Chloe and Clark
Главная | Мой профиль | Выход
Вторник, 21.11.2017, 05:32
Вы вошли как Странник |
Группа "Гости" | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 8«125678»
Модератор форума: Хлоичка 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (Кларк/Хлоя, NC-17)
Как мы к этому пришли
AnaskoДата: Четверг, 29.01.2015, 19:35 | Сообщение # 91
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
У меня вчера возникла странная мысля написать для тебя фанфик с объяснениями-расследованиями-торжеством дедукции

Так, значит, ты все еще не теряешь надежды объяснить необъяснимое и натянуть сову на глобус? happy


 
puppy-eyeДата: Четверг, 29.01.2015, 19:43 | Сообщение # 92
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Не-не, исключительно для тебя, чтобы не вдохновлялась всякими бредовыми теориями happy Мне-то там все понятно smile
 
AnaskoДата: Четверг, 05.02.2015, 21:09 | Сообщение # 93
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
ГЛАВА 3

21 декабря, 2011

Стояла арктическая зима, одинаково темная и днем, и ночью. Темнота и облака препятствовали обзору, и он, посмотрев сквозь них, испытал облегчение, когда, наконец, увидел свою крепость. В последние дни существовало не так много мест, где ему было по-настоящему комфортно, но Крепость являлась одним из них, вероятно, потому, что здесь ему не приходилось ни с кем общаться. Даже на ферме он не чувствовал себя спокойно. Бен Хаббард не забывал приносить ему время от времени «запеканку от жены», и он вынужден был метаться туда-сюда, убеждаясь, что на нем были очки, и что его одежда выглядела достаточно громоздкой, и приклеивать к своему лицу улыбку, хотя был совсем не в настроении улыбаться.

Лучше бы люди поняли, что он просто хотел, чтобы его оставили в покое.

И сейчас он обрел желаемое. Кроме бестелесного голоса его отца, допотопной программы, все еще пытающейся тупо указывать ему, что делать, никто не беспокоил его здесь.

Он приземлился неподалеку на кристаллическую поверхность, ожидая, когда его тело начнет расслабляться, как это обычно случалось. Иногда он проводил здесь дни, просто так. Порой он действительно нуждался в том, чтобы вырваться и устроить себе небольшой отпуск.

2 апреля, 2010

Тот еще отпуск получился, ничего не скажешь! Он полагал, что, ведя двойную жизнь, поступал правильно, до тех пор, пока одна из этих жизней не решила просочиться в другую.

Как оказалось, он был даже не в состоянии хотя бы раз по-нормальному уехать на выходные. И теперь он бегал по всей территории гостиницы, разыскивая Лоис. С Хлоей, которая разыскивала Оливера.
- Машина все еще на месте. По крайней мере, Лоис не уехала домой, – сказал он, не глядя на нее, когда она зашагала рядом.

- Оливера нет в нашем номере. – Нашем номере. Они жили в одном номере, у них была общая постель, и, судя по ним, это происходило не в первый раз. – Мы с тобой явно впали в немилость, и никто не собирается поднимать сегодня в нашу честь бокалы местного вина. –
Вкупе с ее дурацкими остротами, создавалось ощущение почти что прежних времен, и это было не тем, чего он хотел. Он не хотел их с Хлоей привычных расследований, как раньше. Он вел себя так, как надо, и не желал отступать. У него были две жизни. Жизнь героя, в которой Хлоя отчасти помогала ему, но не слишком. Не настолько, чтобы между ними все вернулось бы на круги своя. А еще жизнь в Дейли Плэнет и с Лоис. Тогда как у нее была своя… с Оливером.

Он не имел права злиться. На самом деле, он и не злился. Он решил, что не злится. Разве не он предложил ей почаще куда-нибудь выбираться? Ведь, посмотрите-ка на него – у него было все это. Жизнь героя и нормальная девушка. Он не имел никакого права возмущаться по поводу того, что она делала то же самое. Если не считать того, что она делала не совсем то же самое. Оливер был одним из них. Что бы ни случилось, Оливер был рядом, столько раз сражаясь вместе с ними, и Кларк задавался вопросом, давно ли он поглядывал на Хлою. Это же не Хлоя начала. За исключением тех случаев, когда Хлоя находилась под воздействием чего-то потустороннего, ее вряд ли можно было назвать сексуально агрессивной. И, если говорить об этом...

- Хлоя, так что такое на тебя нашло? Почему ты заявилась в ванную в таком виде? – быстро спросил он. Он собирался провести выходные со своей девушкой. Со своей нормальной девушкой. Ему не было нужно, чтобы этот помощник из его жизни героя и друг из прошлого просачивался в его настоящее, в его нормальную жизнь.

- Я не знаю, – сказала она удрученно, словно злясь на себя. – Я абсолютно ничего не помню.

- Ты не помнишь, как видела... – он жестом обозначил себя.

- Нет! Боже правый! Этого я точно не помню! – Он поджал губы и продолжал идти. Она не должна была испытывать такое сильное отвращение. Было время, когда она хотела бы... – Подожди минутку. А я, что, тоже... И ты видел... – Он не ответил, только по-прежнему продолжал идти. Он видел, и это впечаталось в его память. И в тот момент это разозлило его – то, что она захотела сделать это теперь: уронить красное полотенце на пол с манящей улыбкой, призывающей трахнуться здесь и сейчас. Ведь он уже двинулся дальше. И она, тоже, двинулась дальше. Он одернул себя. Они двинулись дальше относительно чего? У них никогда не было отношений подобного рода. – О, Господи, – сказала она с еще большим отвращением в голосе. – Это наш последний совместный отпуск.

- Если я не найду Лоис, то это будет последний отпуск, который я провожу с кем бы то ни было, – отрезал он в ответ. – С него, к черту, хватит. Если каждая из его жизней будет продолжать перетекать одна в другую подобным образом, то он сможет позволить себе лишь одну. И он знал, какую из них следует выбрать.

- Да уж. Итак, не то чтобы я не нагляделась сполна на... личную жизнь Кларка Кента за сегодняшний вечер...

- Не нравится мне, куда ты клонишь. – Он не намеревался обсуждать с ней его... личную жизнь. В течение прошлых недель она делала попытки пойти на сближение, стремясь войти в доверие, но он не был склонен предоставлять ей такую возможность. Они больше не были лучшими друзьями. И он планировал и дальше держать обе его жизни порознь друг от друга, если только они придут к единому мнению относительно этой позиции.

- Ты пригласил Лоис на романтический уик-енд в некую гостиницу с пакетом услуг завтрак и постель. И, хотя я сомневаюсь, что часть, касающаяся завтраков, послужит источником каких бы то ни было глобальных проблем, поправь меня, если я ошибаюсь, но я, кажется, припоминаю, что у тебя были опасения по поводу постелей и... людей, не наделенных способностями. В смысле, что произойдет в постели с человеком без способностей, если...

- Ладно. Остановись. – Он не собирался говорить с ней о своей... сексуальной жизни.

- Спасибо.

- Мои тренировки с Джор-Элом помогли мне научиться лучше управлять моими способностями, – деловым тоном произнес он, полагая, что должен сказать хоть что-то. – Можешь считать, что я полностью контролирую ситуацию. Во всех отношениях, – отрывисто закончил он. И он собирался попробовать это – попробовать то, что делали все вокруг. Он имел полное право выезжать на выходные и заниматься СЕКСОМ. Именно так, СЕКСОМ. Хлоя не была единственной, кто мог заниматься СЕКСОМ, иметь нормальную жизнь на стороне, ту самую, которая, очевидно, включала много СЕКСА.

Но у нее не было... нормальной жизни на стороне, в том-то и дело. Он продолжал возвращаться к этому. Оливер не был со стороны. Он был всегда в самой гуще событий настолько, насколько возможно. И как только ему удалось втянуть ее в это? Лоис подумала, что он слишком беспечно отнесся к тому, что случилось, но она ошибалась. Он просто пытался во всем разобраться.

Что касается Оливера, здесь все было очевидно. Он принимал в этом участие ради секса. Но Хлоя никогда ничего не делала только ради... Нет, неправда. Он поймал себя на том, что думает о Дэвисе. И о ней, сбрасывающей для него полотенце в каком-нибудь захудалом мотеле, и, с блеском в глазах, делающей шаг по направлению к душу, как раз перед тем, как вошла Лоис, одетая в нечто такое, позаимствованное из легкого порно... шотландского, по крайней мере, и...

- А ты, вот, не контролировала ситуацию, – сказал он, не в силах оставить это. Оно продолжало лезть ему в голову, все, что произошло, посекундно, – когда решила устроить мне сюрприз в душе. – И это выходило за пределы того, с чем он был в состоянии справиться. Он приехал на этот уик-енд, думая о сексе, после долгих лет жизни, в которой секс присутствовал лишь в единичных случаях. И затем была Лоис в ночной рубашке, а потом – обнаженная Хлоя, дальше – Лоис в коротеньком килте и Хлоя в полотенце, и... Это было слишком. Тогда, в ванной, он начал сомневаться, не снится ли ему один из снов такого рода, настолько развратный, что ему понадобилось сразу две девушки. С учетом того, что прежде в его жизни существовали сексуальные воспоминания только об одной, это было уже сенсорной перегрузкой. Когда Лоис появилась в том безумном прикиде, он был почти уверен, что это – сон. На какую-то секунду он позабыл, что они – кузины, и что это – не тот вид фантазий, которым стоило бы предаваться, и... – А затем ты отключилась, и очнулась уже с полной потерей памяти. – И испытывающей отвращение при мысли о нем. Ну, допустим, и он, тоже, чувствовал себя так же. Потому что он не думал о Хлое в этом плане... или не хотел думать. Только о Лоис. Об одной лишь Лоис. – Кстати, что ты помнишь последним? – спросил он, пытаясь вернуться к делу. Это являлось оптимальным вариантом, когда речь заходила о нем и о Хлое – лучше всего было просто сосредоточиться на работе. Потому что, если он и дальше будет продолжать видеть ее обнаженной...

- У нас с Оливером состоялась беседа, благодаря не в меру развитым кое у кого инстинктам опеки. – Но он совсем не опекал, и суть тут была не в его инстинктах опеки, а в том, что он был прав. И он предпочел бы, чтобы она не упоминала бы об Оливере в тот момент, когда он старался перестать видеть ее голой. Потому что теперь он уже видел их обоих, и... – И я... решила пойти прогуляться.

- Куда? – спросил он, надеясь вычеркнуть все это из своего сознания.

- Идем... – И он последовал за Хлоей в лес. Снова к делу. Это была лишь работа, всего лишь общее дело у них с Хлоей. Всего лишь общее дело... дело...

21 декабря, 2011

Он находился здесь по делу, это не было отпуском. Через какое-то время ему придется вернуться, вернуться домой, к своей... жене пока не нагрянул ее идеальный жених, ему нужно было принять решение.

И он уже почти принял его. Он просто подпишет эти бумаги и отпустит ее. Теперь он знал, что она жива. Он дал понять, что он знает. Он усложнил ее новую, легкую жизнь. Возможно это – то единственное, причитающееся ему по праву, что он сумел получить в итоге. Причитающееся ему по праву. Даже эти слова напомнили ему о прошлой ночи. Он отметил, что Хлоя была фигуристой, хоть и невысокой, но он никогда особо не задумывался о женщинах с такими формами и сексе. Но, оказывается, существовала огромная разница, когда имелось что-то такое, за что можно было бы схватить, притянуть к себе, стиснуть, как он и...

Но это было заблуждением, помутнением рассудка. Этого не должно было случиться. Он всего лишь пытался помешать ей превращать его дом в груду обломков. Ему не должно было понравиться, как она извивается, прижимаясь к нему. И не предполагалось, что он...

- Да пошла она! – рявкнул он, шагая по направлению к плоской кристаллической поверхности, на которую он когда-то положил ее, пытаясь спасти. И обвинения в этом она, тоже, бросила ему в лицо, в том числе. – Да пошла она! – он поймал себя на том, что кричит.

- Вульгарное изречение, свойственное людям, – произнес голос, раздавшийся над ним и вокруг него. – Низшая форма формулирования своего мнения, маскирующая те эмоции, которые лучше было бы выразить напрямую.

- Я пришел сюда, чтобы побыть одному, – простонал Кларк, опускаясь на небольшую платформу.

- В таком случае, странно, что ты пришел сюда, потому что здесь – я.

- Ты – это долбанная программа, – он горько засмеялся. – О, Боже! – Он зарылся лицом в ладони. – Когда же ты перестанешь вести себя так, будто бы это на самом деле – ты?

- Я содержу в себе воспоминания твоего отца. И даю наставления, самые близкие к тем, которые ты мог бы получить, если бы он был жив. Твои оскорбления не являются эффективными ни в малейшей степени. Ты не способен изменить того, кем я являюсь, или заставить меня испытывать стыд за то, что я делаю все возможное, чтобы направлять твои действия.

- Ты думаешь, что знаешь все, – пробормотал он в ладони, не отрывая их от лица. – Но даже как программа ты оказался несостоятелен.

- Я не могу быть обвинен в тех вещах, которые со мной проделывали, но сейчас я неподвластен влиянию извне. И если бы ты принял мои советы...

- Ты хочешь сказать, что был инфицирован, когда заключил меня в глыбу льда? – он встал, сытый по горло этим его чертовым «отцом». – Или когда затянул в стену пещеры и попытался стереть все то, что было заложено людьми, которым ты, настоящий ты, доверил воспитать это во мне? Хватит вести себя так, будто твои советы какие-то там особенные.

- Я был неправ.

- И, опять, можно подумать, что это на самом деле ты...

- Существует огромное пространство для ошибок. У меня есть информация только о твоей родине. Я не знаю всего, что произойдет, или могло бы произойти, на этой земле.

- Кто бы сомневался, – буркнул он.

- Я готов признать, что неправильно поступал с тобой в прошлом. Но я обучаюсь, корректируюсь.

- Да неужели? И до какой же степени? – Он ждал. Но молчание все нарастало. – Так я и думал. Дурацкая прогр...

- Возможно, я ошибался, побудив тебя попрощаться с ней.

Он не рассчитывал на то, что ему удастся чего-либо добиться, но услышанное привело его в замешательство. Попрощаться ... с Лоис?
- Только потому, что я не сделал этого тогда, я совершил ошибку. Я не смог двинуться дальше. Я был глуп. Я думал, что у меня могло бы быть все это...

2 апреля, 2010

Он был преисполнен решимости. У него будет все это. Причем, случится оно сегодня. Хлои не было дома. Как она сама сказала, она «останется у Олли». И это было замечательно. Это означало, что сегодняшняя ночь – та самая.

- Что ж, несмотря на всю умопомрачительность нашей попытки устроить себе небольшой отпуск, – продолжала болтать Лоис, входя в квартиру в Тэлоне, – думаю, на какое-то время нам следует воздержаться от посещения старинных отелей.

- Лоис, учитывая то, что это был наш первый совместный выезд на выходные, все могло бы закончиться и хуже. – Но выходные еще не закончились. Он собирался сделать это.

- В меня вселилась трехсотлетняя шотландская банши, и я чуть не убила тебя, Кларк. – Он улыбнулся. Она, и правда, умела обрисовать ситуацию парой слов. Это напомнило ему Хлою, то, как она всегда... Нет.

- Зато мы увидели самый большой в мире моток пряжи, – сказал он, акцентируя внимание на чем-то таком, что сделала бы только Лоис. Она не была похожа на Хлою. Нисколько. – А это само по себе оправдывает нашу поездку.

- И все – благодаря моей выдающейся способности ориентироваться на местности. Давай посмотрим правде в глаза, Кларк. Без меня ты все еще блуждал бы.

Он смотрел на нее, как она стоит, облокотившись на стойку. Она на самом деле не была похожа на Хлою, за исключением некоторых семейных общих черт. Она была нахальной и шумной, склонной к бахвальству, но месяцы назад он решил счесть ее привлекательной. И она была привлекательной. Нормальной и простой, и не испорченной знаниями о нем. Она была подобна чистому листу – его шансом действительно обрести нормальную жизнь, действительно обрести все это. Быть может, он и сбился с пути. И, возможно, она как раз и являлась той, кто будет направлять его туда, где ему следовало быть. К состоянию баланса. К двум идеальным жизням.

- Что? – Она выглядела озадаченной. Наверное, ей и следовало так себя чувствовать. Она не знала, что может стать ответом на все вопросы. Но она будет. И будет сегодня.

Он поднял ее, усадив на стойку, полный решимости, и крепко поцеловал, игнорируя запах Хлои, которым было пропитано это помещение. Запах обычного мыла и сильно обжаренного кофе, и... Он попытался сосредоточиться на Лоис. Ее руки скользнули к его шее. Они пахли вишнево-миндальным лосьоном, который она держала в своем столе. Он однажды видел, как она щедро намазывала его на кисти рук, бормоча о том, что у женщин в их семье руки как у старух, и что ее руки не постареют раньше времени. Пахло приятно. По-другому, чем от Хлои. На самом деле, руки Хлои пахли «Бен-геем». Он видел, как она, ворча что-то по поводу запястного канала, втирала его себе в запястье. С тех пор, как она оставила журналистские расследования и начала проводить большую часть времени перед монитором или пятью, этот запах почти всегда сообщал ему, когда она находилась поблизости. Он присутствовал даже сейчас, вероятно, сохранившись на дверных ручках и кранах, и…

Черт!

Он сорвал с Лоис куртку, пытаясь сконцентрироваться на ней, на ее запахах и ощущении ее тела. Только на ней. Он хотел чувствовать только ее в этой комнате, носящей отпечаток совместного пребывания их обеих, лишь эту женщину, в которой была и частичка… Нет. Он сделает это. Хлоя – не единственная, кто занимается сексом. Она не будет единственной, кто стонет и... жужжит?

- Это... мой мобильник, – сказала Лоис, отрываясь от него. – Просто... просто пусть переключится на голосовую почту.

- Да. Понятно... – он извлек сотовый из ее кармана, радуясь перерыву. Ему требовалась минутка, чтобы отделить одно от другого. – Почему бы тебе не ответить, Лоис? Вдруг это что-то важное?

- Хорошо. – Она улыбнулась. – Как насчет возможности ненадолго уединиться?

Он улыбнулся в ответ, надеясь, что его улыбка будет расценена как игривая. Он не хотел, чтобы она думала, будто он не интересуется ею.
- Всего лишь сделай вид, что меня здесь нет.

- Я так не могу.

- Что ж, кажется, мне следует привыкнуть делиться тобой с остальным миром.

Она спрыгнула со стойки, с улыбкой на лице. Он и ожидал, что ей понравится.
- Лоис Лейн, к вашим услугам, – широко улыбаясь, она отвернулась.

Он вздохнул и взял каталог с журнального столика, когда она отошла. Он сможет сделать это. Ему просто надо следить за тем, чтобы направление его мыслей не отклонялось от курса. Он должен сосредоточиться на Лоис. Все это не имело абсолютно никакого отношения к Хлое. Он продолжал пролистывать каталог, пока не остановился на зеленой кожаной куртке, обведенной дважды. Он застонал и захлопнул журнал, увидев ее проклятое имя на стикере.

Он швырнул его на стойку, когда Лоис направилась к спальне, все еще говоря по мобильнику. Просто все дело – в этом помещении. Оно было слишком тесным. Слишком многое от них двоих было намешано здесь. Неужели они оказались бы все вместе в том чертовом отеле, если он не наткнулся бы на брошюру Хлои? Им следовало бы...

- Да уж, пора закругляться, – сказала Лоис, вылетая из спальни и засовывая телефон в карман. Она зевнула, громко и неестественно. – Уверена, ты ждешь не дождешься, когда, наконец, вернешься на ферму, на этот твой свежий воздух, после всего этого... свежего воздуха, – запинаясь, закончила она.

Ферма. Хлоя почти не появлялась на ней весь год. В последнее время у него там было больше воспоминаний, связанных с Лоис. Это могло сработать.
- Может, нам обоим стоит, – он опять попытался изобразить ту самую игривую улыбку, – стоит отправиться на ферму. Приобрести, в качестве утешительного приза, билет на тур по галактике от Кларка Кента, и...

- После такой долгой поездки? – усмехнулась она и направилась к двери. – В эти выходные я увидела все звездные ночи, какие только возможно. Но, определенно, это будет утешительным призом для следующего раза. Договорились? – она открыла дверь.

Он поймал себя на том, что тоже двинулся по направлению к двери, и остановился.
- Лоис, может, мне следует выражаться яснее. Я хочу...

- Хорошенько выспаться. Как и я, после всех этих волнений. Увидимся на работе, – жизнерадостно сказала она, закрывая дверь у него перед носом.

Он стоял, смотрел на закрытую дверь, чуть ли не ломясь в нее, и думая о том, что, возможно, ему следует просто войти и сказать ей это. Прямолинейность никогда не являлась его сильной стороной, когда дело доходило до всего, что имело отношение к сексу, но она должна была знать. Разве они не целовались только что? А затем она вытолкала его из дома. Он подумал о Хлое, пихнувшей флакончик с жидким мылом ему в грудь и убежавшей прочь. Когда он успел стать настолько отталкивающим?

21 декабря, 2011

В настоящее время она находила его в высшей степени отвратительным. Но, несмотря ни на что, это было прощанием.
- Теперь я это сделал... или сделала она. Словом, с этим покончено. Я попрощался со всем и со всеми, из-за кого я становился слабым. Ты этого хотел. Так что, отстань от меня.

- Но, возможно, я ошибся в ней. Связи не со всеми людьми делают тебя слабым. Я видел эту силу в тех, кто был выбран, чтобы вырастить тебя. И я видел ее в ней. Я ощущал ее силу много раз. Я даже чувствую ее силу в твоем гневе.

- Я не сержусь на нее. – Он действительно не винил Лоис. Она имела полное право порвать с ним, учитывая то, как все это выглядело. Черт! Он и сам бы себя бросил.

- Но, тем не менее, ты сердишься. Употребление человеческих ругательств выдает тебя, точно так же, как и ее запах, тебя окружающий.

Он содрогнулся, оглядываясь по сторонам. Временами он на самом деле хотел, чтобы его «отец» имел некую точку, на которой можно было бы сфокусироваться.
- Ты, что, ищейка? Я не видел ее в течение нескольких недель, и, конечно же, мы не... – Он тряхнул головой. – Да и вообще, откуда тебе знать ее запах?

- Она часто бывала здесь. Больше, чем любой из смертных.

- Нет, не бывала. Она... – и тут он вспомнил. Был один раз. Лоис оказалась в больнице после авиакатастрофы, в которую она попала вместе с его матерью. И она говорила о дворце изо льда. – Ладно, быть может, но только раз. И я не понимаю...

- Она разговаривала со мной однажды, умоляла меня. Не знаю, сделал ли бы я то, о чем она просила, если она не появлялась бы здесь прежде. Но, как бы там ни было, ее слова все равно могли бы подействовать.

Кларк застонал, запустив руки в волосы.
- Черт! Да о чем ты вообще гово...

- Джор-Эл!

Он вздрогнул, роняя руки, при звуке этого голоса, ее голоса.

- Из всех планет во вселенной, вы решили послать своего единственного сына на эту! На Землю!

Не Лоис. Хлоя. Джор-Эл имел в виду Хлою.

- Вы доверили нам защищать его! И сейчас, Джор-Эл, прошу, мне нужно, чтобы вы доверились мне!

Он не понимал. Когда это произошло? Он все еще пытался разобраться, когда следующие слова зазвучали вокруг него.

- Я люблю вашего сына!


 
puppy-eyeДата: Четверг, 05.02.2015, 22:16 | Сообщение # 94
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
По-моему, автор персонажей люто ненавидит...  angry
 
AnaskoДата: Четверг, 05.02.2015, 23:18 | Сообщение # 95
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Ну, от любви до ненависти... и от ненависти до любви happy

 
puppy-eyeДата: Пятница, 06.02.2015, 01:27 | Сообщение # 96
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Ну я про саму задумку. Понимаешь, так измываться над героями фанфика...
 
AnaskoДата: Воскресенье, 08.02.2015, 01:51 | Сообщение # 97
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
так измываться над героями фанфика...

Да кто только над ними не измывается biggrin Каждый пишет их так, как видит, или как хочет видеть smile Хлойки Леммы чего только стоят happy


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 08.02.2015, 11:00 | Сообщение # 98
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Хлойки Леммы чего только стоят
Но понятно же, что это не всерьез smile Они как раз не вызывают отторжения, и вот как раз у него видно, что он любит и Хлойку, и Кларка. А тут я как раз не виду любви и уважения к персонажам.
 
clearДата: Понедельник, 09.02.2015, 16:16 | Сообщение # 99
Понимающий Клою
Группа: Наши люди!
Сообщений: 147
Репутация: 4
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Они как раз не вызывают отторжения
Хлойки Леммы меня веселят happy Почти как Лоис.

Цитата puppy-eye ()
А тут я как раз не виду любви и уважения к персонажам.
Думаю, еще рано судить о любви или нелюбви... Хотя, Оксана сама призналась, что ей поначалу чего-то не понравилось happy
 
puppy-eyeДата: Понедельник, 09.02.2015, 16:28 | Сообщение # 100
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата clear ()
Думаю, еще рано судить о любви или нелюбви..
Типа сначала старательно вываляют в грязи, а потом вымоют и надушат? happy
 
clearДата: Вторник, 10.02.2015, 06:38 | Сообщение # 101
Понимающий Клою
Группа: Наши люди!
Сообщений: 147
Репутация: 4
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Типа сначала старательно вываляют в грязи, а потом вымоют и надушат?
Типа того happy Надо же чем-то выделиться среди других авторов...
 
puppy-eyeДата: Вторник, 10.02.2015, 11:36 | Сообщение # 102
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата clear ()
Надо же чем-то выделиться среди других авторов...
Ну да, я вот предпочитаю сразу напудрить, надушить и натереть кремами и маслами smile Самому же приятно... tongue
 
AnaskoДата: Суббота, 14.02.2015, 15:03 | Сообщение # 103
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
А тут я как раз не виду любви и уважения к персонажам.

Цитата puppy-eye ()
Типа сначала старательно вываляют в грязи

Хоть я и не во всем согласна с автором, и не все ее теории разделяю, но отсутствия любви и уважения к персонажам, и вываливания в грязи не увидела. Я как раз в сериале больше это вижу, чем в фике.

Цитата clear ()
Хотя, Оксана сама призналась, что ей поначалу чего-то не понравилось

Не то, чтобы не понравилось... Просто мне показалось, что персонажи не похожи на самих себя, как-то странно и не так себя ведут, не очень характерно для них. Но потом, почитав дальше, поняла, что, учитывая все предшествующие события, они вполне могли так себя вести, и их поведение совсем не является ООСным.

Цитата clear ()
Хлойки Леммы меня веселят

Ага! Я тащусь от них smile Они такие забавные biggrin


 
puppy-eyeДата: Суббота, 14.02.2015, 15:44 | Сообщение # 104
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 652
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Хоть я и не во всем согласна с автором, и не все ее теории разделяю, но отсутствия любви и уважения к персонажам, и вываливания в грязи не увидела.
На ее Кларке такой уже толстый слой... Но не шоколада, к сожалению happy
 
AnaskoДата: Суббота, 14.02.2015, 23:04 | Сообщение # 105
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 576
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
На ее Кларке такой уже толстый слой... Но не шоколада, к сожалению

И, к сожалению, не только на ее sad

ГЛАВА 4

21 декабря, 2011

- Я люблю вашего сына! Он в опасности, и ему нужна ваша помощь!

- Повтори еще раз, – громко сказал Кларк, поднимая голову, когда ее голос начал стихать.

- Джор-Эл! Из всех планет во вселенной, вы решили послать своего единственного сына...

- Нет. Слишком рано, – сказал он нетерпеливо.

- Он в опасности, и ему нужна ваша помощь!

- Нет, – сказал он, глядя вверх. – Перед этим.

- Я люблю вашего сына!

- Еще раз, – сказал он, нервно сглотнув.

- Я люблю вашего сына!

Казалось, что ее голос по-прежнему продолжал звучать даже после того, как умолк. Но, все же...

- Еще раз, – сказал он, теперь уже более тихо.

- Я люблю вашего сына!

Он задавался вопросом, что она подразумевала под этим. Она говорила, что он – ее лучший друг навеки, говорила, что он нужен ей, даже говорила, что хочет его, когда была младше и заражена паразитом, но не это, не так, не с такой... страстностью.

- Еще раз?

Он поднял голову на звук голоса своего отца.
- Пожалуйста, – сказал он почти шепотом, но Джор-Эл услышал и ответил...

- Я люблю вашего сына!

Наверное, он мог бы прослушать это миллион раз. Возможно, он уже и прослушал. Но оно не давало ему того, что он хотел знать. Не могло дать. Хлоя любит его... или любила раньше. Джор-Эл рассказывал, что она приводила в Крепость Кару, так что, он представлял себе, когда это было. Это произошло тогда, когда Лайонел заключил его в клетку, когда Патрисия Свонн находилась в городе, разыскивая Путешественника, и когда Хлоя вернулась к Джимми... снова.

И этот факт был тем, что снижало градус того головокружительного и нежного чувства. Может, она имела в виду, что любит его так, как любила своего отца или Лоис, только как друга. Но если это было настолько просто, то почему она никогда не говорила этих слов ему? Засмеялась бы и сказала, что любит его, точно так же, как сказала, что он – ее лучший друг навеки. Но это ощущалось иначе. Как нечто большое. Это должно было быть чем-то большим.

- Я люблю вашего сына!

- Нет. Останови! – Он зажмурился. – Я не могу сейчас этого слышать. Это не имеет никакого отношения... ни к чему. Даже если она и... Не важно. – Он тяжело опустился на кристаллическую плиту. К ее чести, она всего лишь немного треснула. – Я думал, ты говорил о Лоис, – пробормотал он. – Я хотел бы, чтобы ты имел в виду Лоис. Так было бы проще. Хлоя... – Он тряхнул головой. – Только не она, – прошептал он, не уверенный, разговаривает ли со своим отцом, или с самим собой. – Пожалуйста, путь это будет не она.

10 апреля, 2010

Только не Хлоя. Это было подобно мантре, проигрывающейся снова и снова, пока он мчался через шахматные залы, следуя за мужским голосом. «Можно стрелять? Прием».

Нет. Только не Хлоя. Он должен найти ее прежде, чем... Он не мог даже думать об этом.

Она будет жить, и он сделает так, чтобы все стало лучше. Лучше, чем в течение всего этого года. Он все уладит между ними. Он так старался на сей раз ничего не испортить, и, в конечном счете, испортил еще сильнее. «Он бросил своего самого ценного союзника на произвол судьбы», – голос Уоллер, глумясь, произнес внутри него.

«Я не бросал ее», – ответил он тогда. Но он бросил. Он держал дистанцию даже как... герой. Так называемый герой.

«Самое ценное, что у тебя есть, ты оставил без защиты».

Он говорил себе, что держал дистанцию потому, что так надо. Это было единственным способом оставаться на верном пути. Хлоя несколько раз принимала неправильные решения. Вопреки тому, что он когда-то думал про нее, она не являлась эталоном человечности. Вместе они совершили ошибку, и им было бы лучше держаться порознь друг от друга настолько, насколько это возможно. Но главная причина была не в этом, вовсе нет. Просто он злился. Даже сегодня он злился на нее, когда она ворчала на него по поводу своих текстовых сообщений.

Он прочитал их. Но не ответил. Ему требовалось время, чтобы он мог видеть ее после прошлых выходных, видеть ее вместе с Оливером. С Оливером, о котором она не переставала говорить – о том, как он следовал протоколу... и из-за которого она сходила с ума, потому что Оливер не отметился. И отчитывала его, указав, что это он, Кларк, дает слабину, не уделяя внимания тому, чтобы прикрывать своих.

«Это – не о нас», – сказал он себе. В этом году он не часто разговаривал с ней, и даже то, что он ей говорил, было тщательно взвешенным и дозированным. Он подумал о тех безрассудных поступках, которые она совершила после дня Святого Валентина, когда потеряла над собой контроль, делая все возможное, прикрывая его. Как она довела Лоис до слез, почти вывела на фиг из строя Сторожевую Башню, ввязалась в драку с Тесс Мерсер. Конечно, она была заражена, и немного более агрессивна, чем он хотел бы, но она на самом деле пошла на все эти безумства. За один день она сделала больше для его защиты, чем сделал для нее он за весь этот год.

И он наверстает это.

Он распахнул двери настежь и, в свете мигающих ламп, помчался на супрескорости через всю комнату, увидев ее, привязанную к стулу, сбивая людей на своем пути, пулю, направленную в нее, и того мужчину, который посмел нажать на курок...

Он был почти готов позаботиться о нем лично, но вместо этого опустился на колени перед ней и убрал кляп. Освещение вокруг них продолжало гаснуть и вспыхивать. Он сжал ее плечи, а она в ответ смотрела на него. Он позабыл о том парне с пушкой, о людях в комнате, об угрозах Уоллер. Единственное, что ему было нужно – это увести ее отсюда.

Он встал, притянув ее к себе, и понесся, не останавливаясь, через города и реки, пока не достиг Сторожевой Башни. И тогда он осторожно опустил ее.

- Боже, как же я рада видеть лицо друга, – проговорила она, хотя и смотрела не на него, а на наручники. Он тут же сломал их. – А ты...

- Нет. Я ей ничего не сказал, – ответил он, зная, о чем она собиралась спросить.

- Ну, по крайней мере, у нас есть хоть что-то.

На какой-то миг он подумал, что она имела в виду их необычную взаимную телепатию, но потом понял, что это было об Уоллер. Все о деле. И из-за этого он почему-то почувствовал пустоту внутри. – Прости, Хлоя. Прости за все, – сказал он, надеясь, что еще было не слишком поздно.

- Боюсь, с этим мы оба немного запоздали, – она двинулась прочь от него.

Или, быть может, на самом деле, слишком поздно.
- Но я бросил тебя, – он попытался снова. Не может быть, чтобы было слишком поздно. Он не должен оставлять попыток. – Я думал, что ты – наблюдатель, но, со своей Сторожевой Башней, ты оказалась в самом центре событий. – И в самом центре его жизни. И как только ему удавалось делать вид, будто это не так?

- Ты не бросал меня, Кларк. Ты оттолкнул меня с дороги. – И он не мог этого отрицать. Он слышал, как она сказала, что хочет пойти с ним, но смылся настолько быстро, насколько это было возможно, в попытке прогнать из памяти картину того, как они с Оливером терлись носами.

- Может, я думал, что так будет безопаснее для тебя, – тихо произнес он, не желая выдать что-нибудь до такой степени мелочное.

- А, может, просто не доверял мне? Я подорвала твое доверие ко мне, Кларк. – И, отчасти, это было так, но не все дело было в этом. Она стремительно рухнула со своего пьедестала во время этой истории с Дэвисом, но он и сам шел бок о бок с ней. – Ты видел в Сторожевой Башне Большого Брата, и отвернулся от меня. – Это сыграло свою роль, в том числе, но и он тоже воспользовался преимуществами Сторожевой Башни в своих интересах, попав в трудное положение. – И чем меньше ты на меня полагался, тем меньше зависел от меня. – Это было уже ближе к правде, но не вся она полностью. – Довольно умно... возможно, – закончила она.

- Я недооценил твоих заслуг, – сказал он, решив, что нет оснований рассказывать ей о настоящей причине – о том, что он не хотел нуждаться в ней пусть даже в чем-нибудь, не говоря уж о том, чтобы нуждаться во всех отношениях. – Ты – та, которая свела нас всех вместе, – с грустью сказал он. – Та, кто увидел наш потенциал. – И это было на самом деле колоссальным, и гораздо более значимым, чем то, как гложет у него внутри, стоит лишь представить ее с Оливером. Ему необходимо было справиться с этим. Разве он не двинулся дальше?

И, в очередной раз, он напомнил себе, что не было ничего такого, от чего можно было бы двигаться дальше, и ему пора бы уже прекращать действовать, словно обиженному бывшему бойфренду. Ему нужно было найти способ находиться в ее жизни теперь, и не важно, что это будет уже по-другому. Он должен быть выше этой мелочной ревности.

- Этому потенциалу скоро придет конец. Уоллер видела наши лица, и она не перестанет нас преследовать. – Опять все о деле. Он с грустью потупил взгляд. Он ее не винил.

- Я позабочусь об этом, – сказал он. – Или Джон позаботится. – Он отступил на шаг и рванул прочь, оставив ее снова. Но на то была веская причина. Он помчался искать Джона, зная, что тот сможет обезопасить их всех. А что касалось Хлои, ему просто нужно было больше времени, чтобы доказать ей, что он может быть в ее жизни, принимая такое положение вещей, как сейчас – Оливер, Сторожевая Башня и все прочее. Она уже не была той, кто поддерживал исключительно его одного, больше нет. Но и для него все еще могло остаться хотя бы немногое. Возможно, временами это будет причинять боль, но мысли о ее смерти подтвердили, что он все еще нуждался в ней, хотел он этого или нет.

21 декабря, 2011

- Я не хочу думать об этом, – сказал он, вставая и отмеряя шагами пространство вокруг себя, кружа возле колонн. – Почему Хлоя? – спросил он, не уверенный, кого именно спрашивает. – Зачем ты впутываешь ее в это? Я не хочу...

- Ты сказал, что тебе нужно было с ней попрощаться. Я согласился. В то время я думал, будет к лучшему, если ты оставишь эту связь позади.

- Но я... я имел в виду Лоис.

- Я не знаю этого человека.

- Это – та женщина, которую я... То есть, я волновался, потому что она пропала, и у меня начали появляться... чувства к ней, и я думал, что это могло бы быть чем-то большим. А затем она оказалась в опасности, и я не мог уйти, и... Почему Хлоя? – снова спросил он, уже громче. – Зачем тебе понадобилось заводить о ней разговор?

- Она – человеческая женщина, о которой у меня больше всего сведений. Она бывала здесь чаще, чем кто-либо другой, за исключением тебя. И, я уже сказал тебе, что ощущаю вокруг тебя ее запах даже сейчас. Я ошибаюсь?

- Нет, но... – Он вцепился рукой в волосы и с силой потянул. – Я попрощался с ней еще раньше. Я сказал ей, что Кларк Кент мертв и... и это было моим прощанием, если не считать того, что я... остался. Но, в любом случае, она вообще не имеет ни к чему никакого отношения.

- Ты хранил ее в себе, в своих мыслях, в своем разуме или... как сказали бы люди, в своем сердце. Она влияла на тебя все эти годы.

- Черт! Так оно и было, – прорычал он. – И я освобожусь от нее сегодня. Подпишу те бумаги, и...

- Но, возможно, это – влияние, в котором ты нуждаешься.

- Нет. – Кларк покачал головой. – Я сейчас не нуждаюсь в ней. И не нуждался тогда. Мы все, к черту, провалили! – Он сделал глубокий вдох. – И, знаешь что? Сказав, чтобы я попрощался с ней, ты был прав. Если бы я знал, кого ты имел в виду, я в тот раз сделал бы это наверняка. Ты... тебе следует выражаться яснее.

- А тебе следует внимать моим советам.

- Я и внимаю. Немного с запозданием, но я попрощаюсь сегодня, скажу, наконец, это долбанное «прощай»...

- Кал-Эл, ты не слушаешь.

- Слушаю. Действительно, слушаю. Может, я и совершил ранее кое-какие неверные шаги, сделав ее возвращение самым важным для себя, но сейчас я на правильном пути. На самом деле, я и был на правильном пути прежде, пока не захотел снова впустить ее в свою жизнь. Только я не видел этого.

- Но был ли тот путь правильным?

- Ну... – он огляделся по сторонам, – а разве не был?

- Поищи в своей памяти, Кал-Эл.

- Боже! Если тебе есть, что сказать, просто возьми и скажи это сейчас, потому что я не в том настроении, чтобы искать что-то в своей памяти, или глубоко дышать, или делать что-нибудь вроде...

- Тогда я сделаю это за тебя.

- Что ты подразумеваешь под... – Кларк застыл, его конечности приклеились к бокам, он не мог пошевелиться, в то время как столб криптонских символов вырос, окружив его. Они образовали вихрь и, вращаясь, поднимались все выше и выше, пока постепенно не превратились... в изображения, подобно видео, которое проигрывалось перед ним... или вокруг него.

7 мая, 2010

Он искал в памяти – нет, тщательно прочесывал ее – пытаясь найти, что бы ему сказать.

«Сторожевая Башня готова к запуску. Но я не готова... Кларк, когда ты исчез из моей жизни, я уединилась в Сторожевой Башне... Но я больше не могу быть вашими глазами в небе, Кларк. Теперь, когда у меня есть Олли, я... я хотела бы подключиться к реальному миру».

Он уставился на ее затылок. В этих словах было будущее. Будущее, которое он не мог вынести. Он чувствовал это. Он терял ее. Даже та небольшая частичка ее, которая у него еще оставалась, могла уйти.

И тогда она будет не более чем кузиной его девушки и девушкой Оливера. Потому что они еще не вернулись на ту позицию, где они были бы друзьями снова. Он осознавал это даже тогда, несколько недель назад, когда пришел извиниться за то, что толкнул ее и пометил своим символом ее стену, будто бы метил территорию. Словно он владел всем этим и ею. У него и было такое ощущение в тот раз – что он не позволит ей забыть, кому она принадлежала, забыть, благодаря кому она стала той, кем являлась, к лучшему это или к худшему. Он задавался вопросом, что бы он сделал, уничтожив ее боеприпасы, если бы не появился Зод. Та мысль, определенно, приходила ему в голову, как и всегда, когда на него действовал красный криптонит. Он мог бы показать ей, чьею она была. И, судя по запаху, который исходил от нее в его присутствии, даже в нынешние времена, ему не пришлось бы для этого убеждать ее слишком долго.

Эти мысли заставляли его чувствовать себя грязным. И держать дистанцию, когда он увидел ее в следующий раз. Было не время для объятий. Совсем. Они почти не прикасались друг к другу целый год. Нет. Они не были друзьями. Пока что нет. Им предстояло еще работать над этим. И если она остановится сейчас, оставив мир героев у себя за спиной до того, как они вернут то, что имели, то она станет не более чем той, которая обитает где-то там, на краю его жизни, но не в ней самой. Они смогут изредка видеться и мимолетно вспоминать о том, как сильно они когда-то полагались друг на друга, и думать, что они тогда были просто глупыми детьми.

А он нуждался в том, чтобы они были большим, чем это, потому что… он просто нуждался в этом. Но он не мог этого сказать. У них были еще не те отношения. Это не должно быть личным. Но если это будет о работе…

- Хлоя, то, что ты создала здесь, – медленно начал он, – это больше, чем ты и я. Это послужит следующим поколениям.

- Я не герой. – Она повернулась к нему, в ее глазах стояли слезы.

Он поймал себя на том, что двинулся к ней навстречу, пытаясь найти слова. Это всегда было по ее части – находить правильные слова.
- Быть может, ты и не спасаешь людей из поездов, терпящих крушение, Хлоя, или из перестрелок, – он осознал, что прикасается к ней, даже если сейчас еще было не время для этого. Он сдался, взяв ее за плечи, и ее глаза слегка расширились. – Но ты такой же герой, как и все остальные.

Но это не работало. Ему требовалось что-то еще. Что бы сказала она, если бы он был бы готов все бросить, если бы он… Но он однажды уже проходил через это. «Не делай этого, – умоляла она. – Ты нужен нам. Ты нужен мне».
- Мы на пороге войны, Хлоя, – начал он, думая о том, что раз он не смог найти свои собственные слова, то использует ее. – И мир нуждается в тебе. Ты нужна мне, – тихо закончил он.

Она выдержала его взгляд, а потом развернулась к нему спиной, но без намерения уйти. Она была с ним. Она все еще была с ним. Он увидел это в ее глазах.

И когда окно открылось и в нем засияло солнце, он посмотрел на нее, гадая, неужели он сказал что-то правильное? Правильное не в том смысле, чтобы удержать ее, а правильное вообще.

21 декабря, 2011

- Правильный путь не всегда очевиден, сын мой, но неверный часто более чем, – эхом откликнулся голос Джор-Эла, в то время как конечности Кларка обрели свободу, и... Это было похоже на то, как если бы он шагнул в другую комнату. Крепость превратилась в фабрику, темную, несмотря на дневной свет снаружи. Люди, закованные в наручники... И тут некий расплывающийся вихрь ворвался внутрь и пронесся по комнате, оставив после себя огненный символ.

- Что? Это? – Кларк уставился на тлеющий герб на полу. После своего последнего раза под красным криптонитом, когда он пометил Сторожевую Башню, Кларк начал чувствовать себя неловко, оставляя этот знак. – Если проблема в этом, то я даже не...

- Раз уж ты заговорил об этом...

Фабрика исчезла, и на ее месте появились стены, улицы, заборы, поезда – такое множество поверхностей в Метрополисе с выжженным знаком его семьи.

- Я... Это – герб дома Эл. Я думал...

- Вот именно. Символ нашей семьи, которая ведет свою родословную на протяжении веков, выжигается на улицах и стенах, как обычные граффити.

- Ну, ты... ты никогда не говорил мне ничего такого раньше.

- Признаюсь, я испытал облегчение, когда ты всерьез отнесся к своим обязанностям. Я не хотел... как это называется у людей? Придираться по мелочам?

- Зато сейчас это выглядит как придирка. – Недовольно сказал Кларк. – В любом случае, к настоящему моменту меня уже увидели, и символ, тоже. Так какой смысл выносить на обсуждение то, что я делал тогда?

- Таким образом ты обучаешься, – проговорил голос его отца, показавшийся ему на этот раз громче. – Но это не было тем, на что тебе следовало обратить внимание.

Многочисленные выжженные символы исчезли, вновь превратившись в фабрику, и Кларк увидел себя, стоящего в тени. «Не трудись нажимать на курок», – сказал он, и в тот же миг бросился вперед, срывая взрывчатку с человека в маске, который сидел на стуле, и ударом швырнул его через несколько полок и сквозь всю комнату. У Кларка все перевернулось внутри при виде этой сцены, которая, к счастью, растаяла, когда мужчина приземлился.

- Я не знал, что он не был тем самым, – прошептал Кларк.

- Я в курсе. Это послужило одной из причин, по которой семена, посаженные мной, чтобы помочь тебе слышать мысли других, проявили себя. Ты действовал слишком опрометчиво. Но дело не только в этом. Ты действовал чересчур жестко.

Сцена неожиданно еще раз проигралась вокруг него, и он зажмурился.
- Прекрати.

- Надо ли было причинять вред этому человеку? Ты уже сорвал с него взрывчатку. Какая необходимость была в том, чтобы ранить его? Особенно когда, как ты теперь знаешь, он не был тем, кто устроил это. Ты должен быть осторожен, применяя физическое воздействие на невиновных, но, на самом деле, и на виновных, тоже – на всех людях, которые не обладают твоей силой.

- Я… На самом деле я не… Я осторожен с…

- Неужели?

Кларк закрыл глаза, ожидая, что вид Крепости снова изменится. И он изменился. Вокруг него теперь была пустая плоская крыша.

Тело человека швырнули на гравийный настил. Женщина, вскрикнув, приземлилась. Это была Тесс Мёрсер.

«Мой отец убит, и я пришел забрать долг».

- Нет! – он крепко зажмурился. – Это был не я. Я бы не…

«Какой долг?» – раздался голос Тесс Мёрсер, и он невольно открыл глаза.

«Правосудие… или месть. Зависит от того, на чьей ты стороне».

Он смотрел, как вокруг них возник круг пламени.

- Останови это! – он снова зажмурился. – Я находился… под воздействием, и… и у меня была неверная информация.

- Справедливо. – Изображение растворилось. – Но вот здесь… – Он перенесся в кабинет Лутора.

Перед ним была Тесс, болтающаяся в воздухе, в то время как его рука сжимала ее горло.
«Где мой отец? Я хочу видеть его немедленно!»

Кларк тряхнул головой.
- Это было ради тебя. Или ради… того, другого тебя. Я хотел тебя узнать. Я хотел чувствовать свою причастность к тебе, к тому миру, который являлся чем-то большим, чем был я. Я только…

- Если бы ты обращался ко мне за советами все это время, я направлял бы тебя, – продолжил Джор-Эл. – Я познакомил бы тебя с криптонским типом мышления и с методами Зода, но ты не удосужился.

- Это – другое. Они были клонами. Они были...

- Криптонского происхождения и военного образца, но, все равно, ты никогда не приходил ко мне, к тому, кто мог бы... Но, впрочем, на данный момент это, определенно, было бы тем, что ты называешь придирками. Но это к делу не относится. Посмотри, как ты обращаешься с этой женщиной.

И он увидел это снова. Его рука, сомкнувшаяся вокруг ее шеи, ее ноги, болтающиеся над полом, а затем ее тело от резкого толчка налетело на покрытый стеклом письменный стол.

«Найди его!»

- Тесс совсем не была невиновна. Она...

- И я только что сказал тебе, что надо проявлять сдержанность не только по отношению к невиновным. Даже эта женщина, которая внесла свою лепту в причинение вреда окружающему миру – человек, и она хрупка, не равна тебе по силе, и, поэтому, не заслуживает того, чтобы твоя сила применялась к ней, вне зависимости от причины.

Сцена, проигрываемая вокруг него, растаяла, и он оказался на крыше. Он знал, что здесь увидит...

И он увидел себя, как он пронесся со свистом к краю крыши и слегка свесил Тесс за ее пределы. Она ахнула, ловя ртом воздух.

«Отпусти меня!»

Он втянул ее обратно и схватил за плечи.
«Расскажи мне про Шах и Мат. И никакого вранья».

Она бросила испуганный взгляд вниз, прежде чем стать более уступчивой.
«Через месяц после того, как я начала работать в ЛуторКорп, ко мне обратилась…»

- Нет! Неужели ты не понимаешь? – заорал Кларк, глядя вверх. – Если бы я не сделал этого, я ни за что не узнал бы, где они держали… Хлою, – выдохнул он. Он снова уставился на действие, происходящее перед ним. Тесс продолжала говорить.

«Я никогда не рассказывала ей, что здесь есть криптонцы. Я никогда не рассказывала ей про тебя».

Он вздрогнул, увидев, как его руки сжали ее еще сильнее, как он на суперскорости переместил ее к стене и крепко прижал ее к ней.
«Я не поверил бы даже твоим предсмертным словам».

Может быть, именно поэтому. Хлоя. Он должен был найти ее, разве не так?
- Останови! – крикнул он. Изображение вокруг него застыло. – Я волновался тогда. Я был слаб, – сказал он, нервно сглотнув.

- Очень точно подмечено. Это являлось слабостью, сын мой, слабостью ума.

- Она делала меня слабым. Оглядываясь назад, это была она, потребность в ней... Сейчас я понял это. И я не позволю ей...

- Это – не она, – перебил Джор-Эл. – Ты тогда не знал, что она пропала... пока еще нет.

Воспроизведение включилось снова. Он по-прежнему удерживал Тесс, прижимая ее к стене.

«Ничего этого не должно было произойти, – всхлипнув, сказала она. – Оливер даже не был их настоящей мишенью».

«Тогда кто же был?» – он услышал свой голос, спросивший тихо и... его опять передернуло... угрожающе.

«Я не знаю, – выкрикнула она. – Некто, кого они называют Сторожевая Башня».

- Боже! Останови!

- Нет. Пока ты не поймешь. Дело не в твоих целях, сын мой, а в твоих средствах.

- Неужели я всегда должен... я... я только... – Он чуть было не сказал «человек». Но его отец ответил прежде.

- Ты – не человек, – поправил он. – Но ты живешь среди людей. Я послал тебя к Кентам. Я хотел, чтобы ты был с ними, потому что думал, что они вырастят тебя скромным, тем, кто не будет бравировать своей силой, ставить себя выше людей и обособлять себя от них. И, какие бы ошибки я ни совершил, моим намерением было, чтобы ты принял обе свои составляющие – то, кем ты являешься, и то, каким тебя воспитали. Но это...

Изображение не исчезло. Оно вспышками проигрывалось снова и снова.

Выжженные знаки дома Эл... его глаза, воспламеняющие башни Зода. Репортеры, бросившиеся врассыпную по улицам, когда башни рухнули в огне... То, как он держал Тесс за горло, подняв ее над землей... как свесил ее с края здания...

Он зажмурился и упал на колени.
- Не показывай мне больше.


 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (Кларк/Хлоя, NC-17)
Страница 7 из 8«125678»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 |