Chloe and Clark
Главная | Мой профиль | Выход
Суббота, 21.10.2017, 20:24
Вы вошли как Странник |
Группа "Гости" | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 6«123456»
Модератор форума: Хлоичка 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!) (Кларк/Хлоя, NC-17)
Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!)
AnaskoДата: Воскресенье, 02.07.2017, 00:36 | Сообщение # 46
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Только не говори, что это был Марсианин...

Нет, это не он smile


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 02.07.2017, 12:09 | Сообщение # 47
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Нет, это не он
Тогда не буду гадать smile
 
AnaskoДата: Воскресенье, 02.07.2017, 13:42 | Сообщение # 48
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
2 июня, 2010 (7:56 утра)

Он был женат.

Это была его первая мысль после пробуждения. Он мог бы и отмести ее, словно часть какого-то безумного сна, со всеми этими Уэйнами Ньютонами, Лайзами Минелли и Хлоей в обтягивающих джинсах. Этот сон не был таким уж незнакомым, если не принимать во внимание Уэйна и Лайзу. У себя дома ему нередко снились сны с Хлоей, и он поспешно отмахивался от них, как от некого бреда, посылаемого подсознанием, который лучше вообще не вспоминать. Но он знал, что сейчас находился не у себя дома. Кровать была слишком продавленной, стены – слишком красными, и в комнате было слишком много людей.

Он слышал ее дыхание и лежал, не двигаясь. Не только потому, что его конечности ощущались тяжелыми, но и из-за того, что не был уверен, хочет ли, чтобы она знала, что он проснулся. Он не был даже уверен, хочет ли просыпаться.

- Кларк?

Он удивился, как она догадалась?

- Ты перестал храпеть, – сказала она, будто отвечая ему.

- Я не храплю, – хриплым голосом ответил он, переворачиваясь. Она сидела в кресле по другую сторону кровати – спина выпрямлена, пальцы барабанят по коленям, очень уж громко, как ему показалось.

- Знаешь, я понятия не имею, храпишь ли ты обычно, – нервно произнесла она, – но ты храпел... всю ночь. Я не могла даже... – она сделала глубокий вдох. – Послушай, нам нужно поговорить.

Он поморщился.
- Не говори, – все было громким. Ее голос, ее дыхание, ее барабанящие пальцы, шарканье и скрип колес за дверью. – Я не хочу ничего слышать, – простонал он.

- Ладно. Я знаю, ты сердишься, но... это все ради тебя. Ты должен это понять.

Он не сердился, насколько он мог судить. Его голова раскалывалась… даже еще до того, как в дверь постучали.
- Боже, просто пусть это прекратится, – взмолился он.

- Кларк? – она покосилась на него.

- ОБСЛУЖИВАНИЕ НОМЕРОВ, – заорал голос. По крайней мере, это походило на ор.

- ВОЙДИТЕ, – Хлоя вроде как пронзительно крикнула в ответ. – Я ПРОСТО ХОЧУ…

- Больше никаких разговоров, – он со стоном натянул подушку на голову. Это помогло, не сильно, но достаточно для того, чтобы его тело не вибрировало от каждого звука, подобно камертону.

- …два круассана, графин кофе, – монотонно бубнил незнакомый голос, – фруктовый салат, две зубные щетки, аспирин…

- Не сомневаюсь, что все правильно, – вполголоса поспешно сказала Хлоя. – Спасибо. Хм… Это вам.

- Благодарю, – ответил тот самый монотонный голос. – И, может, вы прельститесь тем, чтобы посетить наше утреннее представление «Приключения пиратов»? – последовала усталая пауза. – Это зрелище не имеет границ в своем… великолепии, – мученически закончил он.

- Знаете, думаю, мы уже скоро выезжаем. Спасибо.

- Угу. Поздравляю, миссис… ээ… – послышался шорох перетасовываемых бумаг. – Кент.

Возникло длительное молчание.
- Спасибо, – сказала она, немного неуверенно.

И он тоже чувствовал себе неуверенно. Потому что тот парень назвал кого-то миссис Кент, и при этом обращался не к его матери. Он стащил подушку с лица.

Они были женаты. Осознание этого вновь накрыло его, вместе с обрывками воспоминаний, туманных, но тем не менее. Они были пьяны. И они хихикали, и играли в азартные игры, и хватали, и прикасались друг к другу, и целовались, и... Он застыл, когда дверь закрылась. Они не только целовались. Он не мог полностью все это осмыслить, но они... они... Он был почти уверен, что они... *БАМЦ*

Опять шум.

Он внезапно снова подвергся его атаке. Он слышал звяканье, звук наливаемой жидкости, вздохи и… Боже, запах!

Запах кофе, совершенно очевидно, но он был повсюду. Кларк мог поклясться, что чувствует, как он просачивается во все его поры. Он никогда раньше не думал, что кофе плохо пахнет, и, может, он и сейчас не пах плохо, но просто этого запаха было слишком много. Но, по крайней мере, он был все же лучше, чем вкус во рту, и горький, и кислый, и… Его желудок сжался, и конечности, по-прежнему тяжелые, начали проявлять признаки активности. Ему надо было что-то делать с этим. Только он не знал, что именно. Он попытался встать и рухнул к этому слишком-близкому дивану.

Хлоя обернулась, и горячий кофе пролился ей на руку. Она зашипела, и он почти начал извиняться, что напугал ее, но сумел испустить лишь какой-то булькающий звук.
- Кларк! – она поставила кофе на тележку и бросилась вперед, толкая его между диваном и кроватью к ванной комнате. – К унитазу. Быстро.

Он внезапно понял, что происходит. Он видел, как такое случалось ранее с его отцом после встречи выпускников, с его матерью после приема в Луторкорп, дважды с Лоис. Просто он никогда не думал, что такое случится с ним. Но вот он здесь, голова над унитазом, лицо покрыто потом, а кислая жидкость поднимается к горлу и извергается изо рта отвратительными сгустками. Он зажмурился, когда его вырвало, почувствовал руку Хлои у себя на спине, услышал успокаивающие звуки. Он не был уверен, хочет ли, чтобы она это видела, но сейчас ни за что на свете не сказал бы ей уйти. Ее ладонь круговыми движениями водила по его спине, и это было единственным сколько-нибудь приятным ощущением на протяжении всех этих... часов. По крайней мере, ему казалось, прошла целая вечность, пока он давился, кашлял и отплевывался, думая, что все закончилось, пока оно не начиналось снова.

Его вырвало еще немного, но его глотка как будто бы пришла в норму, и из нее больше ничего не выходило наружу. Он задавался вопросом: неужели и вправду это все? Он открыл один глаз, в то время как ее рука замедлилась и звуки, которые она издавала, стихли. Он посмотрел вниз. После всего случившегося он ожидал, что унитаз будет переполнен всей той дрянью, которая находилась внутри него, чем бы оно там ни было, но увидел лишь несколько жутковатых пятен, которые, вроде как, шипели и пузырились.

- Тебе лучше?

- Лучше, чем что? – прохрипел он в унитаз.

Она усмехнулась и опять провела рукой по его спине, что было все так же приятно.
- Первое похмелье?

Он полагал, что именно это оно и есть. Он собирался выразить согласие, но был слишком занят тем, что отплевывался, пытаясь избавиться от кислого вкуса у себя во рту.

- Давай же, – она потянула его за плечо.

Он закрыл глаза и оперся о туалетное сидение, оттолкнувшись от него вверх. Он пошатнулся, прислонился к раковине и услышал звук бегущей воды. Она прекратила течь, и он почувствовал, как Хлоя взяла его руку.

- Слушай, только не пей слишком быстро. Сначала просто прополощи рот, а затем делай крошечные глотки, – она вжала пластиковый стаканчик в его ладонь.

Он открыл глаза и уставился на свое довольно-таки зеленоватого цвета лицо.
- Мы напились, Хлоя, – тупо сказал он. Это было очевидно, но он испытывал потребность произнести это вслух, будто бы оно все объясняло. Он перевел взгляд на ее отражение.

- Мы... – повторила она, не отводя глаз от раковины. Она выглядела расстроенной. – Как я и сказала, мы должны поговорить. – Она похлопала его по спине. – Сейчас вернусь.

Он обернулся и посмотрел ей вслед. Она вышла из ванной, боком протиснулась мимо преграждающего проход дивана и остановилась у сервировочной тележки. Он заметил, что ее блузка надета наизнанку. Не удивительно, что она расстроена. Он взял и женился на ней, занимался с ней сексом, а теперь обливается по этому поводу пьяными слезами. Ну да, он напился, но… Неужели это было так уж и плохо? Хлоя приглядывала за ним. Хлоя заботилась о нем. Какие бы трудности и невзгоды не возникали на пути, она почти всегда была рядом.

Даже когда он собирался уйти, вероятно, навсегда, появилась она, организовав и выпивку, и путешествие в Вегас, и их последнюю тусовку. Даже когда он переживал свое первое похмелье, извергая из себя нечто шипящее и бурлящее, она снова была здесь, гладила его по спине, успокаивала его. Она даже заказала завтрак. И может, он не помнил, как они занимались сексом, но зато помнил большую часть того, что происходило, и то, что он действительно помнил, было чертовски…

- Ладно, вот, – она боком миновала диван, потряхивая пузырьком. – Вообще-то, это предназначалось для меня. Я сомневалась, бывает ли у криптонцев похмелье. Но, с другой стороны, они и не пьянеют, поэтому… – Она высыпала две штуки в ладонь. – Я проснулась всего лишь с легкой головной болью, так что… – она протянула ему флакон. – Можешь попробовать принять все остальное. Не знаю, поможет ли, но…

Он взял пузырек, пытаясь улыбнуться, но еще не уверенный, что готов к этому.
- Кажется, ты справилась со своей выпивкой лучше, чем я, – он рассеянно вытряхнул какое-то количество в руку, полагая, что хуже не будет.

- Ну, твоим напитком, вероятно, можно было бы снять шкуру с носорога, – она действительно улыбнулась, но только совсем чуть-чуть. – Что же касается меня… Я выпила не так уж и много.

Слегка давясь, он проглотил то, что у него было в руке.
- Шутишь? – поперхнулся он. – Ты выпила почти всю бутылку еще до того, как мы добрались сюда.

Она вздохнула.
- Это – одна из тех вещей, о которых мы должны поговорить. Я… Я даже не знаю, с чего начать. Кларк, прошлой ночью…

- Мы поженились, – он проглотил остаток содержимого пузырька и покачал головой. – Тебе не нужно мне рассказывать. Я помню, – он сделал глубокий вдох, пытаясь придумать, что сказать дальше.

- Кларк, мне очень жаль, – выпалила она. – Я просто… Я не представляла, что еще сделать, и я… В смысле, на самом деле, я не сожалею. Теперь ничего не изменится.

Он испустил что-то наподобие сдержанного смешка.
- Полагаю, все уже изменилось, – он поставил стаканчик на раковину и посмотрел на дешевое кольцо у себя на левой руке. Он вспомнил, как она надевала его, в то время как он не переставал хихикать. Прошлой ночью он много хихикал. Много смеялся, прикасался, улыбался. И она тоже. И снова он задался вопросом, неужели в этом можно увидеть что-либо плохое? Он гадал, получится ли у них с настоящего момента продолжать оставаться такими же. Не пьяными, конечно, но счастливыми. Его не покидало ощущение, сохранившееся от прошлой ночи – самое главное, которое создавало всю атмосферу. Ощущение того, насколько же оно правильно – снова быть вместе. Просто вдвоем. Он чувствовал себя так, словно это происходило многие годы. Главным образом потому, что все действительно так и было.

- Вовсе нет. Ничего не изменится, – настаивала она. – Как только все утрясется, мы вернемся к нормальной жизни. Я понимаю, теперь ты сердишься, но…

- Я не сержусь, – вздохнул он. – Я… я не знаю, что я чувствую прямо сейчас. – Но он знал, что не хочет возвращаться к нормальной жизни. Не в том случае, когда нормальная жизнь означала холодное молчание и не более чем несколько напряженных совместных минут. Нет. Он не хотел возвращаться к нормальной жизни. Хотел ли он быть женатым? Ну, он не сделал бы этого, если бы не хотел, не беря в расчет алкоголь (или как там еще называлось то, что он пил).

- Значит, ты разочарован во мне, – сказала она, расхаживая туда-сюда по крошечной ванной комнате позади него. – Но я просто… Я была в отчаянии, а ты такой упрямый. И я подумала, что если ты немного выпьешь, я смогу…

Он отвернулся от зеркала и схватил ее за руки, вынуждая остановиться.
- Хлоя, я не разочарован в тебе. Договорились? Прошлой ночью случилось то, что случилось, и это не ты виновата во всем.

Она покачала головой, и ее глаза наполнились слезами.
- Нет, Кларк, это я. Я... я думала, что ты уходишь навсегда, и просто... начала действовать...

Его руки ослабили захват, и он притянул ее к себе.
- Хлоя, все в порядке.

- Нет, не в порядке, – почти что плача сказала она, прижавшись к его груди.

Он едва не закатил глаза. Та еще брачная ночь выдалась, с плачущей женой.
- Я тоже чувствовал так себя вчера. Будто бы все вот-вот закончится. Поэтому, может, мы и отреагировали слишком остро, но это не так уж и плохо. – Она была женой. Его женой. Разве его отец не был женат в его возрасте?

- Нет, Кларк, – она всхлипнула, уткнувшись в него. – Я поступила плохо. Я даже пыталась пойти на попятный. Я понимала, что это неправильно, но потом взяла и сделала это все равно.

- Я знаю. Это неправильно, – согласился он, гладя ее по спине. Может случиться, что он уйдет на всю оставшуюся жизнь, а она на законном основании теперь будет привязана к нему. – Я не хотел обойтись так с тобой.

- Это я обошлась так с тобой! – она подняла голову и вцепилась в его плечи. – Но, знаешь, даже если ты никогда больше не будешь разговаривать со мной, я не сожалею о прошлой ночи. Это было словно... Это было совсем как в старые времена. То есть, если забыть о поцелуях.

Он чуть улыбнулся, уже готовый к этому.
- И зачем же нам надо забывать о поцелуях?

Она уставилась на него.
- Я рада, что ты в состоянии шутить, но... – она зажмурилась. – Боже, Кларк. Просто сделай это.

Он начал было наклоняться, но затем остановился.
- Может, нам сначала почистить зубы?

- Не надо миндальничать со мной, – процедила она. – Рассердись.

Он отпрянул, испытывая замешательство.
- Я говорил тебе, я не сержусь.

Она открыла глаза и печально покачала головой.
- Только потому, что я не объяснила правильно. Кларк, ты должен дать мне объяснить. Прошлая ночь не являлась некой спонтанной импровизацией. Не для меня.

- Ты запланировала это, – он кивнул, вспомнив, как сказал вчера те же самые слова. – Я знаю. Я о том, что ты появилась со своими бутылками для безумной ночи. Что еще не делает тебя виноватой. Хлоя, мы были пьяны и совершили нечто слегка сумасшедшее, но все, что произошло, не так уж и плохо. Если подумать об этом, то...

- Нет. Ты был пьян, – перебила она. – А я не была. По крайней мере… сначала не была.

Он посмотрел на нее, прищурившись.
- Но ты выпила целую…

- Нет, – она подалась назад, глубоко вдохнув. – Кларк, когда ты говоришь, что я запланировала это, ты даже не представляешь, насколько прав. Можно налить в бутылку немного слабого чая, морщиться при каждом глотке и делать вид, что там виски. Пожалуй, первый раз я выпила по-настоящему только здесь, и вот это, – она выставила левую руку, на которой блеснуло дешевое кольцо, – именно то самое, до чего я хотела довести прошлую ночь. Ты, наконец, понял?

Он уставился на нее, отступив на шаг.
- Ты... планировала выйти за меня?

- Да, – твердо сказала она.

- Ты была трезвой и ты... хотела выйти за меня замуж, – закончил он, все еще не в состоянии осмыслить этот факт. Он не знал, что сейчас ему следует чувствовать. Он чувствовал, что его обманули, что им манипулировали, и... И все же, какая-то частичка его ощущала нечто большее. Она хотела выйти за него. Всем мужчинам в мире, даже своему чертову бойфренду, она предпочла его. Однако то, что она сделала...

- Теперь ты сердишься?

- Я не знаю, – отходя в сторону, пробормотал он. Он старался не сердиться и понимал это. И в большинстве своем причина, по которой он стремился не быть сердитым, включала в себя прошлую ночь и туманные воспоминания о персиковом лифчике и о ней, извивающейся под ним и на нем. Он хотел ее. Чертовски хорошая причина не сердиться... или же нет. В действительности, никакая это была не причина, а просто некое вызывающее у него смущение состояние, обусловленное брачной ночью, которую он не мог вспомнить, и многими годами общения с девушкой, всегда казавшейся вне пределов досягаемости на том или ином основании. – Я... я думал, ты уже оставила в прошлом меня или нас или... все то, что могло бы случиться.

- Так оно и есть, – сказала она, яростно кивая. – Клянусь, я оставила. Но я должна была сделать то, что сделала, Кларк. Это был единственный способ.

- Хлоя... зачем? Ты что, планируешь ждать, словно некая верная долгу жена? – это все же казалось как-то странно... приятно – знать, что она снова хочет быть с ним. Но его поразила ужасная мысль. – А что, если они заберут и тебя тоже? Если они будут ставить на тебе эксперименты из-за того, что ты состоишь в отношениях со мной? Я не вынесу, если...

- Но в том-то и вся прелесть, Кларк. Они не заберут тебя. Нет ни одного свидетеля. Я уже не смогу свидетельствовать против тебя. И у них нет возможности вынудить меня. Теперь, когда я твоя законная жена...

- Подожди, – он поднял руку. Ему нужна была минута. На минуту весь мир должен был остановиться. – Что?

- Я прикрыла наши задницы по всем пунктам. Это решает все. Ты можешь остаться и быть тем героем, который нам нужен, – она испустила долгий вздох. – Просто такое облегчение, что ты воспринял все это с моей позиции.

Он отступил еще на шаг.
- Черта с два! – буркнул он, устремляясь мимо нее в уродливую красную спальню.

- Значит, ты рассердился, – он услышал, как она тихо произнесла позади него.

- Ты верно подметила.

- Но я сделала это ради тебя, – сказала она уже громче. – Ты не хотел, чтобы я лгала, и теперь мне не придется. Они не могут заставить меня давать показания, если...

- Если мы женаты, – прорычал он. – Прямо как ты и планировала, – теперь он понял все. Каждую заранее просчитанную деталь. И он был взбешен. – А секс? Это тоже было частью плана? Как грязная маленькая любительница подразнить, ты размахивала у меня перед носом этой приманкой, пока не добилась своего и...

- Мы не занимались сексом, Кларк.

Он замер посреди процесса поиска футболки.
- Не занимались? – спросил он, не зная, что предпочел бы получить – подтверждение либо опровержение.

- Я никогда не сделала бы такое с тобой.

- Это очень повышает самооценку, – пробормотал он, обнаружил свою футболку и рывком надел ее. Конечно же. Конечно, они не занимались сексом. Для нее он был всего лишь средством для достижения цели, каким-то парнем, который может осуществлять всю эту геройскую деятельность, неким орудием, предназначенным для того, чтобы помогать ей спасать мир. Возможно, это – все, чем он когда-либо являлся для нее.

- Я никогда не воспользовалась бы тем, что ты пьяный, – сказала она у него за спиной. – Как только я протрезвела, я позаботилась о том, чтобы не приближаться к тебе. Приняла меры для того, чтобы я не... – она умолкла. – Как ты мог такое подумать?

- Ну, знаешь, когда выходишь замуж за парня... – он не договорил. Он не хотел выдать какую-нибудь гадость, но не был уверен, способен ли сказать что-то, кроме этого.

- Кларк, я... Мне нужно объяснить тебе лучше. Пожалуйста, просто верни нас домой. И тогда мы сможем все это обсудить.

- Домой, – рявкнул он. – Я хочу домой, – это был почти что единственный предмет, по которому они в данный момент могли бы договориться. – Я хочу вернуться домой немедленно и забыть, что эта ночь когда-либо случалась, – он направился мимо нее к двери и распахнул ее.

- Кларк...

- Я не желаю ничего обсуждать, – огрызнулся он, резко разворачиваясь к ней.

- Ладно, – она подняла руки. – Я понимаю, что тебе нужно время, но... – она шмыгнула носом и уставилась вниз, на свою сумку на полу. – Не оставляй меня здесь.

Он пристально посмотрел на нее, задаваясь вопросом, не следует ли ему поступить именно так. Вероятно, она это заслужила, эта его жена, но... Он шагнул к ней, подхватил ее сумку, затем ее саму, в последний раз мрачно взглянул на металлическую бутылку у кровати, прежде чем перейти на суперскорость, и услышал, как за ним захлопнулась дверь.

Он намеревался помчаться прямиком домой. Он это и имел в виду, когда сказал, что не желает ничего обсуждать... тогда. Но сейчас, несясь на суперскорости через пустыню, когда его руки были полностью заняты ею, а ее – обвиты вокруг его шеи, он обнаружил, что прошлая ночь возвращается. Он чувствовал себя обманутым, растерянным и слишком уж к черту рассерженным, чтобы продолжать удерживать ее хотя бы еще одну секунду.

Он резко затормозил, подняв облако пыли, и опустил ее на землю, немного мягче, чем хотелось бы.
- Да пошло оно все! – прорычал он, роняя также и ее сумку. – Теперь я хочу поговорить.

- Хорошо, мы так и... – задохнувшись, она замахала ладонью перед лицом.

Подавив побуждение извиниться, он отошел в сторону.
- Давай просто забудем, что ты обманом заставила меня жениться на тебе ради твоих собственных лживых целей.

- Это не было лишь ради моих собственных целей. Это было для того, чтобы...

Он поднял руку, не глядя на нее.
- Нет. Ты сказала, что вышла за меня, чтобы они не смогли заставить тебя свидетельствовать, но, когда меня забрала полиция, мне пришлось освежить законы штата, и я знаю, что ты имеешь право давать показания о тех событиях, которые произошли до того, как состоялось бракосочетание.

- Ну, бракосочетание могло состояться и двумя месяцами ранее.

- Но оно не состоялось, так что...

- Но могло бы и состояться, – ровным голосом сказала она. – «Счастливая семерка» не отличается своевременным оформлением документов. Кто-то мог просто забыть сделать запись вплоть до сегодняшнего дня.

Он медленно повернулся к ней, вспоминая ее небольшой приватный разговор с лже-Уэйном Ньютоном.
- За определенную плату, верно?

Она закрыла глаза и провела руками по своему довольно-таки запыленному лицу.
- Кларк, мне пришлось...

- Пришлось что? Стать помешанной на всеобщем контроле? Заставить меня плясать, как свою марионетку? Это – то, кто ты теперь? – он окинул взглядом ее одежду, ее волосы, немного спутанные, но со все еще торчащими в разные стороны концами. Она обладала всеми атрибутами знакомой ему девушки, но... – Ты уж точно не та девушка, которую я знал.

- Ладно, знаешь что? Ты... – она глубоко вдохнула, затем выплюнула грязь изо рта. – Ты просто перевернул все с ног на голову. Я работаю чертовыми сутками, я ем, сплю и дышу заботой о твоей безопасности, и ради чего? Ради парня, который уже едва ли признает, что я существую! Я не должна была делать всего этого!

- Чертовски верно, не должна была!

- Ладно, знаешь что? Это – последнее, что я делаю для тебя, потому что теперь я все поняла. Я ничего не получаю в ответ! Даже благодарности!

- Поосторожнее. Ты говоришь прямо как сварливая жена.

Она подошла и встала перед ним.
- Да, я – твоя жена. На тот срок, который потребуется, чтобы удостовериться, что твоя упрямая твердолобая голова будет оставаться за пределами тюремной камеры. Так что привыкай к этому!

- Да это даже не по-настоящему.

- Это произошло в действительности, – возразила она.

- Но не два месяца назад. Это все ложь.

- Сказал пришелец с липовыми бумагами по усыновлению, – она всплеснула руками. – Какая разница, по-настоящему или нет? Так сделали твои родители, и это было к лучшему. И то, что сделала я, тоже.

- Тогда зачем надо было проходить через все это? Зачем было заставлять меня... – хотеть тебя, надеяться, что между нами все может быть так, как было раньше, надеяться даже на большее ... – Почему было бы просто не составить некие фальшивые документы? – вместо этого насмешливо проговорил он.

- В том случае, если ты не заметил, Сторожевая Башня все еще не работает на полную мощность, и я не могла просто...

- Чушь! Ты сфальсифицировала безупречную биографию Кары еще до того, как располагала Сторожевой Башней.

- И у тебя не было с этим никаких проблем.

- Это другое. Ты... Прошлой ночью ты... – он пресек слова, вот-вот готовые было сорваться с его языка. Роптание о том, что она, мол, вынудила его думать, будто бы хочет его. Это привело бы к осознанию ею того, что он хочет ее. Но он и так чувствовал себя достаточно беспомощным перед лицом ее манипуляций. Он не собирался давать ей еще больше власти над собой.

- Я должна была сделать это для тебя. Так, чтобы ты увидел это, словно нечто реальное.

- Тогда, может, тебе следует прекращать что-либо делать для меня, – зло пробурчал он.

- О, поверь мне. Я выучила свой урок, – она подняла сумку и шлепком отряхнула ее, взметнув в воздух крошечное облако пыли. – Это – последний раз, когда я оказываю тебе какую-либо услугу.

- Та еще долбаная услу…

- Я знаю тебя, Кларк, – перебила она. – И я знаю, что ты никогда не согласился бы на какую-то там бумажку, которую бы я сфабриковала. Мне нужно было в действительности провести тебя через все это, чтобы ты это принял, принял то, что теперь я не пророню ни слова. А я поступлю именно так, – она зашагала прочь. – Дело сделано. Вряд ли ты передашь меня в руки властей за подтасовку даты вступления в брак, и мне не придется смотреть, как тебя арестовывают за то, что ты защищал меня. На этом все. Мы закончили.

- И куда же это ты собралась?

- Найду свой собственный способ вернуться домой. С меня хватит, я с тобой покончила, – она направилась к Автостраде 50 и к знаку, провозглашающему ее «Самой пустынной дорогой Америки».

Он последовал за ней, хоть и говорил себе, что не стоит.
- Хлоя, не будь дурой.

- Да, продолжай обзывать меня, – пробормотала она. – Хорошо, что мы с тобой больше не друзья, а то могло бы и задеть.

Он смотрел ей вслед, пока фура подкатывала к ним с запада, пытаясь убедить себя, что надпись на знаке врет, и понимал, что она верна. Они перестали быть друзьями… хотя едва ли они были друзьями до этого – не были, вот уже как целый год. И теперь он сомневался, что они когда-либо будут ими снова. И тем не менее, он двинулся к ней.

Она была его чертовой женой, даже если она и подделала дату. И он не собирался допускать, чтобы какая бы то ни было его жена путешествовала автостопом через пустыню.

Она не успела вскинуть руку, как он налетел на нее, схватил ее саму и ее сумку и устремился на восток. Он все еще был зол, но не до такой степени, чтобы оставить ее... по крайней мере, не ранее, чем они доберутся до Тэлона. И после этого он действительно оставил ее: сгрузил в переулке всю запыленную вместе с ее запыленной сумкой и без единого слова умчался на суперскорости прежде, чем она смогла бы вставить хотя бы одно из своих.

Кое в чем она была права. Между ними все кончено. Пусть она отказывается давать показания. Ему было плевать, что она там будет или не будет делать.


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 02.07.2017, 14:06 | Сообщение # 49
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
А я-то все думаю, что это у меня с логикой плохо... У автора просто полный жах! tongue
 
AnaskoДата: Воскресенье, 02.07.2017, 15:57 | Сообщение # 50
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
У автора просто полный жах!

Ну, не знаю... Для меня там большей частью все четко и логично smile Да, было несколько сомнительных моментов, но вы с Мариной даже не обратили на них внимания happy


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 02.07.2017, 17:41 | Сообщение # 51
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Да, было несколько сомнительных моментов, но вы с Мариной даже не обратили на них внимания
Я просто обращала внимание не на нелогичность, а на то, что глаз режет. Это не всегда нелогичность. Фик-то о любви, а я ее все не вижу и не вижу.
 
AnaskoДата: Воскресенье, 02.07.2017, 19:00 | Сообщение # 52
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Фик-то о любви, а я ее все не вижу и не вижу.

Зато я вижу. Похоже, мы с автором просто на одной волне smile


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 02.07.2017, 19:11 | Сообщение # 53
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Зато я вижу.
Слова " я тебя люблю" - это не про любовь, это только слова tongue  Любовь - это поступки, это отношение. Я вижу только глупость и детские обиды.

Добавлено (02.07.2017, 19:11)
---------------------------------------------

Цитата Anasko ()
Ему было плевать, что она там будет или не будет делать.
Даже в самом страшном сне, даже в самой глубокой обиде тот Кларк, которого я знаю, не смог бы не только подумать, а вообще допустить подобной мысли...
 
AnaskoДата: Воскресенье, 02.07.2017, 20:24 | Сообщение # 54
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
Цитата puppy-eye ()
Слова " я тебя люблю" - это не про любовь, это только слова   Любовь - это поступки, это отношение.

Я как раз по поступкам и сужу, одни лишь слова для меня тоже ничего не значат.

Цитата puppy-eye ()
Даже в самом страшном сне, даже в самой глубокой обиде тот Кларк, которого я знаю, не смог бы не только подумать, а вообще допустить подобной мысли...

Это он так себя уговаривает. Его поступки свидетельствуют об обратном.


 
puppy-eyeДата: Воскресенье, 02.07.2017, 20:25 | Сообщение # 55
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Я как раз по поступкам и сужу
И где эти поступки?
 
AnaskoДата: Среда, 05.07.2017, 22:48 | Сообщение # 56
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
22 декабря, 2011

- Просто скажи мне, как ты сделал это, – нетерпеливо проговорила она, бурно жестикулируя, пока он не схватил ее за запястье, не желая, чтобы стекло вошло еще глубже. – Я не собираюсь приносить извинения за эту чертову женитьбу. Я поступила так, как должна была. Возможно, кое-кого это и взбесило, но оно сработало, поэтому заткнись уже на этот счет. Просто... как, черт возьми, ты нашел меня?

- Подожди секунду, – он сконцентрировался на ее руке, пытаясь вынуть остатки стекла, прежде чем начать говорить. Поскольку он был абсолютно уверен, что на сегодняшнюю ночь она еще не покончила с жестикуляцией. – Я нашел тебя, – осторожно начал он, – потому что ты оставила мне зацепку.

- Что? – она потянула на себя запястье, но он продолжал крепко удерживать. – Это чушь. Я ничего не оставила. Не было ни одной записи обо мне ни на одном из самолетов, судов или дирижаблей, и даже под вымышленным именем. Я не хотела, чтобы меня нашли.

- Я не говорю о твоем передвижении, я о тех хлебных крошках, которые ты оставила для меня.

- Нет. Никаких крошек, – она мотнула головой и снова попыталась высвободить запястье. – Ни для кого, и уж тем более не для тебя.

- Так ты дашь мне закончить, пока стекло не заросло кожей? – резко сказал он, более резко, чем намеревался, но это подействовало. Она замерла и умолкла. Но истина состояла в том, что он начинал злиться. Не столько из-за ее настойчивых уверений, как отчаянно она хочет уйти от него, но от самой идеи, что единственная подсказка, которую она оставила, предназначалась не ему. В таком случае, это ничего не значило. Как бы он ни был зол, когда наконец-то разоблачил ее, он умерял свой гнев одной мыслью: что на самом деле где-то в глубине души она хотела, чтобы он нашел ее. Но, возможно, в этом не было никакого смысла. – Тогда почему Э. Дж. Кокран? – он уронил еще один кусочек окровавленного стекла на столешницу, пытаясь сосредоточиться на том, что делает.

Она долго молчала. Было слышно лишь, как пинцет чуть скребется по коже и звякают вытаскиваемые им осколки.
- Как, черт возьми, ты понял? – тихо спросила она.

- Элизабет Джейн Кокран. Это было настоящее имя Нелли Блай, верно? – так он нашел ее, когда она в первый раз умерла. Нелли Блай в ежедневнике генерала Лейна. Он надеялся и даже в какой-то мере был уверен: она предполагала, что он сможет просечь это и отыскать ее.

- Да, было. Но я никогда бы не подумала, что ты догадаешься.

- Ты сама рассказала мне. Ты сказала, что ее редактор выбрал для нее имя, и ты задавалась вопросом, не предпочла ли бы она публиковаться под своим собственным, но сам факт, что ее будут публиковать, был важнее того, каким конкретно образом...

- Это было более тринадцати лет назад. Я даже и не думала, что ты слушал.

- Да. Наверное, не думала, – печально проговорил он, позволяя упасть на столешницу последнему осколку. Все это не имело к нему никакого отношения. Он пошел в прачечную комнату и достал пузырек с перекисью. Он использовал ее только разве что для чистки своего костюма. Его мать утверждала, что лишь таким способом возможно удалить пятна с цветных тканей. – Так почему ты выбрала это имя?

- Я хотела взять с собой что-то свое, – произнесла она так тихо, что он едва услышал. – Я не могла взять ничего из своей жизни, поэтому я взяла жизнь, которую хотела. Ту жизнь, которая прервалась, прежде чем я… – она зашипела, когда он плеснул перекисью на ее ладонь.

- Не должно жечь, – сказал он, чувствуя себя уже не таким рассерженным.

- Но это не значит, что не жжет.

Он осторожно приложил бумажное полотенце к ее руке. Вероятно, ему не следует винить ее за желание уйти. Она могла бы стать великим журналистом, если никогда не повстречала бы его. До того, как она узнала его секрет, Хлоя Салливан раскрыла чуть ли не все секреты в Смолвиле. Она могла бы проделать такое и в Метрополисе, а затем и по всему миру, точно так же, как ее героиня.
- Это было случайностью, – начал он, полагая, что она заслужила оставшуюся часть правды, наряду с очень многими другими вещами, теми, что он не был способен ей дать, по крайней мере, без машины времени или одного из колец Легиона, к которому, он поклялся, больше не прикоснется. – Я никогда не нашел бы тебя, если бы не получил по лицу экземпляром «Лондон Таймс», – он вздохнул и промокнул полотенцем ее руку. – Порезы довольно мелкие. Скорее всего, завтра они не будут слишком болеть.

- Да. Неважно. Я хочу поподробнее услышать о том, как ты получил по лицу.

- И услышишь, – он протянул другую ее руку над раковиной и плеснул еще перекиси. – Это была спасательная операция в аэропорту. Какой-то парень потерял работу, и у него немного снесло крышу. Мне удалось поймать прыгуна-самоубийцу, но газетный киоск, на который мы приземлились, оказался малость разрушен. И когда я пытался стряхнуть экземпляр «Лондон Таймс» со своего лица, мне попалось на глаза это имя, – он чуть улыбнулся. – Возможно, я и не стал бы присматриваться, если бы там не шла речь о Лох-несском чудовище.

- Это была самая первая статья… в моей жизни.

- Знаю, – он поднял взгляд, прижимая полотенце к ее ладони. – Э. Дж. Кокран сказала то же самое. Я был уже абсолютно уверен еще до того, как увидел другие твои работы.

- Это – серия статей о британских мифах и легендах, – негромко проговорила она, не глядя на него. – Я приберегла Несси для последней. Возвращение к своим истокам и тому подобное, так что… – она встрепенулась и, отпрянув, соскочила со столешницы. – Хорошо. Ты отыскал меня. И зачем же тебе это было так необходимо? Потому что ты лю-ю-юбишь меня? – протянула она. – И да пошел ты еще раз, кстати.

- За то, что я сказал, что люблю тебя? – он спокойно закрыл пузырек крышкой и повернулся к ней. – Я не сожалею. Это правда.

- Это – то, что ты делаешь, – отмахнувшись, насмешливо произнесла она. – Ты просто повышаешь ставку. Как и обычно. Видишь ли, вся эта твоя туманная чушь типа «даже не представляешь, что ты для меня значишь», «не знаю, что бы я делал без тебя» срабатывает только на ту Хлою, которая остается, а не на ту, что уходит, – сложив руки на груди, она облокотилась о кухонный стол. – Тебе пришлось выбрать наживку получше, верно? И поэтому, ты думаешь, можно лишь сказать, что теперь ты внезапно безумно влюбился в меня, и предполагается, что я...

- Не внезапно, – перебил он. – Это назревало уже давно.

- Ты мне больше не нужен, – крикнула она.

- Возможно, и не нужен. Но ты нужна мне. Моя жизнь была полным дерьмом вот уже более двух лет.

- Да я вообще не отсутствовала так долго.

- Нет, отсутствовала, – ровным голосом проговорил он. – Ты сказала, что я ушел, и даже когда вернулся, меня по-прежнему будто бы и не было. Но и тебя тоже не было – задолго до твоего исчезновения.

- Потому что ты…

- Пусть это из-за меня. Пусть я был тем, кто заварил эту чертову кашу, – прорычал он. – Но оно не меняет того, что происходит между нами сейчас. Я делаю все, что ты всегда от меня хотела, до последней долбаной мелочи, но это ничего не значит, потому что тебя здесь нет, чтобы увидеть это! – теперь ему было нечего терять. Пришло время выложить все как есть, вне зависимости от того, поможет это или навредит. – Знаешь, чего мне не хватает больше всего? Наших разговоров. Что бы ни случилось плохого, после всего этого со мной всегда была ты.

- Как лакей, – буркнула она.

- Нет. Как… жена. Черт возьми, Хлоя! – он подошел к ней и взял за плечи. – Ты была моей женой задолго до того, как мы сказали «да» перед парой подражателей знаменитостям. Под конец каждого кошмарного дня ты была здесь, со мной, помогая мне гордиться своими поступками, даже когда я не хотел. Ты была здесь, чтобы сказать, что я делаю все возможное, что я многого добьюсь, что я всех нас спасу. И, может, я никогда не видел этого тогда, и, возможно, уже слишком поздно видеть сейчас, но… мне это было нужно. Было нужно тогда и нужно сейчас. Но ты ушла, оставив меня без того, в чем я нуждался. Ты просто ушла, – только лишь от одних этих слов он чувствовал утрату. Он подумал о Джор-Эле и обо всем, что тот говорил об этой женщине, подумал о том, какой пустой и бессодержательной теперь стала его жизнь, и в данный момент он ощущал эту пустоту настолько остро, что…

- Господи! Ты готов сказать все что угодно, лишь бы добиться своего, – прищурившись, воскликнула она.

6 июня, 2010

Не было ничего такого, что она могла бы сказать помимо уже сказанного. Того, что между ними все кончено.

Поэтому он удалял ее сообщения, оставляя их без ответа, и продолжал заниматься ремонтом амбара. Им было совсем не «нужно поговорить», не «сейчас» или когда-либо вообще. Он сосредоточился на амбаре, который был поврежден термитами. Он закрывал глаза на это слишком долго. Конечно же, теперь там уже не было никакого домашнего скота... что еще не оправдывало превращения этого места в руины. Он мог бы модернизировать сарай. Это займет какое-то время... Можно было бы установить сантехнику, превратить его в квартиру-студию и сдавать каким-нибудь не отличающимся особым постоянством... Его телефон снова подал звуковой сигнал, и он собирался было проигнорировать его, пока не увидел имя. Ему звонила не Хлоя. Это была Лоис.

Он полагал, что к настоящему моменту она уже находится по ту сторону океана, и был несколько озадачен. Он поднял трубку.
- Лоис?

- Знаешь что? – ее голос звучал так громко, что ему пришлось отстранить телефон подальше от уха. – Я ждала в кафе более часа. Я могла бы быть сейчас в Египте, но я ждала, когда же ты притащишь свою чертову задницу, и... Давай забудем об этом, просто скажи, почему копы забрали мою кузину?

- Что? – он сделал глубокий вдох. – Не волнуйся, – произнес он уже более спокойно. – Ничего страшного. Я позабочусь об этом.

- Именно так она и сказала. И кстати, к черту вас всех! Создали себе свой маленький клуб и шепчетесь между собой, и… без разницы. Да мне вообще на это плевать.

- Куда они повезли ее?

- Я не знаю! – заорала Лоис. – Вроде бы в участок. И она уверяла меня, что ничего страшного и… Боже, Кларк, ты даже не позвонил мне. Я говорила тебе, что я ждала более…

- Я должен идти, – сказал он, вешая трубку. Должен идти в участок, очевидно. Именно там находилась его проклятая жена.


 
puppy-eyeДата: Среда, 05.07.2017, 23:20 | Сообщение # 57
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
Именно там находилась его проклятая жена.
Это уже даже не смешно tongue
 
AnaskoДата: Среда, 05.07.2017, 23:36 | Сообщение # 58
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
ГЛАВА 12

22 декабря, 2011

- Господи! Ты готов сказать все что угодно, лишь бы добиться своего, – прищурившись, воскликнула она.

- Я не пытаюсь добиться своего, – ответил он, позволяя просочиться в голос нетерпеливым ноткам. Он отпустил ее и отошел. – И я не закидываю никаких наживок. Я лишь говорю правду. И знаешь что? – он повернулся к ней. – Даже если это и была бы некая наживка, как бы она могла склонить тебя остаться? Ты хочешь уйти, верно?

- Чертовски верно.

- Тогда зачем спорить со мной о том, является ли это правдой или нет? Просто скажи, что ты не чувствуешь ко мне того же. Не выставляй все так, будто бы я лгу. Просто скажи, что не чувствуешь того же и…

- Нет. Я даже не хочу больше это обсуждать.

- Потому что ты не можешь сказать этого, – проговорил он, приближаясь, – и ты знаешь, почему.

Она уставилась на него, ее глаза широко распахнулись.
- Моя очередь, – громко произнесла она, устремляясь прочь, в столовую.

Он последовал за ней.
- Что?

Она подошла к столу и, развернувшись, облокотилась об него.
- Ты ведь хотел услышать все о великом побеге Хлои Салливан, верно?

6 июня, 2010

Кларк мчался по улицам. Он маневрировал, уворачиваясь от велосипедистов, автомобилей и пешеходов, и ненавидел каждую такую секунду. Ему вообще не стоило бы беспокоиться. Ему должно было бы быть все равно, что бы она там ни делала. Между ними теперь все было кончено, разве нет? И тем не менее, вот он здесь, перед зданием 9ого полицейского участка, напряженно вслушивается, фильтруя и бесстрастные интонации диспетчеров, и плач каких-то людей, заявляющих, что они не виноваты, и слова, произнесенные спокойно и размеренно «многого не видела. Я была связана».

Кларк открыл глаза.
- Хлоя. – Он последовал на звук этого голоса.

- Да, вы это уже говорили, мисс Салливан, – ответил другой голос. – Но нам нужно знать, заметили ли вы что-нибудь... необычное.

Он замер и зажмурился, а затем понесся на суперскорости вверх по лестнице, мимо рассерженных людей, с громкими ругательствами роняющих кипы своих папок. Вот оно и началось. Они пытались добраться до него через нее, но он не собирался предоставлять им такую возможность. Если им нужен был он, то они могли бы иметь дело с ним.

- Я сказала вам, что была связана. Получилось ли бы у вас смотреть в оба, будучи связанной и с кляпом во рту?

Он остановился, сфокусировав все внимание на синей двери. Он бы восхитился Хлоей, если бы не был так чертовски на нее зол. Было просто удивительно, как ей удавалось уклоняться от правды, не произнося при этом ни единого слова лжи.

- Я понимаю, мисс Салливан. Но вы должны согласиться, что то, каким образом умер мистер Эткинсон, кажется по меньшей мере подозрительным.

Он направился к двери, минуя мужчину, пытающегося спросить, кто он такой, затем другого, пытающегося утверждать, что ему сюда нельзя.

- Я... Я не знаю, что вам сказать.

- Мисс Салливан...


Он распахнул дверь.
- Она миссис Кент.

Хлоя и детектив Сойер оторвали взгляд от стола. Хлоя начала подниматься.
- Кларк, не...

- Нет, – он выставил по направлению к ней ладонь и повернулся к детективу Сойер. – Знаете что? Вы не можете просто брать и тащить людей в участок, когда они даже ничего и не совершили, кроме как были похищены.

Глаза Мэгги Сойер расширились.
- Мы никуда не тащили мисс С... – она обернулась к Хлое. – Миссис Кент?

Хлоя вжалась в стул.
- Мы не афишировали этого, – сказала она, глядя в пол.

Кларк подумал об их женитьбе, о том, для чего она это сделала, и удивился, почему же она сразу не заявила об этом. И как бы сильно он все еще ни злился, он надеялся, что, по крайней мере, защитил ее от допроса с пристрастием.
- Да. Она – моя жена, и вы не можете заставлять ее...

- Кларк! – Хлоя встала. – Ты должен остановиться...

- Нет. Я буду говорить, – он снова развернулся к Сойер. – Вы не можете заставлять мою жену...

- Я не заставляла вашу жену приходить сюда, – сказала она, также вставая. – Она пришла добровольно. Я послала людей в попытке добиться от вас того же, но нам не удалось вас найти.

- Ну, вот я и здесь, так что допрашивайте меня, – он потянул Хлою к себе. – Отпустите ее.

Сойер скрестила руки на груди.
- Отлично. Я допрошу вас обоих сию же минуту и наконец-то избавлюсь от этого дела. Расскажите, что вы знаете о способностях Эткинсона.

Хлоя высвободила свою руку из нетвердой руки Кларка, пока он стоял, изумленно глядя на Сойер.

Сойер вздохнула.
- Просто скажите мне, – она перевела взгляд на Хлою. – Вы уверены, что ничего не видели?

Хлоя в свою очередь посмотрела на нее.
- Я говорила вам. Если он и обладал какими-то способностями, то я не заметила их. Мне очень жаль.

Сойер кивнула и обратилась к Кларку.
- А вы? Вы видели, чтобы этот парень гнул металл, становился невидимым или… превращался в летучую мышь?

Кларк тупо уставился на нее.
- Э-э...

- Обещаю, я не собираюсь вас арестовывать. Судя по всему, – процедила она сквозь зубы, – такие вещи часто случаются в этом округе.

- Я… я хочу сказать, что я не видел, чтобы он делал что-нибудь паранормальное или же…

Сойер закатила глаза.
- Вот вам двоим подсказка – парень, который проносится через две из трех стен, не является нормальным, – она наклонилась, чтобы собрать свои бумаги. – Я знаю, что, как типичные представители Смолвиля, вы привыкли к этому, но мне не нравится иметь дело с метеоритными мутантами, – она выпрямилась. – Значит, женаты?

Хлоя кивнула.
- Совсем… недавно.

Сойер повернулась к Кларку.
- Просто намекну, что все это дерьмо типа «заткнись, дорогая, сейчас говорю я», вероятно, очень быстро надоест. – Она похлопала Хлою по руке: - Удачи с ним. Можете идти, – она указала на дверь.

- Спасибо, – Хлоя подтолкнула Кларка по направлению к двери. – Сожалею, что мы не смогли помочь.

- Слава богу, что я лесбиянка, – пробормотала Сойер, когда дверь за ними начала закрываться.

Кларк очнулся от ступора.
- Метеоритный фр…

- Не здесь, – шикнула Хлоя и потянула его к лифту.

Он позволил ей втащить себя внутрь, пока не осознал, кто проводит с ним этот маневр… как и обычно. Он отдернул от нее руку, как только створки лифта сомкнулись.
- Метеоритный фрик?

- Я пыталась сказать тебе.

- И что же за чертовщину ты сказала им?

- Я не сказала им ничего, – вздохнула она, нажимая на кнопку. – Из того, что я слышала, это предположение, по-видимому, возникло у них после повторного вскрытия.

- Эмиль, – выдохнул он.

- Очевидно, в организме того парня были найдены следы метеоритов.

- Черта с два они были там найдены, – он шагнул к ряду кнопок.

- Ну и что ты собираешься делать? Вернешься и заявишь, что Эмиль лжец, и добьешься, чтобы его посадили?

Он остановился.
- Ты сказала ему, чтобы он...

- Нет, – перебила она, – я не говорила. Когда я брала у него ту бутылку, то сказала, что хочу, чтобы у тебя была возможность расслабиться, прежде чем все начнется. Я не знала, что он сделает это.

- Не похоже, чтобы ты была разочарована.

- А с чего бы мне быть разочарованной? И с чего бы это быть разочарованным тебе? У тебя ведь не было никаких проблем, когда Эмиль скрывал его настоящую ДНК. Так в чем разница?

Он не ответил.
- И почему же ты сама не обыграла это? После той ночи я почти что вижу, как ты состряпываешь первосортную ложь о его невероятной силе и о том, как он...

- Знаешь ли, я пыталась не лгать, – прошипела она. – Это ведь ты сказал, что не хочешь, чтобы я когда-либо снова врала ради тебя.

- Давай к этому кое-что добавим, – пробурчал он сердито, когда дверцы лифта разъехались. – Я также не хочу, чтобы ты когда-либо снова выходила за меня замуж.

- Буду рада не делать этого, – произнесла она у него за спиной, в то время как он двинулся вперед, к большим дверям. – Но заметь, оно сработало.

Он зашагал вниз по широким ступеням.
- И каким же это образом оно сработало? Так или иначе, но они думают, что там все было связано с метеоритами.

- Ну, если бы ты не ворвался со своим этим «она моя жена, отпустите ее», то они могли бы допросить тебя отдельно, ты выдал бы что-нибудь такое, чтобы изобличить себя, и все это, вероятно, тянулось бы гораздо дольше, – проговорила она, по-прежнему неотступно следуя за ним.

- Все это? – он остановился у подножия лестницы и развернулся к ней. – В результате всего этого умер мужчина.

- Мужчина, который пытался захватить мир, Кларк, – сердитым шепотом ответила она, стоя ступенькой выше. – Не сказала бы, что ты отнял жизнь у безобидного котенка.

- Я не хотел отнимать ничью жизнь. Никогда.

- Ты не намеривался, – она прислонила руку к его щеке. – Мы оба это знаем. Кларк, если бы ты не обладал суперсилами, и его смерть была бы какой-нибудь самой обычной, то, после всего, что он совершил, твои действия были бы расценены как самозащита, и никто не стал бы тебя преследовать. Сокрытие информации было необходимо лишь по единственной причине – из-за того, что они могли бы обнаружить, если взглянули бы более внимательно. Из-за того, кем ты являешься в действительности. А в действительности ты являешься героем, даже со всем тем, что случилось. Я вижу это. Почему же не видишь ты?

Он чуть было не прильнул к ее ладони, но спохватился.
- Я больше не интересуюсь этими ободряющими речами, – сказал он, устремляясь по улице.

- Знаешь что? – она продолжала идти за ним. – Прекрасно. Как бы тебе ни претило это, но теперь все закончилось. Они оставили нас в покое.

- Не используй слово «нас» по отношению к нам. Нет никаких «нас» и никогда больше не будет. Не после того, как ты поступила.

- Кларк, тебе нужно понять, почему я так повела себя. Я не знала, что Эмиль это сделает, и я должна была защитить тебя и...

- И на этот раз ты зашла слишком уж, к черту, далеко, – он двинулся дальше по улице. – Ты вышла за меня замуж, черт возьми! Ты играла в игрушки с моей жизнью. Ты не имела никакого права...

- Я не говорю, что имела, но я не сожалею. Если бы не Эмиль, это было бы единственным, что помешало бы им выставить меня главным свидетелем против Кларка Кента – пришельца.

- Суть не в том, что ты сделала. А в том, как ты это сделала. Ты...

- Если ты про то, что я напоила тебя, – сказала она у него за спиной, – то если бы я не...

- Я не об этом, и ты это знаешь. Ты заставила меня думать, что ты... – он прекратил одновременно и говорить, и идти. Он не мог, не собирался давать ей эту власть.

- Кларк, я только за то, чтобы все обсудить и прояснить ситуацию. Но давай не будем заниматься этим посреди улицы. Пойдем.

Он услышал звон ключей, повернулся в ее сторону и увидел, как она поднимается по ступеням к Сторожевой Башне. Ему хотелось умчаться отсюда на суперскорости сию же секунду, послав к черту все это прояснение и обсуждение, но он обнаружил, что следует за ней – через двери и в очередной лифт.

- Уровень безопасности сейчас довольно низкий, – вздохнула она, нажимая на кнопку. – Мне нужно было бы вернуть к работе сканер, но я была слишком занята.

- Чертовски верно, ужасно занята, – буркнул он, жалея, что остался. Он не хотел ничего обсуждать. Не хотел, чтобы их женитьба в Вегасе была замята ею после некого душевного разговора. Он хотел продолжать злиться. Хотел находиться от нее подальше. И после той ночи он был почти уверен, что, только будучи рассерженным, смог бы удержаться на расстоянии от нее. Потому что она была его женой. И вероятно, в конечном счете это – всего лишь какая-то бумажка… к тому же с сомнительной датой. Но она являлась его женой на законном основании, а у него в итоге не было даже брачной ночи. И спустя четыре года недосягаемости его руки побывали в таких местах, где они никогда не были прежде, и у нее была его фамилия, и он хотел…

- Кларк, я все понимаю, – сказала она, отворачиваясь от кнопочной панели. – Я понимаю, почему ты сердишься из-за того… как я это сделала. – Она приблизилась к нему, и он поразился, неужели она понимает? – Возможно, я и была трезвой…

Он напрягся, осознавая, что нет, на самом деле не понимает.

- … но разве от этого что-то меняется? Все, что происходило, было правдой. Та ночь могла бы стать нашей последней, и женитьба была самым безумным из всех возможных поступков, которые мы могли бы совершить, и не похоже было, чтобы ты возражал в тот момент.

- Только потому, что ты все время… – прикасалась ко мне, целовала меня, заставляла меня думать, что мы, наконец… Он не собирался говорить ей этого. Если она не понимает, то это лишь к лучшему. Она и без того обладала достаточной властью над ним. – Ты все время вела себя так, словно… будто бы все так, как было раньше, – закончил он, полагая, что такой ответ будет безопаснее.

- А почему все не может быть так, как было? – она подошла почти вплотную, и его ладони сжались в кулаки. – Кларк, мы когда-то были практически неразлучны. Мы были ближе, чем… брат и сестра.

Его резануло окончание ее фразы. Он подумал о своих туманных воспоминаниях событий той ночи.
- Брат и сестра не целуются по-французски, Хлоя.

Она отпрянула.
- Ты был пьян. Ты просто… перепутал меня с кем-то другим. – Створки разъехались, и она вышла из лифта. – Я готова забыть эту часть, если ты тоже забудешь, – она неуверенно улыбнулась ему, толкнув витражные двери. – Мы можем быть близки снова, Кларк. Я и правда имела это в виду. Я скучала по тебе, скучала по нам, по тому, как все между нами было, и… – она вошла внутрь, когда двери открылись. – Я знаю, мы можем вернуться назад.

Он, нахмурившись, последовал за ней внутрь, задаваясь вопросом, как они когда-либо вообще смогут вернуться назад, и все еще размышляя над ее предыдущими словами.
- И с кем, по-твоему, я перепутал тебя?

- Ну... может, с Лоис, – она бросила ключи на стол. – Я о том, что мы родственницы, и между нами есть некоторое сходство. В смысле, я не такая высокая, но мы обе любим кофе и разгадывать тайны, и…

- И вы обе упрямые, – вмешался он, обнаружив, что улыбается. – Иногда мне казалось, будто я снова и снова имею дело с тобой. Она тоже никогда не сдает свои позиции и всегда такая скрытная.

Хлоя повернулась к нему, также улыбаясь.
- И нам обеим нравятся высокие мускулистые мужчины с упрямым характером и, – она бросила взгляд на его руки, – приятными большими руками. – Она вдруг побледнела и, попятившись, уперлась в стол. – То есть… Я… Я хочу сказать, я сожалею, как все вышло той ночью. И я понимаю, если ты думаешь, что я воспользовалась тем, что ты был пьян. Но ты должен знать, что я не сделала этого, как бы сильно мне ни хотелось… – Ее лицо, совсем недавно бледное, вспыхнуло, и он поймал себя на том, что приближается к ней и мужское удовлетворение в чистом виде струится по его венам. – То есть, нет, не хотелось… Я… Ты ведь помнишь, я тоже немного выпила, так что на самом деле я не хотела…

- Хлоя?

Она, кажется, попыталась сделать еще один шаг назад, но на ее пути был стол, и тогда, похоже, она попыталась опереться на него. Ее ладони дважды соскользнули с его поверхности, прежде чем она преуспела в том, чтобы пытаться выглядеть непринужденно.
- А? Что?

- Хлоя?

Он застыл. Это был не его голос. Голос доносился со стороны двери.

Они оба обернулись и увидели Оливера, стоящего в проеме. Вообще-то, он не стоял, если быть точным, а покачивался. А затем, спотыкаясь, двинулся прямиком к Хлое.

- Оливер? Ты что, вып… – она отклонилась назад над столом, но тот поймал ее за талию, крепко целуя. Кларку хватило выдержки не реагировать… до тех пор, пока ему не стало казаться, что это продолжается уже долгие годы, его кулаки сжимались и разжимались, и он почти был, к черту, готов оттащить его от нее, когда Оливер разорвал поцелуй и взглянул на него через плечо.

- О, прости, Бойскаут. Не хотел задеть твои чувства. – Он покачал головой. – И о чем я только думаю? Целовать чужую жену.

22 декабря, 2011

Она подошла к столу и, развернувшись, облокотилась об него.
- Ты ведь хотел услышать все о великом побеге Хлои Салливан, верно?

- Да, но…

- Полагаю, нам нужно начать не с того, что именно я сделала, а почему.

- Потому что ты узнала о том, что я сделал с твоими воспоминаниями, за что я уже извинился. А теперь, почему бы тебе просто не сказать это, раз уж ты настолько…

- Вообще-то нет, не извинился, но давай пока оставим это, чтобы я смогла продемонстрировать тебе, что не все вращается только вокруг тебя, – громко закончила она. – Может быть, я ушла для себя. Я ушла… сама по себе, – ее голос сорвался, а затем затих. – Мне когда-то нравилось быть Хлоей Салливан, – немного погодя, тихо проговорила она. – Мне нравилось, кем она была, и кем могла бы стать. А потом… я не знаю, когда все изменилось. Возможно, когда я стала метеоритным фриком, или когда Лекс уволил меня, или же когда я надела гарнитуру и начала жить ради всех, кроме себя, или, может, в тот миг, когда я вошла в больничную палату и… Да. Наверное, тогда, – она замолчала.

- Что случилось тогда?

- Я перестала видеть, кем могу стать, – сказала она, глядя в пространство. – Я лишь видела дни, похожие один на другой, уходящие в бесконечность. Я пялюсь в мониторы, стучу по клавишам, гарнитура постоянно у моего уха и… я просто увязла. А затем пришел он.

- Кто? – Кларк шагнул к ней. – Кто заставил тебя сделать это?

Она покачала головой и двинулась от него, направившись к дивану.
- Никто не заставлял меня ничего делать. Он просто облегчил это. Предоставил возможность.

- Кто? – с нажимом спросил он, возвышаясь над ней.

Она села и посмотрела на него.
- Какая разница? Это было мое решение, о котором я не жалею. Я должна была начать все сначала. Если бы я смогла начать сначала, то я смогла бы снова стать той девушкой с будущим. Я могла бы даже снова писать, если бы я была просто… кем угодно, кроме себя.

- Ты могла бы быть собой и писать, – нетерпеливо произнес он.

- Нет, не могла. Биография Хлои Салливан состояла из белых пятен. Хлоя Салливан была окружена секретами. Хлоя Салливан была слишком, к черту, связана с…

- Прекрати говорить о себе так, будто бы ты – это не ты.

- Но я – это не я. По крайней мере, не та я. Сейчас я стала той… кем всегда хотела быть, – проговорила она, ее голос дрожал. – Э. Дж. Кокран – журналист, и чертовски хороший, и живет она в реконструированном маяке, и занимается своим садом, когда дома, и посещает интересные рестораны, когда выходит в свет, и даже берет уроки керамики, несмотря на то, что у нее ужасно получается, потому что она обычная и нормальная. У нее есть хобби, знаешь, такие вещи, которые нормальные люди делают в свободное время. А Хлоя Салливан не могла иметь этого, потому что у нее никогда не было свободного времени, – она провела рукой по глазам. – Она – хороший человек. Нормальный человек. Два момента, которых Хлоя Салливан никогда не сможет достичь.

- Хлоя Саллив… Ты была хорошим человеком.

- Без обид, Кларк, но ты знаешь Хлою Салливан гораздо хуже, чем думаешь. Она была жалкой и одинокой, и плохой женой, и помешанной на всеобщем контроле, и у-у-у… – она внезапно разрыдалась.

Он подошел к дивану и сел рядом, отчаянно желая обнять ее.
- Хлоя?

- Не называй меня так, – она шмыгнула носом, сотрясаясь от рыданий. Он все-таки привлек ее к себе, несмотря на то, что она напряглась. – И не прикасайся ко мне. Я не хочу, чтобы меня трогали.

- Как бы не так, – сказал он, удерживая ее возле себя, пока она не обмякла, продолжая рыдать в щит на его груди. Его костюму сегодня досталось по полной – он был покрыт 7 Up'ом, виски, кровью, а теперь еще и слезами. – Ты всегда была лучшим человеком из всех, кого я знал. Я говорил тебе однажды.

- Это было до того, – всхлипнула она.

- До чего?

- У меня тоже есть секреты, Кларк. Те, о которых ты и понятия не имеешь, и… – она осеклась, качая головой у него на груди.

- Тогда расскажи мне их. Сегодня между нами нет никакой лжи.

- Я не могу, – выдохнула она, отстраняясь.

Но он не позволил ей. Оставив одну руку у нее за спиной, он приподнял ее подбородок вверх.
- Хлоя, ты можешь рассказать мне все. Предполагалось, что… как раз такой и станет сегодняшняя ночь. – И дело было не просто в сегодняшней ночи. Суть заключалась в них самих, и несколько лет отчуждения, а затем разлуки не перечеркивали тот факт, что Хлоя Салливан и Кларк Кент не держали секретов друг от друга.

Она смотрела куда угодно, но только не на него.
- Даже если это изменит то, какой ты видишь меня? Навсегда? – она горько рассмеялась. – Спорим, тогда ты подпишешь те бумаги на суперскорости.

- Хлоя, сомневаюсь, что ты кого-то убила.

Она снова хрипло засмеялась, затем встретилась с ним взглядом, и ее смех перешел в рыдания.
- Да, это так. Это именно так.


 
puppy-eyeДата: Четверг, 06.07.2017, 00:08 | Сообщение # 59
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 651
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата Anasko ()
- Хлоя, сомневаюсь, что ты кого-то убила.
Ну, этого, елси даже и было, я точно уже не помню smile
 
AnaskoДата: Четверг, 06.07.2017, 00:16 | Сообщение # 60
Знает всю Клою наизусть
Группа: Наши люди!
Сообщений: 575
Репутация: 6
Статус: Offline
ГЛАВА 13

Он очень надеялся, что сейчас она говорит о Хлое Салливан.
- Ладно, пусть ты и сфальсифицировала свою смерть, – начал он, ожидая от нее подтверждения, потому что это должно было быть об этом. – Но это не одно и то же, как на самом деле убить…

- Я говорю не обо мне, и я не сожалею о том, что сделала с собой, – глухо ответила она. – Тебе пора бы уже и понять.

Он попытался ухватиться за соломинку.
- Если ты считаешь, что Джимми – это твоя вина, то тебе придется встать в очередь. Не менее миллиона действий внесли свой вклад в то, что…

Она качнула головой и отстранилась.
- Это произошло задолго до смерти Джимми, но, если разобраться, не так уж и задолго.

- Ты же знаешь, в твоей жизни случалось всякое, – почти неистово произнес он. – Тебе приходилось защищать себя от множества…

- Это не было самообороной. Возможно… косвенно, но… Господи, да какое это имеет значение? Зачем я вообще рассказываю тебе? – она поднялась и решительно направилась прочь. – Это бессмысленно. Вся эта долбаная ночь бессмысленна! Для чего ты это делаешь? – прорычала она, разворачиваясь и сверля его взглядом. – Почему ты не можешь просто подписать эти проклятые бумаги? Все равно юридически я мертва. Так что с юридической точки зрения мы даже не женаты.

- Тогда к чему беспокоиться? – он встал, его руки сжались в кулаки. Она опять продолжала то же самое. Постоянно, стоило ему лишь приблизиться, как она отталкивала его. Словно их отношения на протяжении множества совместных лет были разом воспроизведены за одну эту адскую ночь. – Зачем вообще подписывать эти проклятые бумаги?

- Да мне без разницы, Кларк. Я уже давно оставила все в прошлом. Я с этим покончила. Я делаю это только ради Аллана. Ты поставишь свою подпись, а я оплачу чертовы судебные сборы. Ему нужно знать, что я свободна от тебя, и тогда мы сможем сделать все так, как надо. Я могу объявить себя живой, поменять имя на свое прежнее, а затем на его. Я просто хочу двигаться вперед. Хочу перестать прятаться и хочу, чтобы все это было легальным и нормальным.

- И каким же образом фальсификация собственной смерти является легальной или…

- Я без всякого шума улажу это. Я была в Англии, – сказала она, вздернув подбородок. – Я просто… Уехала, начала писать под псевдонимом. И… откуда мне было знать, что все думают, будто я мертва?

- Это – абсолютная ложь.

- Уж не тебе-то точно читать мне об этом проповеди, поэтому даже не пытайся. Я сделаю так, и после все будет по-честному и в открытую, и я смогу жить дальше.

- И насколько же в открытую? – спросил он, скрестив руки на груди. – Планируешь ли ты рассказать, среди прочих, Лоис и Олли о том, что жива?

Она застыла и отвела глаза.
- Я не забегала так далеко. – Она опять встретилась с ним взглядом. – Но я не понимаю, с чего бы я должна им рассказывать. Они не ищут меня. У всех все хорошо. Я не нужна им больше, и, черт возьми, я в полном восторге от того, что во мне не нуждаются. И, хочу напомнить, это не об одних лишь нас с тобой. Мне не только приходилось наблюдать за тем, как сама я постепенно исчезаю. Я вынуждена была смотреть, как моя кузина получает все, абсолютно все то, о чем я когда-либо мечтала. И вероятно, это мелочно, но не кажется ли тебе, что я снова и снова на каждом таком повороте могла чувствовать себя раздавленной и уничтоженной? – она повысила голос, расхаживая взад и вперед. – Единственное, что мне оставалось – так это делать вид, что я вполне довольствуюсь теми обрывками личности, которые у меня еще сохранились, собирая по кусочкам их каждый проклятый раз, когда я пыталась разобраться, кто же, черт возьми, я теперь такая. А затем я подумала, что обрела себя со Сторожевой Башней. Это было кое-чем, что у меня могло бы быть, чем-то секретным. Настолько секретным, что никто не смог бы отнять, но, вместе с тем, до такой степени секретным, что я… я почти что перестала существовать. А Олли… Да, он научил меня вновь смеяться, но, находясь с ним, я все дальше и дальше погружалась в тот мир, который забирал у меня все, – она перестала кричать, перейдя на едва слышный шепот. – Мне надо было начать все сначала. В одиночестве. Без кого бы то ни было из вас. Без Хлои Салливан. Почему ты не видишь этого? Почему ты не позволяешь мне?

Он тяжело сглотнул, понимая, что не может поспорить ни с одним из ее слов.
- Потому что сегодняшняя ночь еще не закончилась. – Вряд ли это являлось хорошим аргументом или же аргументом вообще. Но кроме этого у него ничего не осталось. – Ты так и не рассказала мне, что же такого сделала.

Она побледнела и попятилась к стене.
- Я и не хочу рассказывать.

- Знаю, что не хочешь. Но я также знаю, что тебе это нужно.

Она закрыла глаза и откинула голову назад.
- Я совершила кое-что ужасное ради тебя. И я не имею в виду фиктивную женитьбу. Почему бы нам не поставить здесь точку и не закрыть тему?

- Думаешь, я не совершал ужасных поступков ради тебя?

- Ничего, сравнимого с этим. – Она замолчала, дрожа всем телом. А затем ее словно прорвало: - Господи, Кларк, я убила человека! – она быстрым шагом двинулась прочь от стены, тяжело дыша сквозь зубы. – И это был не какой-нибудь головорез, приближающийся с жаждой убийства во взгляде. Не кто-то, склоняющийся надо мной с намерением прикончить, – она остановилась, обхватив себя руками. – Он лежал на больничной койке, черт возьми! Это даже отдаленно не походило на самозащиту. Его звали Себастьян Кейн… или же Уилсон Тернер на самом деле. Внесем уж ясность, учитывая то, что я положила конец его существованию.

- Себастьян Кейн. Я вроде бы помню его, – кивнул Кларк. – Он напал на Лоис и… я остановил его. Но едва ли мы были знакомы. Я и не думал о нем после. Даже не знал, что он умер.

- Полагаю, ему пришлось, – сказала она, ее голос дрожал. – Он был вором воспоминаний, Кларк. Он находился в Блэк Крике вместе со мной. Он мог читать воспоминания людей с помощью всего лишь прикосновения. Он сказал кое-что о том, что он увидел, когда дотронулся до тебя, и я… тоже дотронулась до него. Я убила его.

Кларк опустился на диван и уставился на нее, пытаясь представить, как она невозмутимо взводит курок, расчетливо возится с медицинским оборудованием либо стоит с ножом в руке… но вообразить это было абсолютно невозможно.
- Как ты могла его убить? – спросил он, обращаясь почти что к самому себе. – Ты никогда бы не…

- Я дотронулась до него. Я убила его.

- Это не имеет никакого смысла. Может, ты только думаешь, что ты виновата, или…

- Разве ты не помнишь тот год? Он воровал воспоминания, а я была заражена достаточным количеством информации, чтобы перегрузить его ею, Кларк. Человеческий мозг – всего лишь очень сложный компьютер, – произнесла она, ее голос прозвучал неожиданно низко и монотонно. – Загрузи в него слишком много данных – и он сломается. И все данные будут утеряны, – она вздрогнула. – Я так сказала ему. Это по-прежнему здесь, в моей памяти. Сейчас оно кажется таким отчетливым и прокручивается у меня в голове снова и снова. А тогда все было словно в тумане, будто бы никогда и не происходило, но это произошло. Я даже слышу свой голос, но… он без всяких эмоций. Потом, когда я шла от той палаты, осознавая, что же я только что совершила, я подумала… я имею в виду, как же могла я быть настолько равнодушной? Он ведь был человеком, верно? Он был просто запутавшимся мета человеком, которого пытали в Блэк Крик. И разве я не помогала таким, как он, на протяжении месяцев? Зачем мне было убивать одного из тех самых людей, которых я пыталась спасти? И я запрятала это как можно глубже. Я похоронила это. Что было совсем не сложно сделать – мой мозг и так готов был взорваться: с Брейниаком внутри, напичканный гораздо большим количеством всякой всячины, чем я была в состоянии вынести даже и без…

- Это сделал Брейниак, – решительно перебил ее Кларк. – Это был он.

- Нет, – прерывающимся голосом проговорила она. – Я хочу сказать, я тоже думала об этом. Но Брейниак являлся не более чем оружием. Это сделала я. Лучше всего сформулировал Олли. Желание защитить тебя у меня на уровне инстинкта. У меня, а не у Брейниака.

- Оливер знал об этом?

6 июня, 2010

Оливер, очевидно, знал. И Кларк полагал, ему следовало бы попытаться как-нибудь все объяснить, но единственное, чего он хотел в настоящий момент – так это оттащить его подальше от своей проклятой жены.

К счастью, Хлоя вмешалась прежде, чем он успел бы это сделать, просочившись между Оливером и столом и выскальзывая из его рук.
- Откуда ты знаешь?

Он довольно-таки резко рассмеялся.
- Как я могу не знать, что происходит с моей собственностью? – Кларк чуть было не набросился на него, ощущая жар в глазах, но он продолжил. – Это не о тебе, детка, – с ухмылкой произнес он. – Я говорю о казино "Счастливая Семерка". Одном из потенциальных объектов недвижимости Куин Индастрис. Я собирался модернизировать этот кусок дерьма. И я был так чертовски занят в Стар-Сити, пытаясь организовать защиту для Кларка, что мне пришлось послать своего ассистента взглянуть на это место поближе. Но знаете что? Не уверен, что все еще хочу его, – сказал он, свирепо глянув на Хлою. – Наряду с прочим.

- Нет, Оливер. Что бы ты там ни думал, ты все неправильно понял.

- Неужели? Поскольку я думал, что моя якобы девушка и мой якобы друг поженились по-вегасски. Поэтому, если только ты не намереваешься сказать, что это неправда, – он повысил голос, – то я не желаю ничего слышать. – Он двинулся к Кларку. – А ты у нас, значит, играешь роль крутого и молчаливого, да, Кларк? Не собираешься ли объяснить, каким это образом моя девушка теперь твоя жена? Потому что я могу найти кое-что зеленое и сияющее, если ты считаешь, что это поможет развязать твой язык, который ты засовывал ей в глотку.

Хлоя встала между ними.
- Он тут ни при чем. Я все устроила, Оливер. Я напоила его и…

- Да, Эмиль поведал мне о том веселом коктейльчике, который он приготовил для тебя, – проговорил он, по-прежнему глядя на Кларка поверх ее головы. – Сказал, что ты хотела помочь Бойскауту расслабиться. Мне показалось это отличной идеей, пока я не перезвонил, наконец, Джеймсу и не узнал, о чем же парню так срочно потребовалось мне сообщить.

- Тогда ты должен знать, что Кларк понятия не имел, что делает. Если тебе нужно на кого-то злиться, то злись на меня.

- Я злюсь на тебя по полной, не переживай, – жестко произнес он. – Но поверь уж тому человеку, на счету которого не менее нескольких миллионов собственных попоек: ты достаточно хорошо понимаешь, что делаешь.

Кларк выдержал его взгляд, продолжая молчать. Потому что в данную секунду не был уверен, хочет ли швырнуть его в стену или молить о прощении.

- Но давайте будем считать, – начал Олли, отворачиваясь и направляясь к окну, и вытаскивая флягу из пиджака, – что бедный Кларк был абсолютно не в себе, а моя гениальная девуш… Ой, извините. Я имел в виду… его жена тайно выносила этот план. – Он снова повернулся к Хлое. – Для чего? Немного секса на прощанье? Собралась наконец-то отхватить от него кусочек после всего этого…

Она подошла к нему и забрала флягу.
- Оливер, послушай меня. Я была трезвой. Я напоила Кларка и обманом заставила жениться на себе.

- О, это все меняет, – он потянулся за флягой.

Она убрала ее за спину.
- Я поступила так, чтобы уберечь его от тюрьмы, потому что он был упрямым, как осел. Если бы мы были женаты на момент тех событий, а мы были, учитывая небольшую подтасовку даты, то мне не пришлось бы свидетельствовать против него, дойди дело до суда.

Оливер замер и уставился на нее.
- Так вы просто… это не было…

- Это всего лишь бумажка, Олли. Юридически оформленный брак. Не более того. Я должна была сделать это по-настоящему, чтобы он принял тот факт, что я не стану давать против него показания. И все почти что закончилось. Эмиль обо всем позаботился. Но тогда я еще не знала этого и хотела быть уверенной.

Оливер изумленно смотрел на нее.
- И… почему ты не сказала мне, что собираешься…

- А ты бы мне позволил?

- Я… Знаешь, Хлоя, я уже наблюдал за тем, как ты совершала довольно-таки экстремальные поступки ради этого парня, но это немного слишком…

- Нет, ничего такого. Когда все уляжется, мы это исправим. Просто быстрый развод, и словно бы этого и не было, и никто, кроме нас, никогда и не узнает, что на какие-то пару секунд мы были женаты, так как суда не будет, потому что…

- Черт! – Оливер схватился за голову. – Я рассказал Лоис.

Хлоя тоже поднесла руку к голове.
- О боже! Зачем ты…

- А что мне оставалось делать? Мой ассистент видел, как моя девушка и мой друг припечатали друг друга к стене и… – он прищурился. – Нет, – в его лице снова появилась жесткость. – Нет, нет. Все это было. И не только это. Он видел вас.

Хлоя отступила на шаг.
- Ты хочешь сказать, что твой ассистент… видел…

- Ах да, Джеймс, – небрежно проговорил он. – Совсем забыл. Вы ни разу не встречались, но ему попадалась на глаза твоя фотография у меня на столе, и, полагаю, после того, как я поручил ему организовать для нас ужин в «у Тиффани» на следующей неделе, он в курсе, что между нами все серьезно. Но знаешь что? Думаю, теперь я могу и пропустить это свидание.

Хлоя побледнела.
- Олли…

- Я совсем не собирался сразу же обрушивать на тебя такое. Я знал, что мне придется ждать. В смысле, я спал с тобой на протяжении месяцев, прежде чем ты хотя бы начала называть себя моей девушкой. Ты не из тех, кто просто берет и сломя голову кидается замуж за какого бы то ни было… Ой, подождите-ка.

- Оливер, все не так. На самом деле я не…

- Чш-ш-ш! – он медленно приблизился к ней и выхватил свою флягу из ее безвольной руки. – Я расскажу вам историю Джеймса. Она довольно забавная, – он сделал длинный глоток. – Понимаете ли, это место – та еще дыра, и вот, он спускается вниз по лестнице, чтобы пожаловаться по поводу постоянно бегущей воды в унитазе, видит эту парочку, которая нагло обжимается у всех на виду, и советует им уединиться. Что они и делают. Кларк и Хлоя Кент. И самым забавным там было то, что девушка по имени Хлоя, та самая, которая сняла люкс для новобрачных, выглядела точь-в-точь как Хлоя на моем фото. Конечно же, он не знал, кто такой Кларк Кент. Но зато знал я. Или же думал, что знал, – он обогнул Хлою и впился взглядом в Кларка. – Ты, здоровяк, можешь сказать свое слово в любой момент, как только захочешь.

Он не хотел, но ему пришлось бы, если бы Хлоя не вмешалась первой.

- Нет, Олли, – она опять встала перед ним. – Ты должен верить мне. Женитьба нужна была только затем, чтобы защитить его. А все остальное… это совсем не то, чем кажется…

- Не более чем юридически оформленный брак, верно? И вы почти как брат и сестра. Так, выходит, вы двое не целовались, словно пара подростков, и не снимали люкс для новобрачных?

Хлоя открыла было рот и снова закрыла, не проронив ни слова.

- Знаете что? – он вытащил телефон. – Давайте разберемся с этим прямо сейчас. Вы хотите мне сказать, что Джеймс наврал? Одному только Богу известно, с чего бы ему, но если оно так, то я уволю его к чертовой матери сию же секунду.

Хлоя несколько раз глубоко вдохнула.
- Я сделала это ради Кларка.

Олли сжал свой телефон и зашагал прочь.
- Звучит прям как какое-то твое долбаное эхо.

Она последовала за ним к двери.
- Он был пьян и запутался, и он подумал, что все происходит всерьез, а я позволила ему продолжать так думать, но только на время. И мы не делали ничего такого, абсолютно. Клянусь, что я не…

- И значит, вот они – наши отношения, Хлоя? – он резко развернулся к ней. – Тебя видят с ним голой в душе, либо выходящей, к черту, за него замуж, и предполагается, что мне следует все проглотить?

- Тебе ведь известно, что в тот раз это была одержимость, а сейчас это всего лишь…

- Нет. Отлично. Ты сделаешь что угодно ради Кларка. Я понял. Но как насчет него самого? – он подошел к Кларку. – А тебе-то зачем было это делать, Кларк?

- Я же сказала, он был пьян. Он не осознавал того, что он дела…

- Чушь! – отрезал Оливер. – Как я уже говорил, ты прекрасно осознаешь то, что ты…

- Он злился на меня всю неделю. Он совсем не хотел…

- Нет. Я в курсе, как ведут себя пьяные. Никто не сможет заставить тебя сделать то, чего ты не хочешь. – Он вплотную приблизился к Кларку. – Должен был заполучить и ее тоже, да? Сдается мне, у каждой девушки, существующей в твоей жизни, на заднице стоит штамп «собственность Кларка Кента». Вот оно, значит, что?

- Оливер, да он даже не разговаривает со мной. Он…

- В этом наши желания совпадают, – бросил он через плечо. – К тому же, я на самом деле хочу услышать это от Кларка.

Между ними повисло молчание. Кларк смотрел то на Оливера, крепко стиснувшего челюсти и с жестким взглядом, то на Хлою, чье лицо превратилось в маску боли, в то время как она переводила взгляд с него на Оливера. В голове промелькнула безумная мысль, как же выглядит он сам. Наверное, как приговоренный, потому что теперь все было кончено. Та жизнь, которую он знал, и этот уютный, хоть и не беспроблемный круг друзей… все это заканчивалось здесь и сейчас.

Не оставалось ничего такого, что он мог бы сказать или сделать. Оливер был прав. Хлоя не принуждала его ни к чему. Она лишь сняла запреты. И Хлоя, в свою очередь, тоже была права. По-любому, этот брак не был настоящим. Нет, если она так отчаянно пытается удержать Оливера. И в данный момент он и сам не стремился сохранить этот маленький круг своих друзей.
- Думаю, мы должны подать на развод как можно скорее, – сказал он Хлое. Затем повернулся к Оливеру. – И я не вижу смысла говорить об этом. Это случилось. И все закончилось. Между всеми нами все закончилось. – Он направился к двери, подозревая, что может в том числе распрощаться и с остальной компанией. Они последуют за Оливером или Хлоей. Так или иначе, он никогда особо-то и не был командным игроком. Что же касается Лоис…

- Да, правильно. Уходи, – крикнул Оливер ему в спину. – В этом весь ты.

- Оливер, пожалуйста. Мы все расстроены. Вероятно, нам нужно время, чтобы…

- Знаешь, чего я не понимаю, Хлоя? Почему ты, черт возьми, поступаешь так. Будто все остальное не имеет значения, когда речь заходит о нем, тогда как ему самому даже абсолютно наср*ть, известно ли тебе вообще, кто он такой, – его голос сорвался на вопль.

Кларк застыл.

- Да. Полагаю, пришло время позволить Хлое узнать, за кого именно она продолжает бороться.

- Оливер, что ты…

- Может, спросишь его, что же он сделал? Спроси у него, отчего ты не помнишь собственную свадьбу? – услышал Кларк позади. – А затем спроси себя, почему ты постоянно жертвуешь всем ради него?

Кларк закрыл глаза, почувствовал, как Олли прошел мимо него, и двери с механическим шипением закрылись. И тогда он обернулся. Он не хотел, но должен был.

Она смотрела не вслед Оливеру, а прямо на него, ее руки, которые она сжимала перед собой, дрожали.
- О чем он, Кларк?

- Это уже не имеет значения. – Он снова направился к двери, но Хлоя бросилась перед ним.

- Это имеет значение для меня. Потому что я все еще бьюсь над тем, чтобы понять, что же я действительно помню о тех месяцах, а что – нет, и если ты сыграл в этом какую-то роль…

- Я не забирал твои воспоминания, – глухо сказал он. – Это сделал Брейниак. Я попросил Джор-Эла их вернуть.

- Тогда почему я не…

- Я попросил, чтобы он вернул не все.

Боль в ее глазах сменилась замешательством, а потом решимостью за считанные секунды. В какой-то мере он будет скучать по этому. Как же легко можно читать по ее лицу, если всего лишь попытаться.
- Тогда почему я до сих пор…

- Изъяв Брейниака, Легион отменил все, что тот проделал с тобой, – начал он, отвечая на вопрос, который она еще не успела закончить. Он будет скучать и по этому тоже. Насколько же просто с ней всегда было находиться на одной волне, даже когда он не хотел. – И вместе с тем отменил все то, что сделал я, – он понимал, что забивает последний гвоздь в крышку их гроба. Но пусть уж будет так.

- И ты говоришь про игры с чужими жизнями, – произнесла она отрешенно.

- Знаю, – он повернулся к дверям, ожидая, пока они снова откроются.

- Убирайся.

- Да, – сказал он, когда они открылись.

- И там и оставайся, – услышал он ее надрывный крик, проходя через дверной проем.

Игнорируя лифт, он устремился к лестнице. Так будет быстрее. Так все гораздо раньше прекратится. Потеря всех близких на самом деле была лишь вопросом времени. Уж лучше поскорее с этим покончить.

Оказавшись на улице, он вынул телефон и проверил текстовые сообщения, зная, что найдет. Только одно от Лоис. Очень простое: «пошел ты». Он знал, что если она хотя бы лишь допускала возможность все уладить, то он обнаружил бы тираду на пять СМС. Он набрал ей, зная, что его номер будет заблокирован. И так оно и было. Она с головой окунулась в ненависть. И вероятно, ей и следовало. Всю ту ночь, которая, как он тогда полагал, была его последней ночью на свободе, прикасаясь, и целуясь, и вступая в брак, он ни разу даже не вспомнил о ней. Поэтому с чего бы ему пытаться все исправить? В данную минуту он не был настроен предпринимать какие бы то ни было попытки. Еще там, с Оливером, он понимал, что мог бы повесить вину на Хлою. С Лоис можно было бы так и сделать. Но какой смысл? Это только оттолкнет от Хлои их всех, а она не хотела бы этого. Он был тем, кто хотел остаться один. Сейчас он жаждал одиночества больше всего на свете.

Он взглянул вверх, в ясное небо. Не было видно ни облачка. Он мог бы стать таким одиноким, каким ему хотелось бы быть. Он продолжал смотреть ввысь, и он готов был поклясться, что способен взмыть сию же секунду, если…

Слева от него раздался автомобильный гудок, и он оглянулся по сторонам, на толпу высыпавших на улицу после окончания рабочего дня людей. Не самое подходящее время для подобных экспериментов. Он направился в переулок, чтобы умчаться отсюда прочь, размышляя о том, что каждый раз, когда он подумывал попробовать, момент оказывался не самым подходящим. Но он не особо-то стремился подвергать это анализу. В отличие от того, как было бы когда-то, в давние времена. Он с родителями либо он с Хлоей сидели бы часами, обсуждая и разбираясь, «как» да «почему». Но те дни остались в прошлом. По сути, все эти люди ушли из его жизни.

И он знал, что должен бы переживать. Но прямо сейчас ему было все равно.

22 декабря, 2011

- Оливер знал об этом?

- Он видел запись, как я шла от Кейна, когда тот умер, – прошептала Хлоя. – Он хотел удостовериться, что я буду молчать о нем и Лексе, поэтому попросил держать это в секрете, или же он сообщил бы тебе о том, что я…

- Что? – Кларк резко встал. – Он шантажировал тебя? Этот сукин…

- Господи, зачем я сказала? – она подошла к Кларку. – Кларк, оставь это. У него были тяжелые времена, и он запутался и…

- И это означает, что он может шантажировать тебя, и ему все сойдет с рук? – он сжал кулаки. – И ты встречалась с ним после этого?

- Прошел год, и к тому времени все изменилось, и мы обсуждали случившееся несколько… да оно теперь уже и не важно. Шантаж или инстинкт самосохранения, едва ли это имеет значение сей…

- Это шантаж, и это имело значение тогда и имеет сейчас. Потому что ты позволила ему. Ты могла бы рассказать мне сама.

- Чтобы ты бросил меня на три месяца раньше, чем ты сделал это в действительности? И ты сам говорил, что не следует сообщать о таких вещах, раз уж ты никогда не рассказал бы мне о моих воспоминаниях и…

- Не меняй тему. Я бы не бросил тебя. Я бы помог тебе. Потому что я знаю, что на тебя совсем не похоже бегать по городу и убивать людей!

- Может, я веду себя так только тогда, когда речь заходит о тебе! – заорала она, а затем притихла. – Или вела себя раньше. Возможно, ты был прав, попытавшись забрать мои воспоминания, если я была настолько опасна…

- Не говори так. Ты не опасна. Твой разум был захвачен, и я тоже совершал ужасные вещи, не имея даже такого оправдания. Когда кого-то любишь…

- Только давай не будем производить перепись всех тех случаев, когда у тебя сносило крышу из-за Ланы. Думаю, всем нам теперь уже известно, что это был полный…

- Я говорю не о Лане. Я говорю о тебе.

- Ты опять намекаешь на то, что любишь меня, и…

- Так оно и есть, черт возьми! Знаешь, сколько раз я пытался оставить тебя и не мог? Ты не знаешь, что я сделал ради тебя.

- И много же людей ты убил?

- Ни одного. Но мог бы. Очень легко. Те башни могли бы убить огромное количество, – сказал он, обращаясь почти что к самому себе. – Не знаю, что на меня нашло. Мне следовало всего лишь уничтожить оборудование, но я был безответственным идиотом. И единственное, о чем я способен был думать в тот момент – так это о тебе.


 
Форум » Клоя » Фанфикшн » Как мы к этому пришли (перевод, отредактирован и закончен!) (Кларк/Хлоя, NC-17)
Страница 4 из 6«123456»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 |