд от лица Оливера.

Кларк опустился на колени рядом с Оливером, с противоположной стороны от Хлои.
- Где Файн? – спросила она.

- Я о нем позаботился, – это было все, что он сказал. Почувствовав на своем плече его руку, она нашла в себе силы поднять на него взгляд. – Насколько он плох? – спросил Кларк.

- Он... – следующее, что помнила Хлоя – как она схватила руку Кларка. – Кларк, – сказала она, понимая, как безрассудно это звучит, – что бы ни случилось, не относи меня в больницу.
Она знала, что следовало бы сделать прямо противоположное – попросить Кларка доставить их с Оливером в больницу, но она не могла просто стоять и ждать. Не сейчас, когда у нее есть возможность что-то сделать. Не тогда, когда она может это исправить.

Она видела, как Кларк изменился в лице.
- Хлоя, о чем ты говоришь? Что...

- Пожалуйста, – прервала она, чувствуя, что время ускользает. – Никаких больниц.

Как только его глаза сказали «да», она снова повернулась к Оливеру.

Она могла все исправить.

***

Он видел боль в ее глазах. И еще он видел решимость.

Она положила руки несколькими дюймами выше раны Оливера. А потом произошло невозможное.

Яркий свет наполнил комнату. Он исходил от рук Хлои. Он распространялся, заключая ее в пузырь, который был настолько ярок, что Кларк не мог больше видеть ее, несмотря на то, что Хлоя находилась менее чем в двух футах от него. Он переключился на рентгеновское зрение, но все равно так и не смог увидеть ее, только тело Оливера.

- Хлоя! – закричал он. – Хлоя!

Свет ярко вспыхнул и внезапно погас, сопровождаемый резким звуком, будто что-то лопнуло. Кларку пришлось моргнуть несколько раз, чтобы сориентироваться. Когда ему это удалось, Оливер дышал нормально, и кровотечение остановилось. Более того, его рана исчезла. Полностью, без шрама.

И Хлоя, неподвижно, словно мертвая, лежала рядом с ним.

Десятый раз.

Смерть и разрушения повсюду. Вместо земли – усеянный пыльными обломками черный лед, распростершийся на мили. Ни растений, ни зданий. Ни цвета. Каждые несколько метров землю украшают кратеры глубиною в фут, наполненные кровью и костями. Над горизонтом нависло толстое одеяло темноты. Некуда идти.

Это была сцена из обрывка сна; холодный, пустынный мир, и она, стоящая посреди него. Она вздрогнула и скрестила руки на груди, вглядываясь в бескрайние пустоты, но не могла вспомнить, кого искала.

Странно. В ее голове – никаких образов, она не была способна никого представить. Будто ее разум был очищен от всех важных людей, вещей и событий. У нее не было чувства потери, хотя сознание подсказывало, что оно должно было быть. Как ужасно, что она настолько оторвана от всего, хотя, возможно, это и к лучшему. Если бы она все еще цеплялась за кого-то или за что-то из мира живых, она не смогла бы вынести этого опустошения.

Порыв ветра ударил ее в затылок. Вместо того чтобы отвернуться, она повернулась в сторону ветра, который так настойчиво заявил о себе.

Ветер собрался в шквал, быстро превращаясь в вихрь. Когда она моргнула, ветер исчез, оставив после себя человека. Вдруг, вспышка лиц и имен...

Всегда это был Оливер. А сейчас – Кларк. Это было плохим знаком...

Она смотрела на него, пока он шел к ней. Все те же ботинки, джинсы, клетчатая рубашка. Но его волосы совершенно не двигались, когда он шел, и он не моргал. И его глаза. Они, тоже, поразили ее – настолько они были другими. Бледными, опаловыми. Всезнающими. Он остановился в четырех футах от нее, и она поняла, что его глаза излучали свет.

- Этот раз – последний? – спросила она, и ее голос даже ей самой показался слишком низким.

Он медленно покачал головой.
- Я не знаю, почему я здесь.

Она нахмурилась.
- Я мертва, Кларк.

- Что? – спросил он, и его лицо выразило неподдельный шок. – А я тоже мертв?

- Нет, – сказала она. – Ты – всего лишь со мной, в моей голове.

- Я не понимаю, – последовал ответ. – Что мы здесь делаем?

Это еще больше смутило ее. Почему Кларк не знает, для чего он здесь? Всякий раз, когда к ней являлся Оливер, он говорил, что ей надо проснуться, что осталось еще много всего, того, что ей необходимо было сделать в мире живых. Он всегда знал, что пришел для того, чтобы убедить в этом Хлою. А почему Кларк не знает?
- Почему я сейчас вижу тебя? – спросила она вслух, скорее себя, чем его.

И вдруг ее осенило.

Она была мертва.

И она так и останется мертвой.

Кларк был здесь потому, что ей самой суждено было остаться здесь.

Она медленно попятилась, не зная, чего ожидать. Кларк мог притворяться, что он не понимает, что происходит, а затем в мгновенье ока наброситься на нее. И кто знает, что произойдет потом? Возможно, темнота поглотит ее.

Ей следовало бы смотреть, куда она идет, потому что ее каблук погрузился в заполненный жидкостью кратер. Жижа под ногой хлюпнула, и она закричала, теряя равновесие.

Она уже почти упала на лед, но тут две руки обхватили ее, удержали от падения и подняли вверх. Кларк. Его рука осторожно касалась ее шеи, поддерживая голову. Сохраняя с ней зрительный контакт, он сказал:
- Тебе не нужно бояться меня.

Когда он помог ей принять вертикальное положение, она покачала головой, пытаясь отдышаться.
- Я думала, ты пришел, чтобы забрать меня на другую сторону.

Это могло бы его позабавить.
- Почему?

- Потому что, – ответила она, – когда я умру… Куда бы я ни отправилась, я хочу, чтобы ты был со мной.

Она должна была бы смутиться. То, что она сказала, звучало неоднозначно, и могло быть неправильно истолковано. Но, с другой стороны, она имела в виду именно то, что сказала. Если она собиралась встретиться с загробной жизнью – во веки веков, аминь – то она хотела бы провести ее с единственным человеком, без которого не мыслила своего существования.

Она ожидала, что Кларк будет шокирован и возмущен, но он не был. Он выглядел... счастливым? Полным надежд?
- Хлоя, – он опустил голову, а потом опять взглянул на нее. – А Оливер?

- Оливер? – она пожала плечами. – Кларк, ты – в каждой частичке моей жизни. То, что у нас есть… я хочу, чтобы это осталось со мной даже после смерти.

Без всякого сомнения, она видела надежду в его глазах. Он поднял руку и потянулся к ее лицу, но остановился, не закончив движение, и повернулся к ней спиной. И в этот момент он стал больше напоминать настоящего Кларка, с тяжелым бременем на плечах.
- Похоже, здесь все ясно, да? – спросил он, а затем, развернувшись, вперил в нее свои бледные глаза. – Кого ты на самом деле любишь.

Она не отрицала это. Не имело смысла. Только не перед его глазами – такими, какие они были сейчас.
- Я люблю вас обоих.

- Меня ты любишь больше.

Хлоя была ошеломлена. Этот Кларк… все то, что с ней сейчас происходило – она никогда прежде, находясь в этом состоянии, не сталкивалась ни с чем подобным. Он на самом деле спорил с ней, словно в этом мире имел свое собственное мнение. И то, как он сказал об этом – это прозвучало так уверенно. Будто и речи не могло быть о том, что она любит Оливера так же сильно, как и его.

Кларк подошел ближе и обвил руками ее талию, вплотную притягивая к себе. На этот раз его рука ласково коснулась ее лица.

Она не думала, что такое возможно, но в ответ на это ее кожа покрылась мурашками.
- Я…
Что она пыталась сказать?

Он наклонился, его взгляд прожигал ее до глубины души.

- Я замужем, – рефлекторно вырвалось у нее.

Он улыбнулся.
- Не здесь. – А потом прижал свои губы к ее губам.

Смерть.

Она повторила бы это снова.

***

Когда Хлоя очнулась, ее легкие были полностью сжаты. Она судорожно вдохнула и на какую-то секунду почувствовала головокружение от ворвавшегося воздуха. Стиснув голову руками, она пыталась заставить себя сосредоточиться и восстановить ориентацию.

- Хлоя... – Кларк был рядом и помог ей сесть.

Она чувствовала болезненную пульсацию в груди, но не обращала на нее внимания. Боль была лишь отголоском той раны, которую она поглотила. Немного придя в себя, Хлоя поняла, что находится на диване, на чердаке в амбаре Кларка. На ней все еще было свадебное платье, испачканное запекшейся кровью. Она посмотрела на свои руки; они были чистыми. Должно быть, Кларк вытер их, пока она была… там. Кларк…

Она взглянула на своего лучшего друга, который выглядел так, будто его внешнее спокойствие уже готово было дать трещину. Воспоминания вернулись к ней, в частности, одно из них.
- Ты можешь летать.

Его лицо приобрело такое выражение, что Хлое показалось, будто она говорит о чем-то глупом и незначительном.
- Ты можешь воскресать, – со стоическим видом парировал он.

От его слов, сказанных вот так, Хлоя почувствовала себя виноватой. Если бы не Файн, разгромивший свадебную вечеринку, она держала бы это в секрете. Свадьба…
- Оливер...

- В порядке, – успокоил ее Кларк, но не стал отвлекаться на это. – Хлоя, я думал, ты была мертва.

Ей не так просто было это сказать.
- Да, была. – Она беспокойно заерзала. – Как долго?

- Тринадцать часов.

На его лице отражался внутренний конфликт. Он не верил, что она действительно может делать это – восставать из мертвых, но, с другой стороны, он получил доказательство. Она вернулась-таки к жизни.
- Это сложно осознать, но у меня есть способность исцелять людей. Я обнаружила ее на следующий день после того, как меня чуть не ограбили приспешники Лекса – когда я проходила мимо детской палаты. Я увидела девочку с гипсом на руке, и меня так потрясло то, какой она была грустной, что это просто взяло и случилось в тот самый момент.

Он принял это молча.

Это обеспокоило Хлою. Она подсознательно чувствовала, что Кларк ничего не говорит, потому что разочарован в ней из-за того, что она недостаточно доверяет ему. Что было полным вздором. Она совершенно не хотела постоянно скрывать это от него. Но чего ей действительно не хотелось – так это чтобы он чувствовал свою ответственность за то, что с ней произошло.

Она вздохнула.
- Кларк, прости, что я не рассказала тебе. Но эта способность – прямой результат того, что я постоянно подвергалась воздействию криптонита все эти годы.

Его брови поднялись вверх, выражая одновременно потрясение и боль.
- Ты имеешь в виду…

- Я пыталась найти лекарство, но оказалось, что концентрация осколков метеоритов вокруг моего сердца так высока, что это неоперабельно и необратимо никакими другими способами.

На лице Кларка отобразились бесспорные вина и печаль.
- Прости.

- За что? – спросила она. – Я приняла это. Я отношусь к этой способности как к дару. – Это было легче сказать, чем сделать. Когда она поняла, что инфицирована инопланетными метеоритами, все то, что она делала в прошлом, чтобы скомпрометировать «метеоритных фриков», предстало перед ней совсем в другом свете. Будто все это теперь вернулось, чтобы преследовать ее. Она тоже стала «необычной». Так что, да, у нее ушло много времени на то, чтобы принять тот факт, что она не может изменить свое состояние, но она не сожалела о том, чему научилась, используя свои способности.

Ее друг все еще размышлял о чем-то.
- Я люблю тебя, Хлоя, и не хочу потерять, – сказал он решительно. – Пообещай мне, что ты не сделаешь этого снова, что ты не будешь использовать свои способности.

- Я не умираю каждый раз, Кларк. Только когда ранение смертельно.

Он задумался над этим утверждением.
- Возможно, именно поэтому Файн прервал вечеринку и задался целью заполучить тебя, – заключил он. – Он хотел знать больше о том, как у тебя получается делать это.

- Кстати, – сказала Хлоя, понимая, что переводит разговор на другую тему. – Кто-нибудь... видел? Я имею в виду, меня, когда я выглядела как труп.

- Нет. Как только Оливер зашевелился, я перенес тебя сюда.

Она сглотнула, чувствуя, как в горле все пересохло.
- Спасибо. – Он не должен был делать этого, но он сделал. Хотела бы она знать, существовал ли кто-нибудь еще, способный превосходить самого себя чаще, чем Кларк.

- Я думаю, тебе надо рассказать Оливеру, – неожиданно сказал он.

Эта идея ошеломила ее.
- Что? Зачем?

- Вы оба теперь женаты, и ты только что спасла ему жизнь. Я думаю, он заслуживает того, чтобы знать правду. – Он придал лицу строгое выражение, чтобы подчеркнуть сказанное.

- И я расскажу ему, – согласилась она. – Когда-нибудь. Но сейчас, думаю, первоочередная задача для нас – остаться в живых. Неплохо бы побыть миссис Салливан-Куин больше двадцати четырех часов.

Кларк улыбнулся, но не стал комментировать. Вместо этого он спросил:
- Когда ты была мертвой, как это было? Ты помнишь что-нибудь?

Она попыталась мысленно вернуться назад и подумать о том, что она испытала за те тринадцать часов, в течение которых была мертва. Ничего.
- Нет.


 
puppy-eyeДата: Пятница, 18.01.2013, 11:36 | Сообщение # 12
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Совсем чуть-чуть осталось biggrin
 
AnaskoДата: Пятница, 18.01.2013, 15:03 | Сообщение # 13
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Одиннадцатый раз.

Она была хуже, чем криптонит.

Она могла поразить в самое больное место. Проникнуть внутрь гораздо быстрее и убить его изнутри. А он даже не был в состоянии держаться от нее в стороне, и не мог заставить себя захотеть этого. Несмотря на то, что она была замужем за другим.

Первый год был тяжелым. Знать, что Хлоя с Оливером, что она дарит ему свои улыбки, смех, поцелуи... Это оказалось больнее, чем он ожидал.

Каждую ночь, каждые триста шестьдесят пять ночей он ждал, что она позвонит и скажет, что больше не может быть замужем за Оливером. Что она поняла, что совершила ошибку, поняла, что не может любить Оливера так сильно, как любит его.

Каждую ночь он засыпал с телефоном под подушкой, ожидая ее звонка.

Могло бы быть и хуже. Она могла бы полностью вычеркнуть его из своей жизни. Но Хлоя осталась верна своему слову и звонила ему каждый день. Он старался навещать ее так часто, как это было возможно, так часто, как позволяло его разбитое сердце. Когда она не работала на Лигу, Хлоя помогала ему – точно так же, как в те старые добрые времена, в которые они уже не могли вернуться. Вместе с ее целительными способностями в их и без того сложных жизнях появилась новая проблема, и теперь он был ответственен за то, чтобы прятать ее тело на ферме, пока она не возвратится к жизни.

Тот год тянулся медленно. Так же как и второй.

Подходил к концу третий год, когда Оливер узнал о способностях Хлои.

Нельзя было рассчитывать на то, что они смогут скрывать это от него бесконечно. Хлоя была похищена Лексом и подвергнута испытаниям на одном из его объектов 33.1. Кларку не пришлось ничего объяснять; Оливер все понял сам, когда он ворвался в изолированную лабораторию и нашел ее, привязанную ремнями в центре какой-то машины неизвестного назначения.

После того, как она объяснилась с ним, Оливер сказал, что все понимает. Он по-прежнему любил ее.

Все должно было бы стать проще для них. Но, напротив, стало только хуже.

Хлоя снова пожертвовала жизнью, чтобы исцелить Оливера, который чуть не умер из-за взрыва бомбы.

Кларк и Оливер не сомкнули глаз, в страхе ожидая, пока она не вдохнула и не села три дня спустя.

Кларк видел страдание в глазах Оливера, когда он вцепился в Хлою. Все его тело сотрясалось, и он на самом деле плакал.
- Обещай мне, – говорил он сквозь мучительные рыдания, – обещай мне, что ты больше никогда не сделаешь этого снова.

- Я не могу, – хрипло сказала Хлоя.

Это был сложный год.

Итого, четыре года. Тысяча четыреста шестьдесят дней. Тридцать пять тысяч сорок часов. Два миллиона сто две тысячи четыреста минут. Сто двадцать шесть миллионов сто сорок четыре тысячи секунд.

Он прочувствовал каждую.

***

Кларк беззвучно приземлился на балкон с раненым блондином на руках.
- Держись! – сказал он.

Дверь распахнулась.
- Внутрь, быстро!

Кларк сделал так, как ему велели, ускорившись внутрь мансарды, и опустил свою ношу на диван.
- Что случилось? – услышал он за спиной. Он стиснул зубы, не зная, что сказать. С чего начать.

- Кларк!

Он обернулся на прикосновение руки Хлои. Посмотрел на ее лицо, застывшее в ожидании.
- Это Лекс. Он устроил ловушку для Зеленой Стрелы. Он ждал, и когда Оливер добрался до панели управления...

Во всем остальном, кроме слез, текущих по ее лицу, она была спокойна, когда смотрела на то кровавое месиво, которое сейчас представлял собой ее муж. Кларк хотел бы, чтобы она не видела всего этого. Лекс выпустил в него целую очередь, по одной пуле – в каждую из конечностей, и еще две – в туловище. То, что Оливер все еще находился в сознании, когда Хлоя вызвала Кларка, и когда Кларк нашел его, было настоящим чудом. Не удивительно, что он лишился чувств во время полета до Куин Тауэр.

- Ты можешь вытащить пули? – спросила она, вглядываясь в лицо Оливера.

Не прошло и минуты, как он достал их все.

Оливер очнулся, когда Кларк извлекал последнюю, и крик, который он издал, был ... встревоженным.

Хлоя была рядом с ним.
- Ты дома, – ровным голосом сказала она. – Мы с Кларком с тобой. Он только что вытащил пули, но ты потерял много крови.

Сердце Кларка дрогнуло, когда он увидел, как она наклонила голову, пытаясь скрыть свою боль.
- Хлоя...

Конечно, он мог бы отнести Оливера в больницу. Но он знал, что Хлоя сможет помочь ему быстрее. К тому же Лекс, очевидно, не будет глаза сводить с человека, которого бы зарегистрировали в приемном отделении скорой помощи с многочисленными огнестрельными ранениями.

Хотя использование способностей Хлои стало запретной темой для них троих – по крайней мере, в присутствие Оливера – Кларк должен был поднять этот вопрос, пока Оливеру не стало хуже.
- Я знаю, ты должна сделать это...

- Нет! Послушай меня, Хло, – сказал Оливер. Его дыхание сбивалось от тех усилий, которые он прикладывал, чтобы говорить. – Не делай этого. Не смей.

Хлоя тряхнула головой, и слезы брызнули в разные стороны.
- Оливер, я люблю тебя. И я собираюсь спасти тебя, чего бы это ни стоило.

Он не успел запротестовать, вновь потеряв сознание. Боль была слишком сильной, чтобы ее можно было вынести.

Она посмотрела на Кларка. Ее глаза были полны печали.
- Пожалуйста, скажи мне, что я все делаю правильно.

Кларк колебался, но потом инстинктивное стремление поддержать своего лучшего друга взяло верх.
- Я поступил бы так же.

- Если он возненавидит меня, я смогу с этим жить. – Хлоя поморщилась, осознав, как иронично это прозвучало. Потому что очень скоро она будет мертва. И, к тому же, у Оливера не получилось бы возненавидеть ее.

***

- Как ты могла?

Это были первые слова, которые сказал ей Оливер, когда она очнулась. Хлоя села, оглядывая спальню. Часы на тумбочке показывали три часа дня. И дата была на шесть дней позже той, которую она помнила как текущую.

Рядом с часами стоял стакан воды. Она дотянулась до него и сделала глоток.

- Как ты могла сделать это? – спросил Оливер, будто ее молчание не говорило само за себя. – Ты сказала, что не будешь рисковать собой ради меня!

- Это несправедливо, – ответила она, наконец. – Сколько раз ты ставил свою жизнь под угрозу, только чтобы я была в безопасности? Сколько раз ты чуть не погиб, пытаясь защитить меня?

Он отвел глаза, и она увидела, что в них стояли слезы.
- То, что делал я – это совершенно другое.

- Почему? Потому что ты – супергерой? А мне положено быть «девицей, попавшей в беду»? – Она усмехнулась этой мысли. – Я не беспомощна, Оливер. И, веришь или нет, я, на самом деле, могу справиться и сама.

- Послушай себя! – взорвался он. – Ты не можешь «справиться» со смертью, Хлоя. Смерть – это смерть, и ты обманывала ее чаще, чем любой нормальный человек.

Она постаралась не отступить под напором той враждебности, которую он проецировал.
- Заметь, я всегда возвращаюсь.

- Да, но что будет, если этого не произойдет? – спросил он. – Что, если в следующий раз твое сердце не забьется снова, и ты не проснешься?

Хлоя поставила стакан.
- В таком случае, я буду знать, что, хотя бы, умерла, совершая что-то хорошее.

Он замер.
- Посмотри на себя – вся такая храбрая и мужественная. Но смерть не сделает тебя героем.

- Это тебе лучше посмотреть на себя, – возразила она. – Когда Кларк принес тебя домой, в тебе было шесть дыр от пуль. И ты был весь в крови. А сейчас – как новенький.

- Я не говорю, что я не благодарен…

- Я не жду благодарности. Я жду понимания! – сказала она, теперь уже переходя на крик. – Если бы это была я – если бы это меня подстрелили, и я бы умирала, а у тебя была бы способность, чтобы спасти меня, ты сделал бы это?

Оливер ничего не сказал, только сжал кулаки. Это было его ответом. Он поступил бы точно так же.

- У меня была возможность не дать тебе умереть. Все, что мне нужно было сделать – это уйти на несколько дней. Как же еще я должна была поступить?

- Ты могла бы позволить мне умереть.

Хлоя отступила, ее глаза наполнились слезами.
- Это немыслимо.

- Неужели? – спросил Оливер. Он провел рукой по волосам, пропуская их сквозь пальцы. – Если бы не ты, я бы умер. И, думаю, я способен это принять. Но мысль о твоей смерти, даже учитывая тот шанс, что ты можешь вернуться… Это слишком большой риск.

- И это мне решать – стоит ли того этот риск.

Оливер ударил кулаком в дверь шкафа.
- Ты – моя жена, черт возьми! – заорал он. – Я не могу потерять тебя, Хлоя. Я не могу. Даже если это значит, что я должен буду держаться подальше от тебя.

Она замерла, чувствуя холодок, пробежавший по позвоночнику.
- О чем это ты говоришь?

Он больше не смотрел на нее.
- Тот образ жизни, который я веду, тот риск, которому подвергаюсь – все это заставляет тебя рисковать своей жизнью ради меня. Я не могу этого допустить, но, вместе с тем, я не могу воспрепятствовать твоему выбору спасать меня. Так что, если я должен буду держать дистанцию, чтобы ты была в безопасности – это то, что я собираюсь сделать.

- Это – полный абсурд, – сказала она. – Ты не можешь гарантировать мою безопасность только тем, что мы не будем находиться в одной комнате. Оливер, посмотри на меня. Я не имею ничего против смерти.

Он покачал головой, позволяя слезам пролиться.
- Ты думаешь, что можешь взять свою жизнь и с легкостью выбросить. Это глупо. Я ценю твою жизнь выше любой другой, включая мою. – Он посмотрел на нее. – Моя жизнь не стоит того. Если не станет тебя, она будет полностью уничтожена. Можешь считать меня эгоистом, но я слишком сильно люблю тебя.

- Так вот оно что? – спросила она, стараясь держать под контролем бушующие эмоции. – Ты не хочешь потерять меня, и поэтому отпускаешь?

Скорбь, захлестнувшая его, отразилась на лице Оливера.
- Да.

***

Кларк взял миску Шелби и вылил остатки воды в раковину. Что за скучная жизнь. Так тихо...

Звук стука по стеклу прервал ход его мыслей. Стук был требовательным, настойчивым. Кларк подошел к двери и открыл ее.

На пороге стояла Хлоя в пижаме, халате и тапочках. Ее волосы были спутаны и растрепаны, а глаза – покраснели и припухли. Она открыла было рот, пытаясь что-то сказать, но разразилась плачем.

Не говоря ни слова, он взял ее за руку, повел внутрь и усадил за кухонный стол. Затем протянул ей полотенце, чтобы она могла вытереть слезы, и начал готовить для нее кофе.

Каким бы странным это ни казалось, он был рад ее видеть. Кларк уже более двух дней не получал вестей от Оливера, с того самого момента, когда он в последний раз приходил в Куин Тауэр, чтобы проведать Хлою. Увидев, что она снова жива, он испытал облегчение, несмотря на то, как она выглядела.

Как только ее организм получил дозу кофе, Хлоя прерывисто вдохнула:
- Я не хотела заявляться без предупреждения. Я просто… я ушла. Я ушла от Оливера.

Кларк рефлекторно сжал свою кружку с такой силой, что она треснула.
- Что?

- Я ушла от него, – повторила она. – Ушла от него физически. Но он первый сказал, что все кончено.

Он скептически поднял бровь.
- Вот так просто?

Она снова вздохнула, смахнув одинокую слезу.
- По-видимому, используя свой метеоритный дар, чтобы спасти мужа, я сказала «нет» нашему здоровому браку. Как только я очнулась, он проинформировал меня об этом, и у нас был не самый приятный разговор на эту тему. Между строк стало ясно, что он ставит мне ультиматум – пообещать, что я больше никогда не буду пытаться исцелить его, или уйти, потому что он не хочет, чтобы моя смерть была на его совести. И я ушла. Я даже не подумала торговаться, просто схватила свою сумочку и выбежала оттуда.

Кларк не стал прерывать молчание, воцарившееся после ее рассказа, переваривая полученную информацию. Оливер не мог вынести того, что Хлоя ради него жертвует собой. И, хотя Кларк признавал тот факт, что Хлоя может сделать свой собственный выбор, он все же понимал Оливера.
- Оливер не хочет, чтобы ты умерла, и, думаю, это – разумное и естественное желание.

- И я не виню его, Кларк, нет, – искренне сказала она. – Но я – не нормальная. И он не может просить меня быть нормальной.

Он кивнул:
- Я понимаю.

- Это же просто… бред какой-то. За все те годы, пока мы были женаты, этот момент оказался единственной существенной проблемой, разлучившей нас. – Она потерла шею. – Я хотела думать, что эта метеоритная инфекция не сможет изменить абсолютно все в моей жизни.

Кларк взял ее руку в свою и тихонько сжал.
- Я люблю тебя за то, кто ты есть, и за тот выбор, который ты делаешь, и это не изменится.

Хлоя вяло улыбнулась ему и зевнула. Он не обиделся. У нее была долгая ночь. Кларк отвел ее в бывшую комнату Лоис.

Когда он вышел и закрыл за собой дверь, эмоции захлестнули его. Хлоя пришла к нему в трудную минуту своей жизни. Тогда, когда весь ее мир перевернулся с ног на голову. На этот раз она не поняла его, когда он сказал ей, что любит ее. Но он может работать над этим.

Двенадцатый раз.

Кларк на суперскорости вбежал в Фонд «Изида», игнорируя очевидные признаки того, что он был закрыт – приглушенное освещение и запертые двери. Он направился прямиком в офис Хлои и нашел ее в потайной комнате с суперкомпьютером. Хлоя, небрежно сидя за столом, переводила взгляд из стороны в сторону, наблюдая за показаниями различных мониторов, расположенных на стенах. На каждом из них отображались разнообразные карты местности – самые криминогенные районы Метрополиса. Монитор на столе прямо перед ней показывал живой журнал происшествий Департамента Полиции Метрополиса, мгновенно обновляясь, стоило лишь кому-нибудь из полицейских доложить по рации о каком-либо происшествии.

Этот фонд стал новым пристанищем для Хлои. Лана, используя те деньги, которые она получила от Лекса при разводе, основала его с целью помочь людям, инфицированным метеоритами. Некоторые из них оказались теми, кто выжил после экспериментов Лекса. Лана пришла в ужас, услышав душераздирающие рассказы о том, какие страдания им довелось пережить. Поэтому она и создала встроенную комнату внутри своего офиса и установила там суперкомпьютер – для того, чтобы отслеживать перемещения Лекса и передавать информацию Кларку и Хлое. Лана полагала, что делала все, от нее зависящее. Но, несмотря на это, она поняла, что мысли о том, чтобы закрыть лаборатории Лекса, овладевают ею все больше и больше. Прибегнув к обману, ей удалось использовать одного из старых ученых Лекса для создания костюма на основе нанотехнологии, делающего ее непобедимой. После этого она присоединилась к Лиге Справедливости, чтобы попытаться низвергнуть Лекса.

Хлоя тут же взяла на себя ответственность за «Изиду», которая осталась консультационным центром, продолжая служить цели своего создания. Такая деятельность соответствовала ее личностным качествам и помогала не только примириться с собственной инфекцией, но и с необходимостью двигаться дальше.

У нее ушло на это восемь месяцев. Время от времени Кларк начинал уже, было, думать, что с ней все в порядке, как случался очередной кризис. Он понимал. Нелегко видеть, что Земля продолжает вращаться, в то время когда тебе так больно. Она любила Оливера, и он любил ее, но они оба упорно отказывались сдвинуться со своих позиций, оставаясь каждый при своем мнении относительно способностей Хлои. Рано или поздно это должно было привести к разрыву.

Но ей не было легче от осознания этого.

Поворотным оказался тот момент, когда Лана присоединилась к Лиге Справедливости, а Хлоя взяла на себя работу «Изиды». Благодаря костюму, дающему ей суперсилу, суперскорость и неуязвимость, Лана стала важнейшим оперативником Лиги. И она, и Виктор могли бы заниматься поисково-исследовательской деятельностью, но на это у них бы ушло много времени. К тому же оставалась еще и проблема гида во время проводимых Лигой операций. Тогда Оливер нанес Хлое визит и попросил снова стать Сторожевой Башней. Она нехотя согласилась, но только при условии, что будет выполнять свои обязанности из «Изиды».

- Я думала, что мне стало легче, Кларк, – сказала она ему позже. – Но когда я увидела его, эмоции оказались слишком сильными. Я сказала, что мне будет удобнее работать из «Изиды» из-за суперкомпьютера, но я врала. Я просто не хотела туда возвращаться.

Но, как ни странно, Хлое не стало хуже. Ей стало лучше. С каждой минутой, с того самого момента, когда она снова вступила в контакт с Оливером, с каждым заданием она излечивалась от него. Когда Кларк спросил ее об этом, она просто ответила:
- Брак разлучил нас, а совместная работа помогает каждому из нас восстановиться.

И, действительно, Хлоя стала веселее по утрам, когда она готовила завтрак – ее аппетит тоже вернулся. Она опять начала одеваться в красочные наряды вместо траурных черных и серых. В целом, она вновь стала той самой жизнерадостной Хлоей, которую он всегда знал.

И в настоящий момент ее, похоже, полностью устраивало просто сидеть за столом и заниматься проверкой происшествий. Вероятно, ее настроение было даже лучше обычного, потому что до сих пор ни о каких инцидентах доложено не было, а значит, не было и никакой опасности для местных жителей.

- Преступность спит, да? – спросил он.

Она даже и не подумала вздрогнуть. Не оборачиваясь, она сказала:
- Наверное, решила вздремнуть.

Он обошел вокруг, чтобы встать прямо перед ней:
- У меня, что, совсем не получается напугать тебя?

Она улыбнулась:
- Я живу у тебя последние две трети года. От всевозможных видов «рефлекторных испугов» уже не осталось и следа.

Он ответил на ее улыбку и взглянул на мониторы.
- Не знал, что ты дежурила этой ночью.

- Пришлось. Лана в Камбодже, пытается проникнуть на тот объект, который, мы подозреваем, является секретным штабом Лекса, чтобы получить информацию о его местонахождении.

- А Виктор? – спросил он.

- Продержался четыре смены подряд без единой жалобы. Я подумала, что могу дать ему немного времени на передышку.

Компьютер издал щелчок, уведомляя, что процесс, запущенный Хлоей, завершен, по меньшей мере, на девяносто пять процентов. Кларк собирался что-то сказать, когда услышал беспорядочный электронный звуковой сигнал.

Взгляд Хлои остановился на мониторе, расположенном на столе.
- Вау, – сказала она, ударив по паре клавиш. – Кларк, произошел мощный взрыв в восточной части города. Займешься этим или позвонить Оливеру?

- Я пошел, – сказал он, срываясь с места.

Кружа над территорией, Кларк услышал сирены пожарных машин. Он помчался на звук и увидел, что пожарные Метрополиса тщетно пытаются спасти полуприцеп, охваченный огнем. Используя супердыхание, он потушил его издали, оставаясь скрытым от посторонних глаз. Когда пламя улеглось, и дым перестал клубиться, он увидел это.

Обугленное тело с серо-голубыми глазами.

Было бы величайшим совпадением, если бы это оказался тот, о ком подумал Кларк. Он рефлекторно использовал рентгеновское зрение, чтобы осмотреть грузовик, и заметил части таймера под ним. Ускорившись и быстро схватив один из кусков – самый большой из тех, что смог найти – он вернулся в «Изиду».

Хлоя с нетерпением ожидала.
- Ты не поверишь, – сказала она, открывая программу и какой-то файл. – Грузовик, который только что был уничтожен – это транспортное средство без опознавательных знаков, зарегистрированное на ЛексКорп.

Кларк покачал головой, но он знал, что совпадения уже выстроились в ряд.
- Хлоя, я заглянул внутрь грузовика прямо после того, как потушил пожар. Думаю, что Лекс был там.

***

Хлоя нервно постукивала ногой, пытаясь отвлечь свое внимание от неприятных ощущений в животе, пока она поднималась на лифте на вершину Куин Тауер. Но она не могла избавиться от беспокойства. Впервые за восемь с половиной месяцев она шла туда – в то место, которое привыкла называть своим домом. И она не знала, сможет ли, находясь там, не скучать по этому месту.

Лифт остановился, и Хлоя, открыв решетку, шагнула в помещение. Оливер сидел на диване, ожидая ее. Его глаза так изучали ее тело, путешествуя вверх и вниз по нему, что она чуть не покраснела. Но, проигнорировав желание отвести взгляд, она подошла и села на диван рядом с ним. Вынув какой-то предмет из кармана, Хлоя положила его на стеклянный журнальный столик перед Оливером.
- Кусок детонатора от бомбы, которая взорвала грузовик ЛексКорп, служивший убежищем тому, чьим именем названа Корпорация, – сообщила она. – Разработано бывшим сотрудником Куин Индастрис.

Она могла бы уйти навсегда, закрыв глаза на правду, но внезапно остановилась.
- Ты убил его.

К ее удивлению, он пожал плечами так, будто в этом не было ничего такого.
- Я убил Лекса Лутора.

- Ты убил человека, – заявила она.

- Я убил монстра! – закричал он, подавшись вперед. – Лекс отлавливал людей, зараженных метеоритами, и пытал их во время своих экспериментов, включая тебя. Ему сошло с рук убийство собственного отца. Человеческий облик? Он потерял его давным давно.

Она сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, но ей хотелось кричать на него: «Какого черта? Что ты возомнил?» Но она подождала, пока он снова сядет и тоже успокоится.
- Твои убеждения не дают тебе права быть палачом, Оливер. Убийство – это не правосудие.

Он долго смотрел на нее пристальным тяжелым взглядом. На этот раз в его глазах уже не было желания, только скорбь.
- Считай это оправданием – он стоил мне тебя. – Не отводя взгляда, он добавил: - Только из-за одного этого мне следовало убить его.

Она покачала головой, раздавленная горем. Воспоминания о том, каким милым всегда был ее бывший муж, теперь скрывались под пеленой этого образа бессердечного убийцы.
- Это убийство даже не было хладнокровным; ты оборвал его жизнь из злости. Раньше ты всегда говорил «нет» мести. Без исключений. Вот каким ты был.

Она встала и пошла обратно, к лифту. Бросив еще один взгляд, она сказала:
- Думаю, он, и правда, в конечном счете, стоил тебе меня.

***

Кларк ворвался в комнату Хлои, прерывая ее процесс сушки волос. На ней была не по размеру большая футболка и длинные штаны от пижамы – постойте, это что, штаны от его пижамы?

Так как он отвлекся, начать разговор пришлось ей, несмотря на то, что это он к ней вломился.
- Прости, не смогла найти свой тренировочный костюм, но я рада, что ты здесь, – она подняла фен. – Переключатель заело. Не мог бы ты...

- Хлоя, нам надо поговорить, – начал он, наконец.

Она нахмурилась:
- Ты в порядке?

- Что ты имеешь в виду? – спросил он.

- Просто... это звучит так мрачно и обреченно, – она отложила фен. – Что это значит?

- Я люблю тебя, – выдохнул он, сразу же почувствовав, как перехватило дыхание.

- Кларк, – сказала она и начала улыбаться.

Он знал эту улыбку, мог распознать ее после всех этих лет. Она собиралась отмахнуться от его признания – признания, которое звучало так просто, но означало для него все. Он не мог позволить ей сделать это снова. Только не это.
- Нет, – сказал он, останавливая ее попытку найти некое рационалистическое обоснование его любви. Она растерянно посмотрела на него.

Возможно, у него не получалось раньше из-за того, что все время был неподходящий момент. Или он говорил недостаточно громко.

А может, потому, что он неправильно говорил ей об этом все это время.

- Я влюблен в тебя.

Он был преисполнен решимости зажечь огонь в ее глазах. Это было то чувство, в котором ему было отказано, которого он был лишен так долго. Сейчас он чувствовал себя так, будто бы летал.

Она поджала губы, уже качая головой.
- Кларк…

- Хлоя Салливан, – прервал он, отказываясь отступать, – я люблю тебя гораздо сильнее, чем ты можешь себе представить. Я полюбил тебя еще до того, как ты сказала мне, что точно знаешь, кто я такой. Независимо от всего, что случилось, независимо от всех обстоятельств, которые пытались разлучить нас, я по-прежнему люблю тебя. Я ждал того момента, когда ты тоже полюбишь меня. И если десятилетия недостаточно, я буду ждать столько, сколько потребуется.

Она ничего не сказала, просто стояла, потрясенная. Откровенно говоря, он надеялся на легкую улыбку, и на то, что она бросится в его объятия и подарит ему поцелуй, от которого у него захватит дух. Но она просто стояла, глядя на него так, будто смотрела сквозь.

Действие адреналина, которое он почувствовал, выпустив свои сдерживаемые эмоции, ослабло, и, окутанный ее молчанием, он понял, что ей нечего сказать.

- Все нормально, – сказал он, пытаясь не дать разочарованию просочиться в его голос. – Я просто хотел, чтобы ты знала, что я чувствую.

По-прежнему ничего.

Горячая волна обдала его лицо. Неужели он только что оттолкнул от себя своего лучшего друга, женщину, которую он любил? Господи, она не желает говорить!

Прождав еще целых две мучительные минуты, он повернулся и направился к двери.
- Спокойной ночи, – сказал он и закрыл за собой дверь.

Следующее, что он помнил – как выбегал из дома на дорогу, а потом взметнулся в небо.

Он был идиотом. Хлоя не любила его.

Тринадцатый раз.

Хлоя срывала свою одежду с вешалок и бросала в сумку, не пытаясь сложить ее или как-либо упорядочить. Она не могла здесь оставаться. Она добралась до дальнего конца шкафа и наткнулась на то платье, которое было на ней, когда Оливер сделал ей предложение. Она не носила его с того самого вечера. Хлоя дернула за платье, почему-то желая разорвать его в клочья. Но так как она знала, что, вероятно, пожалеет об этом позже, то просто бросила его на пол. Следующая вещь, до которой она добралась, оказалась белым кардиганом.

Хлоя аккуратно сняла его с вешалки. Эта кофта была одной из ее любимых. Ее она тоже решила больше не носить. Эта вещь стала памятной. Ее руки скользнули в рукава. Материал был все так же мягок и ласкал кожу. Хотя, она была уверена, поверх футболки все это смотрелось ужасно. Такие нелепые мысли позабавили ее, и Хлоя повернулась к большому, в полный рост, зеркалу. Она рассмеялась, когда поняла, как глупо выглядит, но все равно решила попозировать. Когда она сунула руки в карманы, чтобы поменять положение, ее рука на что-то наткнулась. На ощупь это походило на лист бумаги.

Она взяла его и развернула, пробежала глазами по строчкам, пока они не закончились.

Солнце на небе садилось. Птицы разлетелись. Свистящий ветер сменился нежным бризом.

В тишине было слышно лишь, как Хлоя начала всхлипывать, пока не разрыдалась окончательно.

Целый час она безутешно рыдала, безвольно распростершись на полу. Но она ни за что не хотела выпускать письмо из рук. Нет. Это был самый драгоценный подарок из всех, что она когда-либо получала, но она узнала о нем лишь сейчас.

После часа полного ада она заставила себя сесть, вытереть лицо. И подумать обо всем.

Кларк только что признался, что он влюблен в нее. Сердцем она знала, что он не врет. Но повидавшая виды, циничная «лоисовская» часть ее личности продолжала твердить: «Остановись, Хлоя, пока ты не начала надеяться. Ты обожжешься, как всегда». И это было правдой. Кларк прежде уже неоднократно оставлял ожоги третьей степени на ее сердце.

Любовь к Кларку была ее самой большой, самой глубокой тайной. Тайной, о которой она не могла никому рассказать. Хлоя не могла позволить ему увидеть это. И она попыталась расстаться с воспоминанием об этой любви, изгладить из памяти настолько, что даже он – ее лучший друг, который так хорошо ее знал – не смог ничего заметить, не смог прочитать страданий, спрятанных под маской сильной и независимой девушки. Она считала своим огромным достижением то, что смогла обмануть его.

Но что толку было в этой маске, если она обманывала лишь саму себя?

***

Кларк не знал, как она поняла, что он здесь, но ее шаги отчетливо слышались и свидетельствовали о том, что она вошла в амбар и поднималась по лестнице на чердак. Он хотел, чтобы она просто оставалась так далеко от него, как это только было возможно, но шаги продолжали приближаться, пока она не плюхнулась на диван рядом с ним.

Она ничего не сказала – какой сюрприз! – но сочла своим долгом уставиться на его профиль, пока он не почувствовал, будто его нос вырос на два фута.

В раздражении он повернулся к ней, готовый выругаться, но увидев ее глаза, красные и опухшие, остановился.

Она кивнула, как бы подтверждая, что, наконец, получила ту реакцию, которую хотела, а затем протянула ему лист бумаги. С демонстративной неохотой он развернул его и почувствовал, как внутри у него что-то оборвалось.

«Хлоя,

я скрываю от тебя кое-что. Я прячу это глубоко внутри, но когда я пытаюсь рассказать тебе, обязательно что-нибудь случается, или мне не удается сделать это так, чтобы ты поняла. Поэтому я надеюсь, что эти слова покажутся тебе такими же ясными, как та истина, которая хранится в моем сердце.

И эта истина состоит в том, что я люблю тебя. Я люблю тебя уже давно…»


Кларк прекратил читать и вздохнул.
- Зачем ты мне это показываешь? – спросил он устало.

Он начал мять бумагу, но Хлоя положила свою руку поверх его. Она не могла не заметить, как он судорожно вдохнул в ответ на ее прикосновение, но проигнорировала это и забрала письмо. Ничего не говоря, она протянула ему другой лист бумаги.

Он был поврежден гораздо сильнее. Когда-то сложенный и смятый, он оказался весь покрыт складками, когда Кларк развернул его.

«Дорогой Кларк,

я хочу открыть тебе секрет. Я не та, кем ты привык меня считать. На самом деле, моя маска настолько тонка, что я удивлена, как ты не видишь меня насквозь.

Я – влюбленная девушка, которая маскируется под твоего лучшего друга. Иногда мне хочется сорвать эту личину, как я сделала на Весеннем Балу, но я не могу. Потому что ты испугаешься и снова убежишь. Поэтому я решила, что лучше жить с ложью, чем открыть тебе свои истинные чувства.

Мой папа сказал мне, что существует два типа девушек. Те, из которых вырастают, и те, с которыми срастаются. Я очень надеюсь, что отношусь ко второму. Возможно, я не та, кого ты любишь сегодня, и я отпущу тебя сейчас, в надежде, что однажды ты вернешься ко мне, потому что я думаю, ты стоишь этого ожидания.

Хлоя»


- Я написала это на втором курсе старшей школы.

Кларк повернулся к Хлое, потрясенный.

Она улыбнулась и продолжила:
- Мне так хотелось отдать тебе это письмо, но я нашла другой способ сделать так, чтобы ты узнал о нем. Я читала его тебе, когда ты болел. И когда ты начал приходить в себя, ты позвал Лану.

Кларк отвел глаза, его лицо вспыхнуло.
- Хлоя…

- Я понимаю, – сказала она. – Это было в старшей школе. Ты был моей школьной любовью, а Лана – твоей. Восприятие всех остальных фактов было искажено.

Хлоя откинулась на диване, приняв расслабленную позу, но Кларк слышал, в каком темпе бьется ее сердце. Она была далеко не так спокойна, как это казалось.
- Кларк, прости, что ничего не ответила, когда ты сказал мне об этом. На самом деле, я сожалею о том, что не понимала всякий раз, когда ты пытался мне рассказать. Думаю, я так привыкла к тому, что все это не взаимно, что даже никогда и не думала...

- Понимаю, – перебил он. – Легко предположить, что чувства не взаимны. Тебе кажется, что ты не заслуживаешь того, чтобы быть настолько везучим.

Последовало молчание. Но оно не было неловким; они провели вместе слишком большой отрезок жизни, чтобы чувствовать себя некомфортно. Скорее, это было временем размышлений обо всех пропущенных намеках, остроумных замечаниях, моментах тягостного безмолвия – обо всем том, что привело их сюда.

Хлоя заговорила первой:
- Ты хочешь сказать, что решил хранить молчание, когда я выходила за Оливера?

- Это не было молчанием, – сказал он, избегая ее взгляда. – Больше напоминало агонию.

Кларк почувствовал, как она прикоснулась к его руке. Он повернулся к ней и увидел слезы в ее глазах.
- А я думала, что уже все выплакала, – сказала Хлоя, вытирая лицо.

- Я хочу знать, – сказал он, стараясь чтобы, учитывая то душевное состояние, в котором она находилась, это не прозвучало слишком требовательно. – Ты честно не знала? Даже не подозревала?

Ее глаза вновь наполнились слезами, но она не позволила им упасть. Она обхватила его голову руками, вынуждая его заглянуть в ее глаза.
- Ты о том, о чем ты сказал в своем письме?

Он сделал больше, чем просто кивнул. Он поцеловал ее. Все то, что ему приходилось утаивать, и любовь, и боль, он вложил в этот поцелуй, стремясь ощутить его вкус, запечатлеть в своем сознании. Но затем он понял, что она отвечает на поцелуй, облегчая ту боль, которую он носил в своем сердце в течение десяти лет.

- Я тоже, – сказала она, почти касаясь его губ. Она дотронулась до них своими. – Скажи это еще раз.

- Я люблю тебя, – сказал он, не испытывая страха.

Еще один поцелуй, который он почувствовал всем сердцем.
- Я тоже тебя люблю.

Правда освободила его.

КОНЕЦ


 
puppy-eyeДата: Суббота, 19.01.2013, 00:07 | Сообщение # 14
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Так, теперь надо найти время и прочесть happy Может, новые очучения появятся... 8)

Добавлено (19.01.2013, 00:07)
---------------------------------------------
Перечитала. Целиком оно читается легче, чем кусками, Оливера была даже слегка жаль, но вердикт прежний. Увы  wacko

Сообщение отредактировал puppy-eye - Пятница, 18.01.2013, 15:51
 
AnaskoДата: Понедельник, 21.01.2013, 09:19 | Сообщение # 15
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата (puppy-eye)
Перечитала. Целиком оно читается легче, чем кусками

Мне тоже надо перечитать. А то я перевод еще ни разу не читала целиком happy


 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Очарование тринадцатого раза (перевод) (Кларк/Хлоя, Хлоя/Оливер (AU))
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 |