Chloe and Clark
Главная | Мой профиль | Выход
Вторник, 25.07.2017, 03:44
Вы вошли как Странник |
Группа "Гости" | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Модератор форума: Хлоичка 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!) (Кларк/Хлоя, NC-17)
Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!)
AnaskoДата: Суббота, 27.05.2017, 00:59 | Сообщение # 1
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Название: Как мы к этому пришли
Автор: TheAmazingApe/apeygirl/April
Перевод: Anasko
Бета: kinlen
Ссылка на оригинал: http://planetoftheapril.blogspot.ru/2009/08/how-we-got-here-intro.html
Рейтинг: NC-17
Пайринг: Хларк
Краткое содержание: С ней был его первый поцелуй. Она была его лучшим другом. Как же вышло, что между ними так все закончилось?
Дисклеймер: Мой только перевод.
Статус: закончен

Добавлено (27.05.2017, 00:59)
---------------------------------------------
ГЛАВА 1

21 декабря, 2011

Когда он открыл глаза, было темно, хотя утро уже наступило – сумеречное, поскольку солнце еще не полностью взошло, но птицы тем не менее чирикали вовсю, будто не в состоянии сдержать своего восторга от предстоящего начала дня. Но он был совсем не в восторге. Он не мог себе представить утро, которое ужасало бы его больше этого, и лучше бы они заткнулись.

Он переключился на другой звук, позади него.

Она плакала. Тихо, в подушку, словно не хотела, чтобы он слышал. Поэтому он решил не слышать. Если память не изменяла ему, Хлоя никогда не плакала долго. Через минуту она успокоится... может быть, встанет и начнет пробираться через валяющиеся повсюду осколки битого стекла, чтобы незаметно улизнуть. Он подумал, следует ли ему прибраться, и решил, что нет. Черт возьми, так или иначе, большая часть, если не почти все из этого, было ее работой! Одна за другой отсчитывались минуты, а тихие рыдания не прекращались. Он застыл, не зная, что делать. Стоило ли ему повернуться? Дотронуться до нее? И опять же, что-то подсказывало ему, что это ни к чему.

С ней был его первый поцелуй. Она была его лучшим другом. Как же вышло, что между ними так все закончилось?

Ему и в тот раз не надо было бы ее трогать. Возможно, поэтому она и плакала. Быть может, она и сама жалела о том, что прикасалась к нему. Но, похоже, это не остановило ее прошлой ночью. Она прикасалась, облизывала, кусала, громко целовала, притягивала к себе и к тому же разбила почти все бьющиеся вещи в его доме. И если подумать об этом, то она не имела никакого права плакать. Во всем виновата была только она.

20 апреля, 2009

Кларк смотрел на остатки того, что некогда было розовым шкафчиком для картотеки, и на расколотые кусочки своего мобильника, выпавшие из его ладони. «Она ушла, парень». Прошло уже достаточно времени с тех пор, как Оливер покинул здание Изиды, но его слова все еще продолжали звучать. «Она не хочет, чтобы ее нашли. Если кто-то и умеет становиться невидимкой, то это Хлоя».

«Кларк, я на самом деле знаю, что делаю. И я знала, что, если бы я сказала тебе об этом раньше, ты придумал бы способ остановить меня, поэтому... послушай, все, что я когда либо делала, правильное или неверное, я делала ради тебя».

Как это – ради него? Если она сколько-нибудь его знала, то должна была понимать, что ее поступок – самое последнее, чего он бы хотел. Она говорила о том, что она для него делала... а как насчет того, что сделал для нее он? Бесчисленные спасения, зашедшие настолько далеко, что он даже убрал из ее памяти все воспоминания о его секрете, лишь бы она была счастлива. И пусть эти изменения продержались недолго, и пусть она не знала. Но неужели оно меньше значило из-за этого? Она перечеркнула и отбросила прочь все то, что он совершил, чтобы сохранить ее в своей жизни. И сказала, что это ради него…

Нет. Это не ради него, вовсе нет, потому что в итоге она была с Дэвисом.

Слова Оливера ужалили его снова. «Она прятала этого психа-убийцу в подвале. Мы не всегда выбираем тех, в кого влюбляемся… просто она не может устоять перед высокими, брюнетистыми и Думсдеями».

Он не хотел верить этому. «Не знаю, что там он чувствует к ней, но Хлоя его не любит», – настаивал он.

Подойдя к фотографии на тумбочке, той, которая была у него перед глазами, когда она позвонила, он взял ее, словно ища поддержки и подтверждения своим мыслям. Он смотрел на Хлою, на себя, на их обоих времен выпускного года и с улыбками до ушей.

«Хлои, о которой ты говоришь, не существует, – сказал он. – Она никогда бы не променяла своих друзей на Дэвиса».

Она не променяла бы. Только не эта девушка! Но, быть может, той Хлои, которую он помнил, больше нет. Он все еще видел улыбающуюся девочку в офисе «Факела», болтающую без умолку под действием кофеина, шагающую рядом с ним по школьным коридорам, толкающую его в плечо и поддразнивающую, и входящую в раж во время погони за сенсацией. Но слишком многое из того, что являлось неотъемлемыми составляющими этой девушки, ушло прочь. Она не гонялась за сенсациями, она скрывала их, и теперь она никогда не болтала так, как прежде, и почти не улыбалась. И даже если не брать в расчет Дэвиса... Кем она была сейчас?

Улыбающаяся девушка растворилась в насмехающейся женщине. «Довериться тебе? Кларк, единственная причина, по которой ты его не убил – это та, что ты не хочешь замарать свои руки в крови». Это были слова чужака, не друга. И они ранили.

«Поверить не могу, что ты хочешь обречь его на вечный ад». И это тоже ранило. Но не столько слова, сколько их страстность, будто бы она на самом деле выбрала Дэвиса, поставив его счастье выше... Нет, Кларк не сказал бы, что она предпочла Дэвиса ему самому. Между ним и Хлоей не было ничего такого. Не было «их» и не могло быть: она дала это понять еще до того, как обменялась кольцами с Джимми – тогда, когда он читал ее письмо.

«Кларк, это было очень давно. Не переживай. Я сейчас уже не чувствую ничего подобного. Я просто хотела, чтобы ты прочитал это, чтобы я, наконец, могла закрыть ту главу своей жизни и оставить ее позади».

И он тоже оставил позади. Хотя едва ли ему было что оставлять. Он думал, Хлоя давно уже справилась со своей школьной влюбленностью. Но в том письме это выглядело не просто влюбленностью, Хлоя чувствовала нечто большее, чем он всегда полагал, и он задавался вопросом, что было бы, если бы он знал об этом, действительно знал... Но не играло никакой роли, знал бы он об этом тогда или знает сейчас. Она хотела быть с Джимми. Она хотела нормальной жизни с хорошим, нормальным парнем, и он хотел, чтобы у нее было то, что хотела она.

Он так сильно хотел этого, что пытался дать ей это любым способом. Но ничего не получилось. Когда Легион извлек Брейниака, ее память восстановилась. Возможно, они не находились бы здесь и сейчас, если бы те воспоминания по-прежнему были потеряны. Или, быть может, Дэвис втянул бы ее во все это еще больше, если бы ей не было известно, что такое тот собой представляет. Но и об этом также бесполезно было думать. Что случилось – то случилось.

И что же случилось этим вечером? Она ушла с Дэвисом. Ушла от него. И он понимал, что не имеет права чувствовать себя так, но чувствовал. Она выбрала Дэвиса, и это выводило его из себя. И даже если она была права, даже если ее присутствие успокаивало зверя внутри него, и мир был теперь в безопасности от Думсдея, это все равно бесило его.

Одно дело, когда она выбрала Джимми. Джимми был хорошим простым парнем. Джимми ему даже нравился. Он работал с Джимми. И то, что она была вместе с Джимми, означало, что она все еще рядом, все еще с ним, все еще в его жизни. Но теперь…

Его руки стиснули рамку фотографии. Дерево превратилось в пыль в его ладонях, а остатки рамки ударились о пол. Он снова увидел ее улыбающееся лицо, деформированное и ободранное под битым стеклом...

21 декабря, 2011

Он щелкнул по осколку стекла, приставшему к его руке. Услышал едва различимый звук, когда тот разлетелся вдребезги, ударившись о противоположную стену. За исключением этого, в данный момент все было тихо – по крайней мере, внутри. Снаружи проклятые птицы разошлись не на шутку. Но она уже давно перестала плакать. Быть может, она спала.

Он сел, полагая, что сейчас безопасно будет уйти. Разбитое стекло захрустело под ногами, стоило ему лишь встать. Он успел только добраться до комода, практически разодранного пополам, когда услышал ее.

- Решил побыстрее удрать тайком?

Он замер, а затем потянул на себя ящик. Тот открылся со скрипом и пьяно повис, выдвинутый наполовину.
- Я не удираю тайком, – ровным голосом сказал он. – Я одеваюсь. В своей комнате. В своем доме. Том самом, который ты разгромила.

- Да неужели? Не думала, что я обладаю такой силой, чтобы сломать и дверь, и перила, и комод.

- Ты вынудила меня сделать это. – Он стряхнул щепки и битое стекло с брифов. Он давно уже перестал носить боксеры – от них оставались складки.

Она хихикнула, но в ее насмешке слышался яд.
- Я, по-видимому, вынудила тебя сделать много чего. Не так ли? Ты – всего лишь лист на ветру моих коварных планов.

- Я думал, мы больше не ругаемся.

- Почему? Потому что ты оттрахал меня? И мне теперь следует женственно растечься перед тобой чем-то наподобие лужицы и сказать, насколько ты прав? Да у тебя не было никакого права...

- Я хотел сказать, что я не в настроении, – он подошел к шкафу и открыл его с такой силой, что дверь врезалась в стену и так там и осталась. Неважно. Все вокруг и так было превращено в груду обломков. И не имело значения, что физически большую часть из этого сделал он сам, но, все равно, это она была виновата. – Так, значит, это я оттрахал тебя? – Он выдвинул самодельную панель в шкафу и взял скользкую на ощупь ткань, ту, которая была все эти дни его второй кожей. – По-моему, дело было совсем наоборот.

- Да неужели? А разве не ты толкался в меня своим эрегированным членом?

Он застыл, но не повернулся к ней.
- Это не значило, что я собирался что-либо делать. Ты начала это.

И это действительно она начала – своими язвительными словами, и своими руками, которые хватали, и своими бедрами, которые накатывались на него. Нет. Он не повернется. Он стал возбуждаться от одной лишь мысли обо всем этом, и он не хотел, чтобы она видела, не хотел давать ей эту власть над ним... снова, спустя столько времени... Он быстро расстегнул свой костюм и шагнул в него, пытаясь волевым усилием овладеть собой.

- Ты мог бы подыскать что-нибудь и для меня, раз уж разорвал все, что я носила.

Он устремился к комоду, натягивая костюм на руки, выдвинул еще несколько разломанных ящиков и бросил в ее сторону тренировочные штаны и футболку:
- Вот.

- Серьезно? И никаких «Ой, Хлоя, прости, что порвал единственную имеющуюся у тебя одежду»? А я-то думала, ты всегда был вежливым.

- Никто вообще не просил тебя сюда заявляться, – огрызнулся он, поворачиваясь, наконец, к ней. Ее глаза были покрасневшими, уже без малейшего намека на тушь, от которой сейчас сохранились лишь дорожки, сбегающие вниз вдоль ее щек.

- После всего того, что ты сделал? – она встала, прижимая к себе простыню, и слегка поморщилась. Он знал, что повсюду были осколки стекла, но они были здесь из-за нее, поэтому он не намеривался все бросать и кидаться лечить ее раны. – У меня не оставалось выбора. Ты разрушил мою жизнь.

- Эта жизнь не была твоей.

- А могла бы быть. Ты не имел... права... – ее голос сорвался, и он, стиснув зубы, снова отвернулся от нее. Он поступил так, как следовало, черт возьми, и он имел полное право, в том числе и юридическое.

- Я ухожу, – он добрался до молнии сбоку, чтобы застегнуться.

- Меня тут не будет, когда ты вернешься, – сказала она окрепшим голосом.

Он подошел к двери и протянул руку, запоздало осознав, что ему не надо ничего открывать. Дверь лежала в коридоре.
- Хорошо, – не оборачиваясь ответил он.

1 мая, 2009

В последние дни он простил Хлое все. Он обнимал ее, когда она дрожала, приносил ей чай к камину и прокручивал в памяти все их дружеские беседы и моменты, понимая, что эти воспоминания вновь обрели для него важность. Она вернулась. Она была в безопасности. Но облегчение, которое он испытывал от этого, тут же сводилось на нет вызывающими омерзение мыслями о том, что такого мог сделать Дэвис, из-за чего ее настолько трясло.

«Он никогда не оставлял меня одну. Мы нашли мотель в окрестностях Метрополиса, и... он не выпускал меня. Он... мне было так страшно. В течение дня мы прятались до темноты, а затем...»

В то время вот это вот «а затем» причиняло самую сильную боль. Но неужели было настолько неправильно поверить ее очевидному страху и отвращению? И тому, что все это она делала ради него, а не ради Дэвиса? Поверить тому, что у нее не было к Дэвису никаких чувств и что, в некотором роде, она все еще принадлежала ему?

А что касалось Дэвиса, то он хотел его убить. И не только потому, что Хлоя говорила ему об этом, и не столько ради безопасности мира, а из-за того, что он сделал с ней. Она не сказала ему, но Хлоя была сильной, слишком сильной, чтобы быть настолько потрясенной чем-то меньшим, чем... насилие. Это слово было самым мягким из тех, которые он смог подобрать.

Конечно же, все это уже не имело никакого значения. Та, которую он обнимал и успокаивал, была вовсе не Хлоей, а незнакомой девушкой, работающей на Тесс Мерсер. Он сожалел, что она умерла, сожалел, что оказался последним, кого она видела, в то время, когда ей, наверное, хотелось бы находиться в окружении семьи и своих настоящих друзей.

Но Хлоя была единственной, о ком он мог думать в данный момент. Она оставалась все еще там, все еще с Дэвисом. Быть может, они снимали комнату в мотеле, одну на двоих, прямо сейчас. И, может быть, он не оставлял ее одну.

И, возможно, она совсем не возражала.

21 декабря, 2011

Кларк помчался к лесу. Ему никогда не нравилось взлетать прямо из дома. Он подождал, пока не минует земли, когда-то принадлежащие его семье, а теперь распроданные на торгах по максимальной цене. Он оставил себе лишь ветшающий, а сейчас еще и основательно поврежденный дом только для того, чтобы Супермену было где спать. Не Кларку Кенту. Вовсе нет. Пусть несколько лет назад Кларк Кент и объявил себя умершим, но в действительности он перестал существовать тогда, когда погибла Хлоя Салливан... или выдала себя за погибшую.

Он горько рассмеялся, взлетая с прыжка. Возможно, он уже начинал впадать в мелодраму. Наверное, он слишком долго был сам по себе. Если не считать случайных благодарностей спасенных им людей, подобно эху звучащих ему вслед, когда он улетал, он не тратил много времени на разговоры с кем бы то ни было. Это могло заставить думать, что его на самом деле не существовало. Но нет. Кларк Кент, очевидно, никогда не умирал. Равно как и не переставал существовать. Может быть, вопреки собственному мнению, он не настолько уж сильно и вырос из того глупого то ли мужчины, то ли мальчика, каким он был, и который объявил себя мертвым, будто бы это могло сделать его таковым...

14 мая, 2009

Он был мертв.

Джимми Олсен был мертв. А точнее, Генри Джеймс Олсен – судя по словам священника, которые он услышал. Но Джимми не должен был умереть. Произошло не то, чему следовало случиться. По правде говоря, когда Кларк на суперскорости врезался в монстра, увлекая его вместе с собой на тот завод, то был вполне уверен, что умрет он сам, как и сказал Рокк. Но он не умер.

Кларк шел вдоль воды, скрытый деревьями, наблюдая за службой у края могилы и надеясь, что никто его не увидит. Он надел свой лучший костюм, но это не значило, что он собирался кому-то попадаться на глаза. Он просто хотел там быть. Он чувствовал, что был должен это Джимми… или Генри… нет, Джимми. Это было тем именем, под которым Кларк его знал, и под которым сам Джимми хотел, чтобы его знали. Он полюбил Джимми. Правда, идея о нем и Хлое вместе не вызывала у него восторга, но только потому... Все дело в том, что, казалось, они плохо подходили друг другу. Вот и все. Хлоя выглядела гораздо старше Джимми по большинству пунктов. Должно быть, выросшая в Смолвиле и являющаяся частью его жизни, Хлоя повзрослела значительно раньше многих. Джимми смотрелся почти по-детски по сравнению с ней... и с ним.

Но ему нравился Джимми. А кому бы он не понравился? Джимми легко было полюбить, и его близкий к ребяческому искренний восторг являлся неотъемлемой частью этого. Он был таким славным, таким обычным. Кларк мог понять, почему Хлоя хотела быть с кем-то вроде него. С кем-то, кто не являлся бы частью всей этой неразберихи. Он и сам хотел того же, с Ланой. И конечно же, это не увенчалось успехом. Совсем. Он не знал, где она сейчас и чем занимается, и был абсолютно уверен, что никогда не увидит ее снова. Удивительно, насколько быстро сумел он двинуться дальше, учитывая чувства, которые он к ней тогда испытывал. Наверное, ее легче было забыть, когда ее не было рядом.

Он сомневался, что Хлое будет настолько же легко забыть Джимми. Что касается Ланы, то он, по крайней мере, знал, что она жива и в порядке – более чем, в костюме Прометея. Он даже мог бы позвонить ей, если захотел бы убедиться. А Джимми не стало. Просто не стало. И частичка нормальной жизни Хлои полностью исчезла.

Впрочем, как и его. Лана, находящаяся сейчас бог знает где и наделенная суперсилами, была довольно далека от стандартов нормальности. Хлоя же могла бы быть гораздо ближе к чему-то нормальному, чем когда-либо был он. Реакция Джимми, только-только узнавшего его секрет, в то время как Хлоя все еще продолжала его хранить, была самой лучшей из тех нормальных реакций, на которые он мог бы надеяться. Они стояли на обочине дороги, и он помнил широкую улыбку Джимми. Ни обвинений, ни упреков, только та самая по-детски искренняя радость. Он представлял, как Джимми и Хлоя встретились бы после того, как он отправил его с просьбой спрятать ее и Дэвиса. Он полагал, это окажется точно так же легко и радостно, и не будет той напряженности в отношениях и горечи, как это было между ним и Ланой, даже когда она все узнала. Если бы Джимми жил, Хлоя могла бы стать более удачливой, чем он. И хотя в то время казалось довольно приятным быть второй половинкой того, что Оливер называл «суперсильной парой Метрополиса», он бы предпочел, чтобы Лана чувствовала себя счастливой, будучи той, кем она являлась, и не пыталась бы превратить себя в кого-то другого, сделав то, что в итоге разлучило их. Выбор Хлои оказался лучше. Она выбрала того, кто был более простым, это был «правильный» вариант нормы. Тот, который не жаждал чего-то большего.

И у него могло бы быть то же самое, с Лоис. Он знал, что она хотела быть с ним. И она была немного как Джимми, живущая за пределами всего этого и не обремененная никакими страшными тайнами. Он был в курсе, как бы она отреагировала, если бы узнала – он видел это до того, как использовал кольцо, чтобы все исправить. И отреагировала она наподобие Джимми – улыбаясь и не создавая проблем. Возможно, она могла бы стать его «правильным» вариантом нормы. Той, с которой легко быть вместе.

Но теперь все эти теории не имели значения. Она пропала. Уничтоженные здания, обваливающиеся офисные помещения, и нигде ни малейшего ее следа. Наверное, ему нужно просто привыкнуть к тому, что люди умирают. Возможно, столетия спустя он все еще останется здесь, но ни одного из тех, кого он знает сейчас, не будет существовать. Так какой смысл в том, чтобы быть Кларком Кентом?


 
clearДата: Суббота, 27.05.2017, 09:30 | Сообщение # 2
Понимающий Клою
Группа: Наши люди!
Сообщений: 147
Репутация: 4
Статус: Offline
Версия вторая?  happy А чего, разве тут больше не влезает?
Плохо только то, что меня на этом форуме задалбала реклама, несмотря на мои блокировщики.
 
puppy-eyeДата: Суббота, 27.05.2017, 10:16 | Сообщение # 3
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата clear ()
А чего, разве тут больше не влезает?
Сюда влезает чуть больше, чем на мой форум. Но вес ранво надо ориентироваться на 30 тыщ - точно лезет. Причем именно с пробелами.
Цитата clear ()
Плохо только то, что меня на этом форуме задалбала реклама, несмотря на мои блокировщики.
А мне адблок режет все, вообще рекламу никакую не вижу smile
 
AnaskoДата: Суббота, 27.05.2017, 11:05 | Сообщение # 4
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата clear ()
А чего, разве тут больше не влезает?

Немного больше влезет, но выложила чуть меньше, чтобы уж не прерывать на середине абзаца, и еще хотелось здесь и там закончить на одном и том же месте smile Вечером тогда довыкладываю главу smile

Цитата puppy-eye ()
А мне адблок режет все, вообще рекламу никакую не вижу

Да, я тоже как установила, так вообще ее не вижу - нигде good




Сообщение отредактировал Anasko - Суббота, 27.05.2017, 11:06
 
puppy-eyeДата: Суббота, 27.05.2017, 12:14 | Сообщение # 5
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Да, я тоже как установила, так вообще ее не вижу - нигде
Ну тут еще надо скрипты резать, яндексокские, он тоже рекламу кидает. У меня-то скрипторезка тоже установлена wink
 
AnaskoДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:38 | Сообщение # 6
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Когда толпа вокруг могилы разошлась, он увидел Хлою. Дина пыталась ее увести, но она остановилась, оглядываясь по сторонам. И он понимал, почему. Она искала его, все еще надеясь, но думая, что он умер. И он хотел, чтобы она и продолжала так думать. Потому что он на самом деле хотел, чтобы он был мертв. Это должен был бы быть он.

Он перемещался по городу, действительно желая умереть. Он еще не говорил с ней и не стремился к этому, но знал, что произошло. Его план провалился. Он не рассказывал ей о нем, но она его осуществила, даже не сомневаясь, что именно он собирался сделать. Как и всегда. «То, что ты хотел, Кларк. Я его разделила». И это не сработало. По сути, единственное, чего он хотел – так это сделать все правильно. Уничтожить чудовище, позволить Джимми позаботиться о ней и помочь спасти Дэвиса. Дать ей возможность увидеть их двоих и молиться, чтобы она выбрала Джимми – того, благодаря которому она оставалась бы в норме и безопасности, а что касалось его… в тот момент это уже не имело значения. Ему просто надо было убедиться, что монстр исчез, быть там, чтобы видеть это.

И он увидел. Увидел, как земля и пламя поглотили его, и он был почти удовлетворен.

Он не рассчитывал на выживание. И он не предполагал, что допустил ошибку. И было бы прекрасно, если бы произошла только одна непредвиденная случайность. Но зверь не был единственным, кто закапывал тела на кукурузном поле. Дэвис тоже сыграл в этом свою роль, и не малую, учитывая то, что он сделал с Джимми.

Кларк поймал себя на том, как выходит с лестничной клетки на территорию «свадебного подарка» Джимми. Ему захотелось оглядеться. Он не был в этом месте с тех пор, как они вдвоем с ним смотрели это помещение. Джимми не собирался его покупать. Он считал, что слишком многое тут требовало ремонта. Но Кларк убедил его. Хлоя любила витражи и высокие потолки, и к тому же учитывался факт, что поблизости находились две ее любимые кофейни, да и по такой цене Джимми не нашел бы ничего лучшего в этом городе. В то время он видел здесь потенциал. Но все, что он мог видеть сейчас, была кровь. Лужа засохшей крови. Он не знал, было ли это Дэвиса или Джимми. Не имело значения. Он почти физически чувствовал ее на своих руках.

- Кларк! – Он болезненно поморщился, поворачиваясь. Он не думал, что она будет здесь, не думал, что она захочет быть после того, что здесь произошло. – Ты жив, – задыхаясь, сказала она с вершины лестницы и помчалась по ступенькам. Он снова посмотрел вниз, размышляя, следует ли ему сейчас исчезнуть прочь, но она не оставила ему выбора, с разбегу влетая в него и прижимаясь к нему.

Он позволил себе обнять ее, просто в последний раз.

- Но как ты выжил после геотермального взрыва? – прошептала Хлоя, чуть покачиваясь в его руках.

Он отстранился. Достаточно. Он не мог больше делать вид, что это – всего лишь еще один день, всего лишь еще одно выживание.
- Прямо перед тем, как Дина нажала на кнопку… – Должно быть, это произошло, когда он бросился на зверя. Они почти… полетели вместе. Он смотрел, как земля поглотила монстра, и ждал, что и с ним произойдет то же самое, когда взрыв… – Не знаю… Я выбрался… перед взрывом. – Он тогда почувствовал, что его ноги отрываются от поверхности. В тот момент он думал, что это было из-за взрыва, но на самом деле его привело в движение нечто другое, действующее не снаружи, а изнутри него. Будто бы он убегал, только ввысь. – Но недостаточно быстро, чтобы спасти остальных. – И он сожалел об этом и негодовал, что так получилось, возмущался, что его тело поднялось в воздух, устремляясь подальше оттуда, только чтобы он спас собственную шкуру. Но был ли это полет? Настоящий полет? Он все же не был уверен. Но он пока оставил это. – Хлоя... я везде искал. Лоис нигде нет.

Она тихонько всхлипнула. Он знал, что так и будет. Это причиняло боль и ему – Лоис казалась настолько близкой к его представлению о чем-то нормальном и простом. Но для Хлои… Лоис была семьей.
- Я видела, как кто-то прикреплял ее фотографию к отчету о без вести пропавших. Но я все думаю, что, может быть, знаешь, может, я еще…

- Не всех потеряла, – договорил он, почти не задумываясь. Для него было уже почти второй натурой заканчивать ее фразы, точно так же, как и она заканчивала его. Они делали так на протяжении многих лет, но это вдруг стало чувствоваться ничего не значащим. Он отошел прочь. Неожиданно и совсем некстати он подумал о том, почему он отвел ее к алтарю и выдал за Джимми, ведь не исключено, что тогда у него еще оставался шанс. Как, наверное, и сейчас. Но теперь он едва мог на нее смотреть. Все, что он видел – это ее, уходящую с Дэвисом, и от мыслей о ней и нем внутри все сжималось и переворачивалось.

- Кларк, ты был там сегодня, да? – он услышал, как она сказала у него за спиной, прерывая его мысли. – Ты мне очень был нужен, – когда она произнесла это, ее голос дрогнул, и ощущение было почти таким, будто бы она на самом деле так считала. – Почему ты ко мне не подошел?

А с чего ему было подходить? Это ведь она бросила его.
- Джимми погиб из-за меня, – сказал он, поворачиваясь снова к ней и пытаясь сосредоточиться на фактах. Чувства только мешали. – Оливер был прав. Я возвел человечность на пьедестал. Но не криптонское чудовище убило Джимми, а человек.

Хлоя перешла к тому месту, к которому все еще был прикован его взгляд.
- Я стояла прямо здесь, Кларк. Я прекрасно знаю, кто убил Джимми.

Да, конечно же, она знала. Он не только возвел человечность на пьедестал, он водрузил туда ее. Она являлась, как он всегда думал, тем самым лучшим, что способно было предложить человечество, лучшим другом, помощником и союзником, которого только можно было бы пожелать. Но она ошиблась, и он ошибся, и вместе они облажались во всем. Та еще команда. Он опять уставился на кровь, гадая, будет ли она все еще бросаться ему в глаза после того, как ее смоют бесчисленное множество раз. Но это не имело значения. Он больше не увидит это место. Он отвернулся.
- Это помещение, Хлоя... избавься от него. Уйди и не оглядывайся назад. – Так собирался сделать он сам. И ей тоже следовало. Или, быть может, он просто хотел, чтобы она так поступила. Если он планировал продолжать защищать этот город, то было бы легче сконцентрироваться, если бы ее там не было. Чтобы у него не оставалось соблазна заглянуть к ней.

- Ты не понимаешь, Кларк, – он почувствовал, как она приближается к нему. – Джимми здесь. Он оберегает меня. – Он опустил глаза, когда она проходила мимо него. – От так хорошо меня знал, и он знал, что это – идеальное место. – Он обернулся к ней, думая о том, что это не Джимми, это он знал. – Джимми хотел быть уверен, что, в какой бы точке города я ни оказалась, я могла бы посмотреть вверх и увидеть этот маяк... сторожевую башню. – Он позволил ей думать, что это был Джимми. Пусть у Хлои будет эта память о Джимми. Это – все, что у нее теперь от него осталось. – И слушай, Дина, Оливер, Барт – они все исчезли. Может, мы должны вернуть их домой?

Мы? Этого ей не удастся получить.
- Домой? У меня нет дома.

- Не нравится мне, как это звучит.

Он и не рассчитывал, что ей понравится, но он должен был так сказать. Он должен был уйти… и уйти сейчас.
- Я постоянно пытался забыть, что я пришелец. Или какое-то создание. Я постоянно пытался притворяться, что я человек. – Он даже чувствовал так себя с ней, поддразнивающей его по поводу его способностей, словно они были чем-то обычным, работающей с ним бок о бок, будто бы так и надо, будто бы работа с людьми являлась тем, для чего он был послан. Но, возможно, никогда не предполагалось, что он сблизится с ними. – Меня воспитали с верой в то, что моя криптонская составляющая опасна, Хлоя, но я ошибался. Опасна моя человеческая сторона. Именно она испытывает привязанность, именно эта сторона принимает решения, основанные на эмоциях. – Быть может, ему суждено было приземлиться в Арктике – в одиночестве, не в Смолвиле. Возможно, предполагалось, что он будет защищать мир, но никогда не станет его частью. – Она – мой враг. И Дэвис мне это доказал.

- То есть, из-за какого-то психопата ты собираешься вычеркнуть всех нас из своей жизни? – Он удивился, что она могла говорить так озлобленно. Не она ли жила в одной комнате с Дэвисом все эти недели? Он был не настолько наивен, чтобы думать, что все это было платоническим. – Кларк... человеческие эмоции – это то, что сделало тебя героем, которым ты стал.

Не героем. Глупцом, который всегда принимает неправильные решения. Эмоции не позволили ему делать то, что следовало – оставаться в стороне.
- Именно они не дают мне стать героем, которым я мог бы быть. А мир сейчас нуждается в этом.

- Что ты такое говоришь? – Ее голос сорвался снова, и он едва не среагировал на это, едва не подошел к ней, едва не забрал свои слова обратно. Но он все еще видел ее, уходящую с Дэвисом. Он вспомнил ночь, теперь такую далекую, когда он сидел с ней у камина. «Профессор Файн сказал, что люди ничтожны и на них нельзя полагаться. Очевидно, он не знал тебя». Но и Кларк тоже не знал. Она ушла. Ушла от него, и ради человека, которого теперь называла психопатом. Конечно, и он был не лучше. Он думал, что этого самого «психопата» можно спасти. Они оба облажались по полной, и он был преисполнен решимости не позволить этому случиться снова.

- Кларк Кент мертв, – ровно сказал он. Мертв, как и должен был быть той ночью. Но причина была не только в этом. Это было из-за нее. Она заставляла его чувствовать. Она делала его слабым. С ней так легко было ощущать себя человеком, даже со всем тем, что он умел. И теперь это закончится. – Прощай, Хлоя.

21 декабря, 2011

Нет. Кларк Кент не был мертв.

Он всего лишь особо не попадался никому на глаза, как бывало прежде.

Раньше он обычно делал закупки в городе. Но месяцы назад он стал делать их в Шелбевилле. Там люди не знали Кларка Кента... за исключением тех немногих, имеющих отношение к выездным матчам школы Смолвиля. Он начал носить громоздкие свитера и очки в роговой оправе, чтобы по его телосложению никто не сумел бы заподозрить в нем спортсмена, и чтобы у тех, кому он мог бы быть известен, он не вызывал бы никаких ассоциаций с Кларком Кентом. Просто он не хотел, чтобы о нем знали.

А Смолвиль знал его слишком хорошо, со всеми этими любопытными людьми, бомбардирующими его вопросами, на которые он не имел желания отвечать. «Почему он перестал работать в Дейли Плэнет? Не хочет ли он попробовать себя в Смолвиль Лэджер? Почему он никогда не выбирается из этого затхлого, старого дома? Следует ли им позвонить его матери?»

И некоторые из них позвонили. После чего ему пришлось раздраженно отмерять шаги по всей длине кухни, стремительно бросаясь взад и вперед, пока телефонный шнур не распрямился, растолковывая матери, что он в порядке. Что он ест. Что он выходит из дома, и что Нина с рынка не в курсе этого. Неужели его мать не читала о том, что делал Супермен?

- Конечно же, дорогой, и я очень тобой горжусь. Я думаю, это замечательно – то, что ты делаешь. Но... это не может быть для тебя всем.

Но почему нет? Он концентрировался на том, что должно было быть сделано. И то, что жители Метрополиса и его окрестностей крепко спали, являлось более важным, чем если Кларк Кент провел бы ночь за игрой в боулинг, или был бы членом книжного клуба, или имел бы работу, или девушку.

Он даже не нуждался в работе. Долг за дом и землю был погашен Лексом годы назад, еще в те времена, когда они были друзьями. От продажи прилегающих земель он получил достаточно, чтобы по-прежнему иметь свет и воду, и еду в кладовке... по крайней мере, на данный момент. Когда деньги закончатся, он разберется, что предпринять.

И определенно, он не нуждался в девушке. Или, скорее, его девушка решила, что она не нуждается в нем. И это внесло свой вклад в потерю им работы больше года назад. Лоис, одаривающая его недобрыми взглядами каждый раз, когда он оказывался в поле ее зрения, сделала его рабочее место в Дейли Плэнет менее чем гостеприимным. И на самом деле, это было к лучшему, но с ней весело было быть, и так близко к чему-то нормальному, что он подумывал о том, чтобы все ей объяснить, попытаться стать хотя бы друзьями, рассказать ей, что это – не его рук дело, что это все – Хлоя.

Но это значило бы плохо говорить об «умершей». Не то чтобы Хлоя действительно была мертва. Он был уверен в обратном даже тогда.

И он оставил все это. И свою работу, и попытки поправить отношения с Лоис, даже только до той стадии, на которой они могли бы быть друзьями. А несколько месяцев спустя на сцену вышел Супермен. Лоис не бросала на Супермена недобрые взгляды. Отнюдь, и это раздражало его – то, что она постоянно рисковала лишь ради того, чтобы попробовать взять интервью и построить ему глазки. Это было пустой тратой его времени и ее тоже. Существовали другие люди, которых ему надо было спасать, те, которые оказались в опасности не по своей собственной вине. Ему было не до ее авантюр.

Патрулирование, спасательные операции, еда, сон. Это – все, на что у него оставалось время. «Но у тебя осталось время и для того, чтобы искать, не так ли? – голос, очень напоминающий голос Хлои, ехидно усмехнулся внутри него, когда он проносился над городом. – Время, чтобы слетать в Лондон, выследить ее и сорвать ее свадьбу».

Он не желал чувствовать себя виноватым. Эта свадьба заслуживала того, чтобы ее сорвали. Какое право имела якобы покойная Хлоя Салливан выходить замуж за другого?

Она была его чертова жена, в конце концов.


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 28.05.2017, 22:02 | Сообщение # 7
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Не могу представить Хлою или Кларка, думающих подобным образом tongue 
(ну это чтоб что-то тут написать)
 
AnaskoДата: Понедельник, 29.05.2017, 22:32 | Сообщение # 8
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Не могу представить Хлою или Кларка, думающих подобным образом  
(ну это чтоб что-то тут написать)

Ладно, продолжение следует happy

Добавлено (29.05.2017, 22:32)
---------------------------------------------
ГЛАВА 2

«Да какая она к черту жена!» – думал он, паря над городом. У них дело не дошло даже до брачной ночи вплоть до вчерашних событий, если, конечно, можно назвать брачной ночью то, как они неистово трахались у стены, на ступенях и на кровати, которой им удалось достичь только тогда, когда они находились уже в полном изнеможении. По крайней мере, это было завершением... и не более того. А также доведением до конца церемонии бракосочетания, произошедшей за полтора с лишним года до этого.

Хлоя Салливан вышла замуж за Кларка Кента 2ого июня, 2010. Она сделала это, не он... или он сделал, но не осознавая в полной мере, что это означало. Но она знала. Она организовала все, вплоть до красной рубашки, прически из их школьных ежегодников и двух бутылок: одной – для него, и одной, вероятно, со слабым чаем или подкрашенной водой – для нее. Но тогда он не думал о том, чтобы попытаться уловить запах. Он слишком нервничал, слишком переживал из-за того, что все это обрушилось на него, и был немного удивлен тому факту, что на самом деле может опьянеть, если только правильно подобрать процент алкоголя.

И процент был подобран правильно. И он на самом деле напился. Вся та ночь была будто бы в пьяной дымке, наполненной маниакальным смехом двух людей, переживающих заново старые добрые времена на пороге точки невозврата, после которой их жизни будут разрушены, и теплыми мягкими формами, вальсирующими где-то вне зоны досягаемости на фоне хихиканья Хлои по поводу ее блестящей идеи.

Когда он пришел в себя, на его пальце было кольцо, а Хлоя в напряженной позе сидела рядом с ярко-красной кроватью, в которой он проснулся, и говорила, что она все исправила, и что все это было ради него...

20 сентября, 2009

«Я стольким пожертвовала ради тебя, Кларк. Это – единственное, что я когда-либо у тебя просила. Пожалуйста... Пожалуйста, сделай это для меня... Пожалуйста, спаси Джимми».

Кларк на суперскорости направился к Сторожевой Башне, и все немногочисленные разговоры, которые произошли между ними с тех пор, как он вернулся, прокручивались в его голове снова и снова. Он поступал, как надо. Он держал дистанцию. Они разговаривали всего лишь несколько раз, но она, определенно, умела сказать так, чтобы это было значимым, чтобы ее слова, подобно эху, отдавались внутри него и разрывали ему сердце, заставляли желать, чтобы он мог изменить судьбу и дать ей то, что она хотела.

«Чью судьбу? Не Джимми! Ты и я, мы знаем, он не заслуживал смерти, Кларк. Он умер, потому что мы с тобой облажались, потому что мы совершили ошибку. Сейчас ты должен исправить ее!»

Но он не будет делать этого. Он не станет вновь играть с судьбой, он не сделает то единственное, о чем она его попросила. Он даже злился, что она попросила, и не только из-за того, что ей было известно о его отце, а потому, что она попросила об этом после того, как во время их последней встречи на крыше Плэнет она с такой легкостью отреклась от него.

«Мне повезло стать частью твоей жизни на некоторое время, но мы оба знаем, что однажды тебе пришлось бы двигаться дальше».

Таков был итог, который она подвела, и он был вполне готов принять это, но ее угораздило появиться вновь, сразу после того, как он похоронил таинственную убийцу из будущего, и попросить его изменить судьбу ради нее. Она отбросила его в сторону, словно игрушку из прошлого, а потом попросила спасти Джимми, будто бы это было единственным, чего она когда-либо от него хотела, будто бы это было тем, после чего она оставит его в покое. Но было ли это тем, чего хотел он? Хотел ли он, чтобы его оставили в покое?

Но, хотел он этого или нет, она сделала именно так. Похоже, она, в свою очередь, тоже держала дистанцию. Сколько раз после того, как он отсутствовал всего несколько дней, она бросалась к нему, обнимая его так крепко, что он задавался вопросом, не соперничает ли в тот миг ее сила с его. Но только не теперь.

«Хорошо, что ты принял свою криптонскую сущность, – сухо сказала она. – В тебе действительно не осталось ничего человеческого».

Но, казалось, то же самое произошло и с ней, по крайней мере, когда она была с ним. С ним она была холодна, но это было хорошо. Это было правильно. Так было лучше для них обоих. Было к лучшему, что они держались на расстоянии друг от друга... до настоящего момента.

Лоис похитили, и в этом была его вина, а Хлоя... Что ж, она вынудила его произнести те слова, которые, он обещал себе, больше не повторит.

- Мне нужна твоя помощь.

И он ненавидел это. Ненавидел, что по-прежнему нуждается в ней. Ненавидел, что она шагнула мимо него к своим драгоценным мониторам, даже не прикоснувшись к его руке, не сделав ни малейшей попытки подбодрить, сказать, что все будет в порядке, что он не испортил все безвозвратно.

Но это было хорошо. Так, как и должно быть теперь. Он всего лишь в последний раз принял ее помощь. Затем он сможет двигаться дальше.

- Парня зовут Джон Корбен, и он работает в Дейли Плэнет, – произнес он, держа тон голоса резким и отрывистым. – У меня не получилось нигде его найти.

Хлоя продолжала стучать по клавишам, едва взглянув на него.
- Жаль, Кларк, что ты ко мне с этим сразу не пришел. У Лоис нет опыта в подобных делах.

Это был немного более мягкий вариант сказанного ею накануне в тот же день.

«Заканчивай тормозить, Кларк. Доделай то, что ты начал, прежде чем пострадает еще больше людей».

И, возможно, она была права. Он, к черту, все испортил! Ради чего-то более простого и легкого...

- В последнее время с Лоис стало легко. С ней было хорошо даже только поговорить.

И Хлоя должна была понимать эту слабость. Разве у нее не было когда-то чего-то простого, чего-то нормального? Из-за потери этой простой и нормальной жизни она стала сейчас так холодна к нему...

С Лоис было легко, если не считать того, что она подвергла себя опасности и была похищена. И пусть она не обладала опытом Хлои, когда дело касалось расследований, не имела ее предусмотрительности, но она точно так же ни в чем его не обвиняла и ничего не требовала от него. И она смотрела на него почти так же, как Хлоя... смотрела раньше. Но не теперь.

Тем не менее, он получил от нее то, что ему было нужно.

- Спасибо, Хлоя, – сказал он, готовый рвануть с места, пока эти дурацкие ненужные ностальгические чувства не нахлынули на него снова.

Это было хорошо. Так, как сейчас было между ними, было правильно. Так и должно было быть. Так должно было бы быть с самого начала. Никаких объятий, никаких прикосновений. И не хвататься за нее, будто бы она была единственной, на кого он мог положиться. Так, как сейчас, было лучше. Это было...

- Подожди, Кларк!

Он замер перед ней.

- Будь осторожен, – сказала она, ее дыхание чуть сбилось.

Он постоял еще секунду, гадая, прикоснется ли она к нему. Но она не прикоснулась. И это – то, как между ними будет теперь. Это было хорошо.

21 декабря, 2011

Это было хорошо. Без всякого сомнения, хорошо, что в городе, над которым он парил, не происходило никаких преступлений. И конечно же, это не бесило его. Он совсем не горел желанием никого мутузить и отправлять в нокауты. Он был рад, что представители дна Метрополиса, коими обычно кишели трущобы, в последнее время в страхе разбежались. И он вовсе не хотел отвлечься.

Если не считать того, как сильно он этого хотел.

Он посмотрел на восток, думая о том, что ему следовало бы вернуться домой к своей... жене. Или, скорее, надеяться на то, что, когда он вернется, ее там не будет. Возможно, сейчас она уже ушла – и со своим ароматом, и со своими бумагами, которыми она размахивала перед его носом, и со своими требованиями, которые она бросала ему в лицо, требованиями все исправить, исправить ту жизнь, которую, как она утверждала, он разрушил. Возможно, она уже ушла и оставила его в покое.

«Но почему она должна была оставить тебя в покое? – спросил голос, так удивительно похожий на ее. – А разве ты оставил ее в покое? Разве ты не объявился, размахивая, в свою очередь, своими бумагами, когда она пыталась выйти замуж за другого мужчину?»

Но это – разные вещи. Он не мог позволить этому случиться. Он не мог позволить ей одурачить какого-то глупца, вынудив вступить в союз с женщиной, которой не существует. Он сделала это для того мужчины, не для нее. Сам он не хотел быть с ней.

21 сентября, 2009

Он не хотел быть здесь.

Он говорил ей, чтобы она продала это помещение, даже просто избавилась бы от него. Он не знал, почему пришел сюда снова, почему ждет ее, но он был снова здесь и ждал. Возможно, потому, что хотел еще раз попрощаться, сказать, что он покончил с тем, чтобы обращаться к ней за помощью. Завязал с втягиванием ее в свою жизнь, в свой бардак и неразбериху. И тут он услышал ее...

- Лоис, я рада, что ты в порядке, – сказала она откуда-то сверху. Это было так тихо, что он подумал, что она, должно быть, не здесь. – Сейчас же еду домой. Ладно. До скорого. – Он почувствовал ее позади себя. – Кларк.

- Отсюда и правда отличный вид. Джимми точно знал, что покупает, – проговорил он, закрепляя эту красивую фантазию о Джимми и задаваясь вопросом, уменьшит ли это боль от всего, что он не смог сделать и не сделает для нее.

Она подошла и встала рядом, и это выглядело... почти как прощением за то, что он не смог сделать.
- Мне очень его не хватает, – тихо произнесла она.

Кларк повернулся к ней, думая о Лоис, обо всем более простом и легком.
- Я выбрал простой путь, Хлоя, – сказал он, снова переводя взгляд на витраж. Он подумал о том, что доверять Лоис так, как он раньше доверялся Хлое, было легче. Ему так и казалось. Черт! Лоис чуть ли не боготворила созданный им героический персонаж. Но она едва не была убита...

Самым сложным было прийти к Хлое за помощью, что, как он сказал себе, происходило в последний раз. Но он обманывал себя. Она была нужна ему. И не только ее помощь. Она просто... была ему нужна. Но, вероятно, уже было слишком поздно.
- Мне следовало быть здесь, когда ты нуждалась во мне, – сказал он, думая, что, возможно, он нужен ей так же сильно. – Прости. – Он должен был поговорить с ней, попросить ее помощи, рассказать ей, как тяжело это было – уйти от нее, от тех вещей, которые позволяли ему чувствовать себя человеком. Он рассказал бы ей это прямо сейчас, если бы она позволила.

- Кларк, это совсем не просто – оставить всех тех, кого ты любишь, в своем прошлом.

Всех тех, кого ты любишь...

Он посмотрел на нее, задаваясь вопросом, неужели она откуда-то знает? Это походило на некую наполовину оформленную мысль, которую он и сам не успел еще для себя уяснить, но, может, она почувствовала в нем что-то такое – почувствовала, как тяжело ему было оставаться в стороне от нее.
- Боюсь, даже это у меня не слишком хорошо получилось. – Он находился здесь сейчас, и его по-прежнему тянуло к ней, вне зависимости от того, как они облажались во всем. Он отошел от нее, просто чтобы понять, насколько у него это выйдет. – Наверное, я пытаюсь заполнить пустоту, слоняясь по крышам, подслушивая людей – людей, которые общаются... и живут. И размышляя, какой смысл защищать жизнь... если ты сам потерял ощущение того, что это такое? – Он остановился, не в состоянии отойти от нее более чем на дюжину футов. – Может быть, я не могу этого сделать, Хлоя. Может быть, я не могу полностью оставаться в стороне. – Он продолжал стоять к ней спиной, гадая, побудит ли ее это признание открыться, позвать его обратно. Возможно, они и прокололись во многом, но, может, у них еще есть шанс стать теми, кем они когда-то были друг для друга, если она всего лишь сделает шаг навстречу.

- Ты имеешь в виду, в стороне от нее.

Он обернулся, прищурившись. От нее?

- Лоис что-то значит для тебя, – сказала она, чуть пожав плечами, и не сделав ни малейшей попытки двинуться ему навстречу. – Нечто большее.

Он моргнул, глядя на нее и недоумевая, действительно ли она думает, что он говорил о Лоис.

- Так означает ли это, что Кларк Кент возвращается для выхода на бис? – спросила она почти беззаботно.

- Я не знаю, – после секундного колебания ответил он, не в силах подогнать тон своего голоса под стать ее. Но если она думала именно так, то, возможно, и ему тоже следует думать точно так же. Не исключено, что он мог бы иметь эту простую жизнь. У Хлои такая жизнь была однажды. С Джимми. Он вспомнил выражение лица Лоис, такое искреннее, когда она говорила ему, как важны для нее его телефонные звонки, когда умоляла позволить увидеть его лицо. Но он не позволил. Он совершил эту ошибку с Джимми, посвятив его во все это, попросив его помощи. Он не сделает такого с Лоис. Она никогда не узнает. Но, может... Быть может, у него получилось бы иметь эту простую жизнь на стороне. Так же, как у Хлои в течение трех лет. Разве не была она счастлива, живя этой, другой жизнью? Вероятно, и он сможет быть счастливым, сможет иметь все это... – Но я не могу позволить, чтобы жизнь помешала моему обучению, – поспешно добавил он, не настолько готовый дать ей возможность откинуть его прочь и в объятия Лоис. Он мог быть и один. Он не нуждался в том, чтобы она бросила ему свою кузину, как кость.

- Кларк, тайное хождение по крышам и оплкивание жизни, которую ты оставил, тоже не способствует улучшению твоих героических показателей, – она подошла к нему. – Знаешь... может, я слишком наивно думала, что ты просто повернешь за угол и больше не оглянешься назад. Но как бы там ни было, сейчас Кал-Элу необходимо его человеческое прикрытие, как никогда раньше.

Его прикрытие. Зачастую, им была Хлоя, оберегающая его, утаивающая правду о нем.

Кларк пристально посмотрел на нее.
- Почему ты так говоришь? – осторожно поинтересовался он, не желая думать, что ее слова могли означать что угодно, и надеясь, что все то, чем они были друг для друга, еще сохранилось.

- Я пришла в редакцию Дейли Плэнет, взглянула в компьютер Лоис, – сказала Хлоя, двинувшись мимо него, – и обнаружила, что Тесс под завязку нагрузила его неслабыми программами-шпионами.

- То есть, она взяла Лоис обратно не по доброте душевной? – спросил он, стараясь, чтобы его голос звучал энергично и по-деловому. Он не успел сболтнуть ничего лишнего. Хорошо.

- Она хочет выяснить, где Лоис была последние три недели. И если она узнает, что...

- … она была в будущем, – сказал он, без раздумий заканчивая ее мысль: по крайней мере, это по-прежнему оставалось между ними, – и принесла с собой криптонца, который говорит, что я – причина конца света...

- Тесс уже знает о тебе слишком много, – точно так же без промедления ответила она. – Мы не можем позволить ей добраться до воспоминаний Лоис раньше тебя.

Мы. Мы не можем. Это прозвучало так, как если бы в настоящее время действительно существовали «они». Но, тем не менее, он подумал о ее словах. И не только о том, что она сказала о воспоминаниях Лоис, но и о ее предположении, будто Лоис значит нечто большее. У нее когда-то было нечто большее с Джимми. Нечто, помимо спасения мира. Что-то милое, нормальное и простое. Почему и у него не может быть того же? В самом деле, почему бы и нет?

Он направился в редакцию Дейли Плэнет следующим утром. Он уже говорил с Тесс, заранее уверенный, что она возьмет его обратно. Она стремилась держать его поблизости, следить за ним. И это желание было взаимным. Ему также необходимо было наблюдать за Лоис, постараться узнать, что она видела, узнать, что сулит будущее. Но не все сводилось лишь к этому.

Когда он вошел, она сидела, уставившись на табличку с его именем. Она хотела быть с ним – он понял еще в прошлом году и упустил этот шанс. Но теперь не упустит.

- Мне пригодится это, – сказал он, сообщая о своем присутствии.

Она обернулась. Затем встала, а затем...
- Кларк Кент, ты вернулся, – она бросилась к нему, точно так же, как раньше делала Хлоя. – Я уже начала было думать, что твои родственники живут на какой-то очень далекой планете.

- Должно быть, ты и правда по мне скучала, – сказал он, улыбаясь и думая о том, что хотя бы один член этого семейства знал, как поприветствовать его после отсутствия. Это могло сработать.

Она отстранилась, ища оправдания – он видел их насквозь. Это напомнило ему о Хлое в старые времена, до того, как ей стало известно про его способности, о Хлое, скрывающей все свои чувства. Но на этот раз он сделает все правильно. Он не будет отталкивать Лоис, он примет ее симпатию и расположение, он даст ей все то, что мог бы дать Хлое... Нет. Она не была Хлоей и не будет ею. Она станет чем-то большим. Чем-то особенным. Чем-то таким, во что можно будет погрузиться, когда жизнь станет слишком сложной. Чем-то простым.

- Я тоже скучал по тебе, Лоис, – сказал он, проходя мимо нее к своему рабочему месту. – Что-нибудь интересное произошло, пока меня не было?

Он слушал, как она, усевшись на его столе, болтала о своей помощи Пятну, преувеличивая собственную роль в этих событиях, что было как раз в ее духе. И он решил счесть это привлекательным, решил сделать все правильно до мелочей. Правильнее, чем было у Хлои с Джимми. Он не впустит ее в свой мир, но позволит ей быть у самого его края. И он не будет ставить превыше всего интересы Хлои, в отличие от того, как Хлоя поступала с ним. Он позаботится о том, чтобы Лоис была у него на первом месте в его свободное время. Он смотрел на нее, думая о том, какой жизнерадостной и непосредственной она казалась в этом мрачном мире – то самое, что Хлоя увидела в Джимми. Он представил себе свидания в кофейнях и, вероятно, в будущем – романтические ужины. Ему надо было только воспользоваться этой возможностью, быть таким, каким ей нужно, а она, в свою очередь, станет именно тем, чего хотел он...

21 декабря, 2011

Это было не тем, чего он хотел. Он хотел вернуться домой и обнаружить, что она ушла. Она сказала, что уйдет. Но вместо этого он услышал шум, раздающийся изнутри, стоны, проклятия и грохот, свидетельствующий о том, что она была там и продолжала разносить его дом.

- Попробуй еще раз, – язвительно произнес он, остановившись в дверях, когда она опрокинула журнальный столик. – Возможно, тебе удастся его сломать.

Она замерла.
- Я не пытаюсь его сломать. – Хлоя обернулась к нему, стоя на четвереньках, и сдула с глаз основательно запылившуюся прядь рыжих волос. – Я пытаюсь найти свою сумочку. – Она поднялась, ухватившись за кресло его отца. Кресло покачнулось, и она зафиксировала его, а потом, пристально глядя, отряхнула верх спинки, что казалось довольно глупым, так как сиденье было покрыто пылью от штукатурки и отколовшимися кусочками потолка. – Слушай, прости за... те повреждения, которые я причинила. – Она многозначительно посмотрела на перила, а затем на несколько дыр в полу.

Он опустил глаза, понимая, что внес свой вклад в учиненный разгром. Но это она начала, когда ворвалась в его комнату и стала швыряться, метя ему в голову, всем, что только можно было разбить и сломать. Он пробежался непроизвольно включившимся рентгеновским зрением по тем самым дырам в полу и даже в ковре, которые были его работой.

- У меня есть немного денег, – сказала она, и он снова перевел на нее взгляд. – Я могу выписать тебе чек за нанесенный ущерб, если найду кошелек. – Она вздернула подбородок, будто бы это заявление делало ее очень зрелой и платежеспособной. Но этот образ в некотором роде портился тем, что она утопала в его футболке и его тренировочных штанах, которые нещадно спадали. Издав недовольное рычание, она ухватилась за пояс, когда они, скользнув вниз, сползли к ее коленям. – Знаешь, ничего этого не произошло бы, если бы ты просто подписал эти чертовы бумаги. Я нашла их. – Она кивнула на его обеденный стол, каким-то чудом уцелевший после всего произошедшего. Он посмотрел сквозь половицы и, не особо напрягаясь, увидел ее сумочку в глубине одной из проделанных им дыр. – Если ты просто подпишешь их, и я отыщу свой кошелек, чековую книжку и паспорт, я исчезну из твоей жизни.

Он глядел на нее, на ее крашеные волосы, на ее упрямый подбородок, на ее руки, сжимающие штаны и футболку в попытке удержать их на себе, и осознал, что...
- Я не...

- Слушай, я говорила с Алланом. Он вылетает в Канзас. Он будет здесь завтра, и я сказала, что встречу его в аэропорту, если смогу найти свою чертову...

- Думаешь, я в курсе, где она? – перебил он, преисполненный решимости не говорить ей сейчас – тогда, когда она бросается этим именем. Аллан. Как в тех словах: «Берешь ли ты, Аллан, эту женщину...» Он не слышал остального – он сразу же дал о себе знать, не заботясь, подошло ли время той части про высказывание возражений, или как там оно еще к черту называется. Просто он понял, что не может позволить этому продолжаться. – А зачем Аллан, – он старался не глумиться, произнося это имя, – вылетает сюда?

- Он хочет, чтобы мы втроем сели и со всем разобрались, – сказала она. Фраза прозвучала немного на британский манер, словно бы она нахваталась там и других вещей, вдобавок к этому самому Аллану. – Я объяснила... ну... почти все. Аллан готов оставить это в прошлом, и я тоже. – Она пристально посмотрела на него, и он поразился, как быстро и незаметно ее взгляд из вызывающего превратился в умоляющий. – Кларк, просто подпиши их. Просто помоги мне все исправить. Ты задолжал мне это.

Он выдохнул, вспомнив ее умоляющий взгляд в тот раз, в амбаре, когда она просила его все исправить, спасти жизнь Джимми. Он не мог дать ей то, что она хотела, тогда, и он не мог сделать этого теперь.

- Я должен… идти, – неуклюже закончил он, с крыльца переходя на суперскорость и взлетая. Грохот кухонной двери эхом отозвался позади него. Он летел не в город. Там нечем было отвлечься. Он летел на север…


 
puppy-eyeДата: Понедельник, 29.05.2017, 23:29 | Сообщение # 9
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Он летел на север…
Слушать очередное мозгопромывательство happy 
Бедный Кларки...
 
AnaskoДата: Четверг, 01.06.2017, 23:54 | Сообщение # 10
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
ГЛАВА 3

Стояла арктическая зима, одинаково темная и днем, и ночью. Темнота и облака препятствовали обзору, и он, посмотрев сквозь них, испытал облегчение, когда, наконец, увидел свою крепость. В последние дни существовало не так много мест, где ему было по-настоящему комфортно, но Крепость являлась одним из них, вероятно, потому, что здесь ему не приходилось ни с кем общаться. Даже на ферме он не чувствовал себя спокойно. Бен Хаббард не забывал приносить ему время от времени «запеканку от жены», и он вынужден был метаться туда-сюда, проверяя, на нем ли очки, достаточно ли громоздкой выглядит его одежда, и приклеивать к своему лицу улыбку, хотя был совсем не в настроении улыбаться.

Лучше бы люди поняли, что он просто хотел, чтобы его оставили в покое.

И сейчас он обрел желаемое. Кроме бестелесного голоса его отца, допотопной программы, все еще пытающейся тупо указывать ему, что делать, никто тут его не беспокоил.

Он приземлился неподалеку на кристаллическую поверхность, ожидая привычного расслабления – таким образом на него обычно действовала Крепость. Иногда он проводил здесь дни, просто так. Порой он действительно нуждался в том, чтобы вырваться и устроить себе небольшой отпуск.

2 апреля, 2010

Тот еще отпуск получился, ничего не скажешь! Он полагал, что, ведя двойную жизнь, поступал правильно, до тех пор, пока одна из этих жизней не решила просочиться в другую.

Как оказалось, он был даже не в состоянии хотя бы раз по-нормальному съездить куда-нибудь на выходные. И теперь он бегал по всей территории гостиницы, разыскивая Лоис. С Хлоей, которая разыскивала Оливера.
- Машина все еще на месте. По крайней мере, Лоис не уехала домой, – сказал он, не глядя на нее, когда она зашагала рядом.

- Оливера нет в нашем номере. – Нашем номере. Они жили в одном номере, у них была общая постель, и, судя по ним, это происходило не в первый раз. – Тут явно пахнет жареным, и я вовсе не о праздничном ужине. – Вкупе с ее дурацкими остротами, создавалось ощущение почти что прежних времен, и это было не тем, чего он хотел. Он не хотел опять, как раньше, вместе с ней что-то расследовать. Он вел себя так, как надо, и не желал отступать. У него были две жизни. Жизнь героя, в которой Хлоя отчасти помогала ему, но не слишком. Не настолько, чтобы между ними все вернулось бы на круги своя. А еще жизнь в Дейли Плэнет и с Лоис. Тогда как у нее была своя… с Оливером.

Он не имел права злиться. Собственно говоря, он и не злился. Он решил, что не злится. Разве не он предложил ей почаще куда-нибудь выбираться? Ведь, если разобраться, у него теперь было все. Жизнь героя и нормальная девушка. Он не имел никакого права возмущаться по поводу того, что она делала то же самое. Если не считать того, что она делала не совсем то же самое. Оливер был одним из них. Что бы ни случилось, Оливер был рядом, не раз сражаясь вместе с ними, и Кларк задавался вопросом, давно ли он поглядывал на Хлою. Это же не Хлоя начала. За исключением тех случаев, когда Хлоя находилась под воздействием чего-то потустороннего, ее вряд ли можно было назвать сексуально агрессивной. И если говорить об этом...

- Хлоя, так с чего тебе вздумалось прийти в ванную в таком виде? – быстро спросил он. У него были планы провести выходные со своей девушкой. Со своей нормальной девушкой. Ему не было нужно, чтобы этот помощник из его жизни героя и друг из прошлого просачивался в его настоящее, в его нормальную жизнь.

- Я не знаю, – сказала она удрученно, словно злясь на себя. – Я абсолютно ничего не помню.

- Ты не помнишь, как видела... – он жестом обозначил себя.

- Нет! Боже правый! Этого я точно не помню! – Он поджал губы, продолжая шагать вперед. Она не должна была испытывать такое сильное отвращение. Было время, когда она хотела бы... – Подожди минутку. А я, что, тоже... И ты видел... – Он не ответил, только по-прежнему шел, не сбавляя темпа. Он видел, и это впечаталось в его память. И в тот момент его разозлило, что она захотела сделать это теперь: уронить красное полотенце на пол с манящей улыбкой, призывающей немедленно трахнуться. Ведь он уже двинулся дальше. И она тоже двинулась дальше. Он одернул себя. Они двинулись дальше относительно чего? У них никогда не было отношений подобного рода. – О, господи, – сказала она с еще большим отвращением в голосе. – Это наш последний совместный отпуск.

- Если я не найду Лоис, то это будет последний отпуск, который я провожу с кем бы то ни было, – отрезал он в ответ. С него, к черту, хватит. Если каждая из его жизней будет продолжать перетекать одна в другую подобным образом, то он сможет позволить себе лишь одну. И он знал, какую из них следует выбрать.

- Да уж. Итак, не то чтобы я не нагляделась сполна на... личную жизнь Кларка Кента за сегодняшний вечер...

- Не нравится мне, куда ты клонишь. – Он не намеревался обсуждать с ней его... личную жизнь. В течение прошлых недель она делала попытки пойти на сближение, но он не был склонен предоставлять ей такую возможность. Они больше не были лучшими друзьями. И он планировал и дальше не смешивать обе свои жизни, если только они с Хлоей придут к единому мнению относительно этой позиции.

- Ты пригласил Лоис на романтический уик-енд в некую гостиницу с пакетом услуг завтрак и постель. И хотя я сомневаюсь, что часть, касающаяся завтраков, послужит источником каких бы то ни было глобальных проблем, поправь меня, если я ошибаюсь, но я, кажется, припоминаю, что у тебя были опасения по поводу постелей и... людей, не наделенных способностями. В смысле, что произойдет в постели с человеком без способностей, когда...

- Ладно. Не продолжай. – Он не собирался говорить с ней о своей... сексуальной жизни.

- Спасибо.

- Мои тренировки с Джор-Элом помогли мне научиться лучше управлять моими способностями, – деловым тоном произнес он, полагая, что должен сказать хоть что-то. – Можешь считать, что я полностью контролирую ситуацию. Во всех отношениях, – отрывисто закончил он. И он планировал попробовать это – попробовать то, что делали все вокруг. Он имел полное право выезжать на выходные и заниматься СЕКСОМ. Именно так, СЕКСОМ. Хлоя не была единственной, кто мог заниматься СЕКСОМ, иметь нормальную жизнь на стороне, ту самую, которая, очевидно, включала много СЕКСА.

Но у нее не было... нормальной жизни на стороне, в том-то и дело. Он продолжал возвращаться к этому. Оливер не был со стороны. Он был всегда в самой гуще событий настолько, насколько возможно. И как только ему удалось втянуть ее в это? Лоис подумала, что он слишком беспечно отнесся к тому, что случилось, но она ошибалась. Он просто пытался во всем разобраться.

Что касается Оливера, здесь все было очевидно. Он принимал в этом участие ради секса. Но Хлоя никогда ничего не делала только ради... Нет, неправда. Он поймал себя на том, что думает о Дэвисе. И о ней, сбрасывающей для него полотенце в каком-нибудь захудалом мотеле и с блеском в глазах делающей шаг по направлению к душу как раз перед тем, как вошла Лоис, одетая в нечто такое, позаимствованное из легкого порно... вероятно, шотландского, и...

- А ты вот не контролировала ситуацию, когда решила устроить мне сюрприз в душе, – сказал он, не в силах оставить это. Оно не переставало лезть ему в голову – все, что произошло, посекундно. И это выходило за пределы того, с чем он был в состоянии справиться. Он приехал на этот уик-енд, думая о сексе после долгих лет жизни, в которой секс присутствовал лишь в единичных случаях. И затем была Лоис в ночной рубашке, а потом – обнаженная Хлоя, дальше – Лоис в коротеньком килте и Хлоя в полотенце, и... Это было слишком. Тогда, в ванной, он начал сомневаться, не снится ли ему один из снов такого рода, настолько развратный, что ему понадобилось сразу две девушки. С учетом того, что прежде в его жизни существовали сексуальные воспоминания только об одной, это было уже сенсорной перегрузкой. Когда Лоис появилась в том безумном прикиде, он был почти уверен, что это – сон. На какую-то секунду он позабыл, что они – кузины, и что это – не тот вид фантазий, которым стоило бы предаваться, и... – А затем ты отключилась, и очнулась уже с полной потерей памяти. – И испытывающей отвращение при мысли о нем. Ну, допустим, и он тоже чувствовал себя так же. Потому что он не думал о Хлое в этом плане... или не хотел думать. Только о Лоис. Об одной лишь Лоис. – Кстати, что ты помнишь последним? – спросил он, пытаясь вернуться к делу. Это являлось оптимальным вариантом, когда речь заходила о нем и о Хлое – лучше всего было просто сосредоточиться на работе. Потому что если он и дальше будет продолжать видеть ее обнаженной...

- У нас с Оливером состоялась беседа благодаря не в меру развитым кое у кого инстинктам опеки. – Но он совсем не опекал, и суть тут была не в его инстинктах опеки, а в том, что он был прав. И он предпочел бы, чтобы она не упоминала бы об Оливере в тот момент, когда он старался перестать видеть ее голой. Потому что теперь он уже видел их обоих, и... – И я... решила пойти прогуляться.

- Куда? – спросил он, надеясь вычеркнуть все это из своего сознания.

- Идем... – И он последовал за Хлоей в лес. Снова к делу. Это была лишь работа, всего лишь общее дело у них с Хлоей. Всего лишь общее дело... дело...

21 декабря, 2011

Он находился здесь по делу, это не было отпуском. Через какое-то время ему придется вернуться, вернуться домой, к своей... жене. Пока не нагрянул ее идеальный жених, ему нужно было принять решение.

И он уже почти принял его. Он просто подпишет эти бумаги и отпустит ее. Теперь он знал, что она жива. Он дал понять, что он знает. Он усложнил ее новую, легкую жизнь. Возможно это – то единственное, причитающееся ему по праву, что он сумел получить в итоге. Причитающееся ему по праву. Даже эти слова напомнили ему о прошлой ночи. Он отметил, что Хлоя была фигуристой, хоть и невысокой, но он никогда особо не задумывался о женщинах с такими формами и сексе. Но, оказывается, существовала огромная разница, когда имелось что-то такое, за что можно было бы схватить, притянуть к себе, стиснуть, как он и...

Но это было заблуждением, помутнением рассудка. Этого не должно было случиться. Он всего лишь пытался помешать ей превращать его дом в груду обломков. Ему не должно было понравиться, как она извивается, прижимаясь к нему. И не предполагалось, что он...

- Да пошла она! – рявкнул он, шагая по направлению к плоской кристаллической поверхности, на которую он когда-то положил ее, пытаясь спасти. И обвинения в этом она тоже бросила ему в лицо, в том числе. – Да пошла она! – он поймал себя на том, что кричит.

- Вульгарное изречение, свойственное людям, – произнес голос, раздавшийся над ним и вокруг него. – Низшая форма формулирования своего мнения, маскирующая те эмоции, которые лучше было бы выразить напрямую.

- Я пришел сюда, чтобы побыть одному, – простонал Кларк, опускаясь на небольшую платформу.

- В таком случае странно, что ты пришел сюда, потому что здесь – я.

- Ты – это долбаная программа, – он горько засмеялся. – Господи! – Он зарылся лицом в ладони. – Когда же ты перестанешь вести себя так, будто бы это на самом деле ты?

- Я содержу в себе воспоминания твоего отца. И даю наставления, самые близкие к тем, которые ты мог бы получить, если бы он был жив. Твои оскорбления не являются эффективными ни в малейшей степени. Ты не способен изменить того, кем я являюсь, или заставить меня испытывать стыд за то, что я делаю все возможное, чтобы направлять твои действия.

- Ты думаешь, что знаешь все, – пробормотал он в ладони, не отрывая их от лица. – Но даже как программа ты оказался несостоятелен.

- Я не могу быть обвинен в тех вещах, которые со мной проделывали, но сейчас я неподвластен влиянию извне. И если бы ты принял мои советы...

- Ты хочешь сказать, что был инфицирован, когда заключил меня в глыбу льда? – он встал, сытый по горло этим его чертовым «отцом». – Или когда затянул в стену пещеры и попытался стереть все то, что было заложено людьми, которым ты, настоящий ты, доверил воспитать во мне? Хватит вести себя так, будто твои советы какие-то там особенные.

- Я был неправ.

- И, опять, можно подумать, что это на самом деле ты...

- Существует огромное пространство для ошибок. У меня есть информация только о твоей родине. Я не знаю всего, что произойдет или могло бы произойти на этой земле.

- Кто бы сомневался, – буркнул он.

- Я готов признать, что неправильно поступал с тобой в прошлом. Но я обучаюсь, корректируюсь.

- Да неужели? И до какой же степени? – Он ждал. Но молчание все нарастало. – Так я и думал. Дурацкая прогр...

- Возможно, я ошибался, побудив тебя попрощаться с ней.

Он не рассчитывал на то, что ему удастся чего-либо добиться, но услышанное привело его в замешательство. Попрощаться... с Лоис?
- Только потому, что я не сделал этого тогда, я совершил ошибку. Я не смог двинуться дальше. Я был глуп. Я думал, что у меня могло бы быть все это...

2 апреля, 2010

Он был преисполнен решимости. У него будет все это. Причем, случится оно сегодня. Хлои не было дома. Как она сама сказала, она «останется у Олли». И это было замечательно. Это означало, что сегодняшняя ночь – та самая.

- Что ж, какой бы потрясной ни оказалась наша попытка устроить себе небольшой отпуск, – продолжала болтать Лоис, входя в квартиру в Тэлоне, – думаю, на какое-то время нам следует воздержаться от посещения старинных отелей.

- Лоис, учитывая то, что это был наш первый совместный выезд на выходные, все могло бы закончиться и хуже. – Но выходные еще не закончились. Он собирался сделать это.

- В меня вселилась трехсотлетняя шотландская банши, и я чуть не убила тебя, Кларк. – Он улыбнулся. Она и правда умела обрисовать ситуацию парой слов. Это напомнило ему Хлою, то, как она всегда... Нет.

- Зато мы увидели самый большой в мире моток пряжи, – сказал он, акцентируя внимание на чем-то таком, что сделала бы только Лоис. Она не была похожа на Хлою. Нисколько. – А это само по себе оправдывает нашу поездку.

- И все – благодаря моей выдающейся способности ориентироваться на местности. Давай посмотрим правде в глаза, Кларк. Без меня ты до сих пор блуждал бы.

Он разглядывал ее – то, как она стоит, облокотившись на стойку. Она на самом деле не была похожа на Хлою, за исключением некоторых семейных общих черт. Она была нахальной и шумной, склонной к бахвальству, но месяцы назад он решил счесть ее привлекательной. И она была привлекательной. Нормальной и простой, и не испорченной знаниями о нем. Она была подобна чистому листу – его шансом действительно обрести нормальную жизнь, действительно обрести все это. Быть может, он и сбился с пути. И, возможно, она как раз и являлась той, кто будет направлять его туда, где ему следовало быть. К состоянию баланса. К двум идеальным жизням.

- Что? – Она выглядела озадаченной. Наверное, ей и следовало так себя чувствовать. Она не знала, что может стать ответом на все вопросы. Но она будет. И будет сегодня.

Он поднял ее, усадив на стойку, полный решимости, и крепко поцеловал, игнорируя запах Хлои, которым было пропитано это помещение. Запах обычного мыла и сильно обжаренного кофе, и... Он попытался сосредоточиться на Лоис. Ее руки скользнули к его шее. Они пахли вишнево-миндальным лосьоном, который она держала в своем столе. Он однажды видел, как она щедро намазывала его на кисти рук, бормоча о том, что у женщин в их семье руки как у старух, и что ее руки не постареют раньше времени. Пахло приятно. По-другому, чем от Хлои. На самом деле, руки Хлои пахли «Бен-геем». Он вспомнил, как она, ворча что-то по поводу туннельного синдрома, втирала его себе в запястье. С тех пор, как она оставила журналистские расследования и начала проводить большую часть времени перед монитором или даже перед пятью, этот запах почти всегда сообщал ему, когда она находилась поблизости. Он присутствовал и сейчас, вероятно, сохранившись на дверных ручках и кранах, и…

Черт!

Он сорвал с Лоис куртку, пытаясь сконцентрироваться на ней, на ее запахах и ощущении ее тела. Только на ней. Он хотел чувствовать только ее в этой комнате, носящей отпечаток совместного пребывания их обеих, лишь эту женщину, в которой была и частичка… Нет. Он сделает это. Хлоя – не единственная, кто занимается сексом. Она не будет единственной, кто стонет и... жужжит?

- Это... мой мобильник, – сказала Лоис, отрываясь от него. – Просто... просто пусть переключится на голосовую почту.

- Да. Понятно... – он извлек сотовый из ее кармана, радуясь перерыву. Ему требовалась минутка, чтобы отделить одно от другого. – Почему бы тебе не ответить, Лоис? Вдруг это что-то важное?

- Хорошо. – Она улыбнулась. – Мне нужно немного уединения, не возражаешь?

Он улыбнулся в ответ, надеясь, что его улыбка будет расценена как игривая. Он не хотел, чтобы она думала, будто он не интересуется ею.
- Всего лишь сделай вид, что меня здесь нет.

- Я так не могу.

- Что ж, кажется, мне следует привыкнуть делиться тобой с остальным миром.

Она спрыгнула со стойки, с улыбкой на лице. Он и ожидал, что ей понравится.
- Лоис Лейн, к вашим услугам, – широко улыбаясь, она отвернулась.

Он вздохнул и взял каталог с журнального столика, когда она отошла. Он сможет сделать это. Ему просто надо следить за тем, чтобы направление его мыслей не отклонялось от курса. Он должен сосредоточиться на Лоис. Все это не имело абсолютно никакого отношения к Хлое. Он продолжал пролистывать каталог, пока не остановился на зеленой кожаной куртке, обведенной дважды. Он застонал и захлопнул журнал, увидев ее проклятое имя на стикере.

Он швырнул его на стойку, когда Лоис направилась к спальне, все еще говоря по мобильнику. Просто все дело – в этом помещении. Оно было слишком тесным. Слишком многое от них двоих было намешано здесь. Неужели они оказались бы все вместе в том чертовом отеле, если он не наткнулся бы на брошюру Хлои? Им следовало бы...

- Да уж, пора закругляться, – сказала Лоис, вылетая из спальни и засовывая телефон в карман. Она зевнула, громко и неестественно. – Уверена, ты ждешь не дождешься, когда, наконец, вернешься на ферму, на этот твой свежий воздух, после всего этого... свежего воздуха, – запинаясь, закончила она.

Ферма. Хлоя почти не появлялась на ней весь год. В последнее время у него там было больше воспоминаний, связанных с Лоис. Это могло сработать.
- А если нам обоим отправиться на ферму? – он опять попытался изобразить ту самую игривую улыбку. – Приобрести в качестве утешительного приза билет на тур по галактике от Кларка Кента, и...

- После такой долгой поездки? – усмехнулась она и направилась к двери. – В эти выходные я увидела все звездные ночи, какие только возможно. Но, определенно, это будет утешительным призом для следующего раза. Договорились? – она открыла дверь.

Он поймал себя на том, что тоже двинулся по направлению к двери, и остановился.
- Лоис, наверное, мне стоит выражаться яснее. Я хочу...

- Хорошенько выспаться. Как и я, после всех этих волнений. Увидимся на работе, – жизнерадостно сказала она, закрывая дверь у него перед носом.

Он стоял, смотрел на закрытую дверь, чуть ли не ломясь в нее и размышляя о том, что, может, ему следует просто войти и сказать ей это. Прямолинейность никогда не являлась его сильной стороной, когда дело доходило до всего, что имело отношение к сексу, но она должна была знать. Разве они не целовались только что? А затем она вытолкала его из дома. Он подумал о Хлое, пихнувшей флакончик с жидким мылом ему в грудь и убежавшей прочь. Когда он успел стать настолько отталкивающим?

21 декабря, 2011

В настоящее время она находила его в высшей степени отвратительным. Но, несмотря ни на что, это было прощанием.
- Теперь я это сделал... или сделала она. Словом, с этим покончено. Я попрощался со всем и со всеми, из-за кого я становился слабым. Ты этого хотел. Так что отстань от меня.

- Но, возможно, я ошибся в ней. Связи не со всеми людьми делают тебя слабым. Я видел эту силу в тех, кто был выбран, чтобы вырастить тебя. И я видел ее в ней. Я ощущал ее силу много раз. Я даже чувствую ее силу в твоем гневе.

- Я не сержусь на нее. – Он действительно не винил Лоис. Она имела полное право порвать с ним, учитывая то, как все это выглядело. Черт! Он и сам бы себя бросил.

- Но, тем не менее, ты сердишься. Употребление человеческих ругательств выдает тебя, точно так же как и ее запах, тебя окружающий.

Он содрогнулся, оглядываясь по сторонам. Временами он на самом деле хотел, чтобы его «отец» имел некую точку, на которой можно было бы сфокусироваться.
- Ты что, ищейка? Я не видел ее в течение нескольких недель, и, конечно же, мы не... – Он тряхнул головой. – Да и вообще, откуда тебе знать ее запах?

- Она часто бывала здесь. Больше, чем любой из смертных.

- Нет, не бывала. Она... – и тут он вспомнил. Был один раз. Лоис оказалась в больнице после авиакатастрофы, в которую она попала вместе с его матерью. И она говорила о дворце изо льда. – Ладно, быть может, но только раз. И я не понимаю...

- Она разговаривала со мной однажды, умоляла меня. Не знаю, сделал ли бы я то, о чем она просила, если она не появлялась бы здесь прежде. Но, как бы там ни было, ее слова все равно могли бы подействовать.

Кларк застонал, запустив руки в волосы.
- Черт! Да о чем ты вообще гово...

- Джор-Эл!

Он вздрогнул, роняя руки при звуке этого голоса, ее голоса.

- Из всех планет во вселенной, вы решили послать своего единственного сына на эту! На Землю!

Не Лоис. Хлоя. Джор-Эл имел в виду Хлою.

- Вы доверили нам защищать его! И сейчас, Джор-Эл, прошу, мне нужно, чтобы вы доверились мне!

Он не понимал. Когда это произошло? Он все еще пытался разобраться, когда следующие слова зазвучали вокруг него.

- Я люблю вашего сына!


 
puppy-eyeДата: Пятница, 02.06.2017, 00:28 | Сообщение # 11
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Кроме бестелесного голоса его отца, допотопной программы, все еще пытающейся тупо указывать ему, что делать, никто тут его не беспокоил.
Фигасе допотопная! happy
 
AnaskoДата: Пятница, 02.06.2017, 14:26 | Сообщение # 12
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Это Кларки его так любя happy

 
puppy-eyeДата: Пятница, 02.06.2017, 15:50 | Сообщение # 13
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Это Кларки его так любя
Это настолько не его... ))))))) Кстати, он никогда не называл Джор-Эла машиной или компьютером. Даже Оливер как-то уточнял на этот счет, что Кларк понимает под Джор-Элом  ))))
 
AnaskoДата: Пятница, 02.06.2017, 16:14 | Сообщение # 14
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Даже Оливер как-то уточнял на этот счет, что Кларк понимает под Джор-Элом  ))))

И что он ответил?


 
puppy-eyeДата: Пятница, 02.06.2017, 16:28 | Сообщение # 15
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
И что он ответил?
Clark: I can't believe my father's been on earth this whole time and jor-el didn't
tell me.
Oliver: So -- so when you say "jor-el," are we talking about the dude in your ice-crystal-palace thing?
Clark: He must have known what it would mean to me to meet my real father... to speak to an actual person and not just some
voice in the arctic. But, again, jor-el kept me in the dark.
Oliver: Well, I'm sure there's a reason he didn't tell you the truth. He's probably afraid...
Clark: ..that in person, he's worse than I thought he was.
Oliver: You really mean that, or is that the anger talking?
Clark: There'S... there's a part of me that doesn't want to meet him at all.
Oliver: Look, man, I... I can't imagine what it's like to live your life. But there is one thing I can relate to, and that's growing up without
parents. [ Sighs ] Clark, we don't ge a se chance to be with them. And I'll tell
you what -- I'd go to hell and back just to wrap my arms around my old man
one more time.

В-общем, Джонатан хорошую ему дырку в голове провернул в свое время. angry 
9.07. Кандор
 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!) (Кларк/Хлоя, NC-17)
Страница 1 из 6123456»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 |